Командиры: место назначения - спецназ




Дей­ст­вую­щий офи­цер сил спец­на­зна­че­ния внут­рен­них войск МВД
Рос­сии под­пол­ков­ник Олег С. – за­мес­ти­тель ко­ман­ди­ра от­ря­да
спе­ци­аль­но­го на­зна­че­ния, уча­ст­ник обе­их че­чен­ских
кам­па­ний, на­гра­ж­ден дву­мя ор­де­на­ми Му­же­ст­ва и ме­да­лью «За
от­ва­гу». Пре­ж­де чем ока­зать­ся в от­ря­де спе­ци­аль­но­го
на­зна­че­ния, Олег во­семь лет про­слу­жил в ка­ла­чев­ской бри­га­де
внут­рен­них войск, окон­чил Об­ще­вой­ско­вую ака­де­мию.

«Же­ла­нье
быть пер­вым и чтоб луч­шей про­бы!»

5
сен­тяб­ря 1995 го­да
 

— Вот этот из­гиб. — Олег ука­зал
во­ди­те­лю на кру­той по­во­рот до­ро­ги у под­но­жия гор­но­го
хреб­та. – Сбавь ско­рость. Три дня на­зад здесь БТР по­дор­вал­ся. К
сча­стью, обош­лось без по­терь, толь­ко кон­ту­зия­ми ре­бя­та
от­де­ла­лись.

Олег, ко­ман­дир взво­да спец­на­за
ка­ла­чев­ской бри­га­ды, на­прав­лял­ся со свои­ми бой­ца­ми в
Бе­ло­ре­чье встре­чать ко­лон­ну.

Ко­гда на опас­ном из­ги­бе
до­ро­ги БТР ми­но­вал во­рон­ку, ос­тав­шую­ся от не­дав­не­го взры­ва,
Олег по­пы­тал­ся свя­зать­ся с ба­зой.

— ”Дра­кон”, я «Гном”.
При­ем!

«Дра­кон” — по­зыв­ной ко­ман­ди­ра.

Но связь
бое­ви­ки глу­ши­ли от Бе­ло­ре­чья до Но­во­гроз­но­го. Оба ви­да
стан­ций спец­на­зов­цев ра­бо­та­ли толь­ко на при­ем.

«К нам
дви­жут­ся гос­ти, не­об­хо­ди­ма ва­ша по­мощь» — этот
ра­дио­пе­ре­хват под­твер­дил до­гад­ку Оле­га о том, что за ни­ми
сле­дят. Он при­нял ре­ше­ние дое­хать до Бе­ло­ре­чья и, не
до­жи­да­ясь ко­лон­ны, вер­нуть­ся на­зад к мес­ту не­дав­не­го
под­ры­ва.


На об­рат­ном пу­ти впе­ре­ди сно­ва
по­ка­зал­ся зна­ко­мый из­гиб до­ро­ги. Олег тро­нул во­ди­те­ля за
пле­чо…

Ко­ле­со БТРа уже за­вис­ло над во­рон­кой, ко­гда
Олег уви­дел в во­рон­ке чер­ные про­во­да. Он толь­ко ус­пел
по­ду­мать: «Ко­гда рва­нет? Сей­час или ко­гда я их вы­рву?» Олег знал,
что про­во­да, ве­ду­щие к элек­тро­де­то­на­то­ру, на­до обор­вать во
что бы то ни ста­ло. Он спрыг­нул с БТРа, за­жал про­во­да в ку­ла­ке,
рва­нул их со всей си­лы и по­бе­жал по хреб­ту ту­да, от­ку­да
тя­нул­ся про­вод. Во­ди­те­лю, обер­нув­шись, крик­нул: «Жми на всю
же­лез­ку!» Хоть Олег и по­стриг­ся пе­ред ко­ман­ди­ров­кой под ноль,
ощу­ще­ние у не­го бы­ло, что во­ло­сы на го­ло­ве ше­ве­лят­ся от
ужа­са.

Во­ди­тель вы­жал из БТРа все что мож­но. Транс­пор­тер
пе­ре­ле­тел во­рон­ку как на крыль­ях. А Олег до­бе­жал с про­во­да­ми
до ары­ка, вы­ско­чил на пла­то, где маль­чиш­ка-па­сту­шок пас ко­ров, и
уви­дел кон­цы про­во­дов, при­вя­зан­ные к кус­ту. Их ос­та­ва­лось
лишь све­сти вме­сте, что­бы БТР вспо­ро­ло взры­вом…

Как
по­том по­счи­та­ли, Олег на­мо­тал две­сти два­дцать мет­ров про­во­да.
Прие­хав­шие на ме­сто са­пе­ры и раз­вед­чи­ки от­ры­ли в ста­рой
во­рон­ке ми­но­мет­ную ми­ну и два уд­ли­нен­ных ку­му­ля­тив­ных
за­ря­да по два­дцать пять ки­ло­грам­мов тро­ти­ла ка­ж­дый. Один из
за­ря­дов так и не уда­лось из­влечь, при­шлось взры­вать его на мес­те.
Олег ви­дел во­рон­ку, ос­тав­шую­ся от это­го взры­ва. Ес­ли бы
бое­ви­ки вы­пол­ни­ли за­ду­ман­ное, вряд ли кто-то в БТРе ос­тал­ся бы
в жи­вых. А ведь сле­дом шла ко­лон­на с бо­е­при­па­са­ми…

«Страх
– это мер­зо­ст­ное чув­ст­во, — ду­мал Олег, воз­вра­ща­ясь со свои­ми
бой­ца­ми на ба­зу в Ба­чи-Юрт. – Страх ис­пы­ты­ва­ют все без
ис­клю­че­ния. И страх дол­жен при­сут­ст­во­вать, не долж­но быть
тру­со­сти и без­дей­ст­вия. А страх за­став­ля­ет вы­жи­вать и
при­ни­мать хоть ка­кое-ни­будь ре­ше­ние».

Олег вы­вел для
се­бя эту про­стую ис­ти­ну. Про­стую на сло­вах, но не для всех
при­ем­ле­мую на де­ле, а тем бо­лее на вой­не.

Он смот­рел на
го­ры, на из­ры­тую взры­ва­ми зем­лю. Толь­ко две не­де­ли на­зад бы­ло
рас­пре­де­ле­ние в учи­ли­ще, и вот уже ко­ман­ди­ров­ка в Чеч­ню.

Со
свои­ми друзь­я­ми, од­но­курс­ни­ка­ми Олег дав­но го­то­вил­ся к
вой­не. Еще с тех пор, как на вто­ром кур­се ре­шил, что един­ст­вен­ный
вер­ный путь для не­го – это спец­наз. В на­ча­ле де­вя­но­стых
по­пасть в от­ряд «Ви­тязь» зна­чи­ло по­пасть в Эль­до­ра­до.
На­столь­ко же пре­крас­но, на­сколь­ко и не­дос­ти­жи­мо.

В
Пер­сия­нов­ке, в учеб­ной час­ти, Оле­га и его дру­га Иго­ря Аме­ли­на
не столь­ко за­ни­ма­ли тео­ре­ти­че­ские и об­ще­об­ра­зо­ва­тель­ные
пред­ме­ты, сколь­ко ин­те­ре­со­ва­ли ог­не­вая под­го­тов­ка,
во­ж­де­ние и спорт. Они жи­ли меч­та­ми о спец­на­зе и го­то­ви­лись к
вой­не, не жа­лея сил, что­бы по­том спа­сти и лю­дей, и се­бя и
вы­пол­нить по­став­лен­ную за­да­чу.

Из-за тре­ни­ро­вок в
спор­тив­ном го­род­ке Олег с Иго­рем опо­зда­ли на рас­пре­де­ле­ние, и
в 7-й от­ряд, ку­да Олег стре­мил­ся, он не по­пал. Иго­ря Аме­ли­на
на­пра­ви­ли в Крас­но­дар. А на­чаль­ник от­де­ла кад­ров,
под­пол­ков­ник, пред­ло­жил Оле­гу ид­ти слу­жить в ка­ла­чев­скую
бри­га­ду.

— Ес­ли у вас там нет спец­на­за, убе­гу еще по
до­ро­ге, — че­ст­но пре­ду­пре­дил Олег.

Но его не об­ма­ну­ли.
Че­рез не­сколь­ко дней Олег был на­зна­чен ко­ман­ди­ром взво­да
спец­на­за и уе­хал в пер­вую свою го­ря­чую ко­ман­ди­ров­ку.

Ав­густ
1996 го­да

Ка­ла­чев­ская бри­га­да пе­ре­ме­ща­лась
по Чеч­не в ка­че­ст­ве мо­биль­ной груп­пы. Она свое­вре­мен­но
реа­ги­ро­ва­ла на си­туа­цию в рес­пуб­ли­ке и уча­ст­во­ва­ла в
спе­цо­пе­ра­ци­ях. По­том бри­га­ду от­ве­ли под Ас­си­нов­скую. В
Ба­му­те сло­жи­лась на­пря­жен­ная си­туа­ция. Но 6 ав­гу­ста
по­лу­чи­ли при­каз дви­гать­ся на Гроз­ный. И 8-го уже бы­ли на
ок­раи­нах Гроз­но­го в мес­те пред­по­ла­гае­мо­го про­ры­ва бое­ви­ков
в сто­ро­ну Ал­ха­н-Ка­лы и к Тер­ско­му хреб­ту.

Из
Чер­но­ре­чья бое­ви­ков тес­ни­ли, и луч­шим ме­стом для их про­ры­ва
был За­во­дской рай­он, про­мыш­лен­ная зо­на, где удоб­но пря­тать­ся и
удоб­но вес­ти огонь. Еще с пер­во­го штур­ма Гроз­но­го ули­цы
по­те­ря­ли преж­ние очер­та­ния, по­сре­ди ули­цы мог­ли рас­ти
ка­мы­ши, вме­сто за­во­дских по­стро­ек ос­та­лись руи­ны и гру­ды
кам­ней. Ни­ка­ких ори­ен­ти­ров, ка­мен­ная ло­вуш­ка для тя­же­лой
тех­ни­ки.

За­да­ча пе­ред спец­на­зов­ца­ми бри­га­ды стоя­ла
пре­дель­но яс­ная, но труд­но­вы­пол­ни­мая: рас­по­ло­жив­шись вдоль
Ин­ду­ст­ри­аль­но­го шос­се, не про­сто сдер­жи­вать ос­тер­ве­не­ло
рву­щих­ся на про­рыв бое­ви­ков, но и са­мим ид­ти в глубь рай­она.
Дей­ст­во­вать по­этап­но – сна­ча­ла про­рвать­ся к ко­мен­да­ту­ре
За­во­дско­го рай­она, где в ок­ру­же­нии бы­ли на­ши, за­ки­нуть им
бо­е­при­па­сы, во­ду, обес­пе­чить эва­куа­цию ра­не­ных и под­ход
под­раз­де­ле­ний бри­га­ды. За­тем дос­тичь 13-го КПП, а по­том
до­б­рать­ся и до же­лез­но­до­рож­но­го во­кза­ла.

Как две
встреч­ные вол­ны, бое­ви­ки и на­ши бой­цы на­ка­ты­ва­лись друг на
дру­га и, те­ряя лю­дей, от­сту­па­ли на преж­ние по­зи­ции.
Раз­вед­чи­ки, от­пра­вив­шие­ся в глубь рай­она, дош­ли до неф­тя­но­го
от­стой­ни­ка и по­па­ли в за­са­ду. Олег ус­лы­шал их прось­бу о
по­мо­щи по ра­ции.


Спец­на­зов­цы сквозь пе­ре­кре­ст­ную
стрель­бу, взры­вы гра­нат и мин бро­си­лись вы­ру­чать бра­ти­шек.
Сре­ди раз­вед­чи­ков бы­ли ра­не­ные и кон­ту­же­ные. Груп­па
спец­на­за обес­пе­чи­ла им от­ход и вы­та­щи­ла из ок­ру­же­ния. В
го­ряч­ке боя по­ка­за­лось, что спас­ли всех, а ко­гда вер­ну­лись на
ба­зу, хва­ти­лись хи­ми­ка сер­жан­та Гри­ди­на.

Поз­же Олег
уз­нал, что в Гри­ди­на вы­стре­ли­ли из гра­на­то­ме­та, и он ос­тал­ся
ле­жать там, на мес­те боя, без соз­на­ния. А оч­нул­ся, ко­гда свои
уже уш­ли. Он уви­дел кос­тер, под­полз. Во­круг ко­ст­ра си­де­ли
бое­ви­ки.

Его схва­ти­ли, жес­то­ко пы­та­ли и уби­ли. Че­рез
не­сколь­ко дней его пе­ре­да­ли в об­мен на бое­ви­ков, взя­тых в плен.

Три дня Олег со сво­им взво­дом без­ус­пеш­но пы­тал­ся
про­рвать­ся к ко­мен­да­ту­ре, ис­поль­зуя при­дан­ные им два БТРа и
БМП. Но бое­ви­ки да­ви­ли в от­вет все силь­нее. Друг Оле­га –
Ви­та­лий Не­елов про­из­нес: «Од­на­ко не­при­ятель тес­нит…» Это
всех по­за­ба­ви­ло, но по­том ста­ло не до сме­ха. Бан­ди­ты пы­та­лись
от­сечь про­ры­вав­шую­ся груп­пу. Им не уда­ва­лось. То­гда они
про­би­ли ем­кость с неф­тью, и пе­ред спец­на­зов­ца­ми серь­ез­ной
пре­гра­дой встал столб чер­но­го гус­то­го ды­ма. Вы­ско­чить из-за
ды­ма в не­из­вест­ность – зна­чит рис­ко­вать людь­ми и
ма­ло­чис­лен­ной тех­ни­кой. На ско­ро­сти и в кю­вет за­ехать
не­дол­го.

Об­на­глев­шие бое­ви­ки са­ди­лись вер­хом на
за­бор, воз­вы­шав­ший­ся мет­рах в три­дца­ти от на­ших по­зи­ций, и
стре­ля­ли из гра­на­то­ме­тов. Бой­цов за­сы­па­ло ос­кол­ка­ми.
Ра­не­ных и кон­ту­же­ных не ус­пе­ва­ли эва­куи­ро­вать.

Сто­ять
так и даль­ше, прак­ти­че­ски в без­дей­ст­вии, не име­ло смыс­ла, это
ве­ло толь­ко к по­те­рям. Ре­ше­ния ро­ж­да­лись спон­тан­но, в от­вет
на еже­се­кунд­но ме­няв­шую­ся си­туа­цию. Что­бы из­ба­вить­ся от
гра­на­то­мет­чи­ков, осед­лав­ших за­бор, ствол БМП опус­ти­ли и
бро­не­бой­но-т­рас­си­рую­щи­ми на­ча­ли стре­лять по
же­лез­но­до­рож­ной на­сы­пи. За­бор усы­пал град ос­кол­ков
впе­ре­меш­ку со ще­бен­кой, что уве­ли­чи­ло зо­ну по­ра­же­ния. К
БТРам при­вя­зы­ва­ли по­ва­лен­ные де­ре­вья, что­бы бы­ла хоть
ка­кая-то про­ти­во­ку­му­ля­тив­ная за­щи­та. Дру­гое де­ре­во на
тро­се та­щи­ли за БТРом, и бой­цы под при­кры­ти­ем ве­ток мог­ли
пе­ре­дви­гать­ся.

Ко­мен­да­ту­ра про­си­ла о по­мо­щи. По­ка
ко­ман­до­ва­ние пре­бы­ва­ло в не­ре­ши­тель­но­сти, бое­ви­ки
со­ри­ен­ти­ро­ва­лись и об­ру­ши­ли на спец­на­зов­цев шквал ог­ня.

Ря­дом
с Оле­гом взо­рва­лась ми­но­мет­ная ми­на. Его креп­ко кон­ту­зи­ло.
Кру­жи­лась го­ло­ва. Ко­гда они вы­бра­лись из-под об­стре­ла, он
по­пы­тал­ся за­ку­рить. Втя­нул в се­бя си­га­рет­ный дым и по­те­рял
соз­на­ние.

На сле­дую­щий день на­сту­пи­ло пе­ре­ми­рие. О нем
Олег уз­нал поз­же, и эта не­уте­ши­тель­ная но­вость не­при­ят­но
по­ра­зи­ла его…

Их бы­ло шес­те­ро бо­лее-ме­нее
лег­ко­ра­не­ных – они хо­тя бы мог­ли пе­ре­дви­гать­ся на сво­их
дво­их. Ар­ка­дий Скин­дер – на­чаль­ник груп­пы, бой­цы – Ар­тур
Ав­да­лян, Алек­сей Ша­ку­ров, раз­вед­чик Ар­тем Уй­мин и еще один
раз­вед­чик, от­ку­да-то с се­ве­ра. Олег не за­пом­нил его фа­ми­лию.

Во
Вла­ди­кав­ка­зе, ку­да их эва­куи­ро­ва­ли, они про­бы­ли су­тки, а
по­том от­пра­ви­лись в Моз­док, где ра­не­ных ждал Ил-76.

Тряс­лись
в ав­то­бу­се. Тя­же­ло­ра­не­ные с пе­ре­ло­ман­ны­ми кос­тя­ми от
ос­ко­лоч­ных ра­не­ний. Ка­ж­дый вто­рой был с ап­па­ра­том
Или­за­ро­ва. Пря­мо пе­ред Оле­гом си­дел офи­цер, у не­го пле­чи бы­ли
на­шпи­го­ва­ны же­лез­ны­ми спи­ца­ми, он да­же ши­нель не мог
на­деть. А по­го­да уже стоя­ла про­хлад­ная. По­шли до­ж­ди…

В
аэ­ро­пор­ту в Моз­до­ке ско­пи­лось око­ло двух­сот ле­жа­чих
ра­не­ных. Там бы­ли и ар­мей­цы, и ре­бя­та из внут­рен­них войск.
Но­сил­ки с ни­ми стоя­ли вез­де, где толь­ко мож­но. Их гру­зи­ли и
гру­зи­ли в са­мо­лет, и ка­за­лось, эта мрач­ная оче­редь ни­ко­гда не
за­кон­чит­ся. Олег с друзь­я­ми по­мог­ли с по­груз­кой.

По­смот­рев
на все это, Олег ска­зал:

— Мне стыд­но в гла­за гля­деть
пар­ням с та­ки­ми тя­же­лы­ми ра­не­ния­ми. Ле­теть – толь­ко ме­сто
за­ни­мать. Мы-то, бра­тиш­ки, еще ни­че­го? А?

Ар­ка­дий
кив­нул, и дру­гие со­гла­си­лись. Раз­вер­ну­лись и по­еха­ли в груп­пу
спе­ци­аль­но­го на­зна­че­ния вой­ско­вой час­ти в Моз­до­ке. Там их
гос­те­при­им­но при­ня­ли, на­кор­ми­ли, на­пои­ли, со­бра­ли де­нег на
до­ро­гу. На эти день­ги уда­лось ку­пить один би­лет на шес­те­рых,
бла­го уже от­пу­ск­ной се­зон за­кон­чил­ся и по­ез­да уез­жа­ли с юга
по­лу­пус­тые. По­езд Ки­сло­водск — Но­во­куз­нецк до­вез их до
Вол­го­гра­да. Там они со­би­ра­лись лечь в гос­пи­таль.

Олег
смут­но за­пом­нил до­ро­гу. Бы­ло ощу­ще­ние, что его из­би­ли,
ни­че­го не хо­те­лось, мель­ка­ли эпи­зо­ды боя, а в ушах стоя­ли
зву­ки бес­пре­рыв­ной стрель­бы. Они сли­ва­лись с пе­ре­сту­ком ко­лес
по­ез­да и с до­ж­дем, ба­ра­ба­нив­шим по окон­ным стек­лам ва­го­на.

Бу­кет
чувств – по­да­рок вой­ны

Ле­то 1999 го­да

Солн­це,
ре­ка, го­ря­чий пе­со­чек – от­ды­хай, не хо­чу. Да вот что-то не
от­ды­ха­лось Оле­гу. Бы­ло не слиш­ком при­ят­ное ощу­ще­ние
не­при­ка­ян­но­сти и не­нуж­но­сти. Груп­пу спец­на­за в бри­га­де
рас­фор­ми­ро­ва­ли. В кон­це 1998 го­да пе­ре­ста­ли су­ще­ст­во­вать
все груп­пы спе­ци­аль­но­го на­зна­че­ния в пол­ках и бри­га­дах. А в
Чеч­не оче­ред­ная вой­на гря­дет…

Функ­ции штур­мо­вых
под­раз­де­ле­ний воз­ло­жи­ли на пле­чи раз­вед­чи­ков. Раз­вед­чи­ки
все­гда впе­ре­ди, и по­ги­ба­ют они, что­бы спа­сти ты­ся­чи лю­дей.
Так их и бе­речь по ме­ре сил на­до, а не бро­сать на штурм.

Вме­сте
с рас­фор­ми­ро­ва­ни­ем групп спе­ци­аль­но­го на­зна­че­ния уш­ли в
про­шлое и ква­ли­фи­ка­ци­он­ные ис­пы­та­ния на пра­во но­ше­ния
кра­по­во­го бе­ре­та в пол­ках и бри­га­дах. А ведь это ис­пы­та­ние –
про­вер­ка бой­цов, проб­ный ка­мень для лю­бо­го спец­на­зов­ца.
Смо­жет ли он поч­ти за гра­нью фи­зи­че­ских воз­мож­но­стей про­явить
се­бя дос­той­ным об­ра­зом, пре­одо­лев все труд­но­сти, спа­сти
то­ва­ри­щей. И та­кое ис­пы­та­ние долж­ны про­хо­дить все – от
ря­до­во­го до ко­ман­ди­ра.

В бри­га­де был за­ве­ден та­кой
по­ря­док – в ис­пы­та­ни­ях уча­ст­во­ва­ли все. Вме­сте бе­жа­ли,
стре­ля­ли – все вме­сте сда­ва­ли нор­ма­ти­вы, а ко­гда де­ло
до­хо­ди­ло до эта­па ру­ко­паш­но­го боя, ис­пы­та­ние про­дол­жа­ли
толь­ко те, кто был до­пу­щен по по­ло­же­нию о ква­ли­фи­ка­ци­он­ных
ис­пы­та­ни­ях.

«И вот те­перь, ко­гда бое­ви­ки на­па­ли на
Да­ге­стан, ко­гда на­чи­на­ют­ся со­бы­тия и в Чеч­не, — сер­дил­ся
Олег, – ко­ман­дир сна­ча­ла на­прав­ля­ет ме­ня ту­да в со­ста­ве
ре­ког­нос­ци­ро­воч­ной груп­пы, а по­том, ко­гда бри­га­да то­же
при­бы­ла на ме­сто, от­сы­ла­ет ме­ня до­мой. Ты, дес­кать, мне не
ну­жен. А я же про­сил ме­ня ос­та­вить! Ведь у ме­ня ка­кой-ни­ка­кой
опыт. Он и слу­шать не стал. Ве­лел от­ды­хать».


Олег сни­мал ча­ст­ный до­мик у Ли­дии
Кузь­ми­нич­ны. Он на­зы­вал ее по­про­сту — Кузь­ми­нич­на и в этот
вы­ну­ж­ден­ный от­пуск об­щал­ся с ней по­дол­гу. Кузь­ми­нич­на —
на­стоя­щая ка­зач­ка и по внеш­не­му ви­ду, и по сво­им убе­ж­де­ни­ям,
и по вос­пи­та­нию. Она пе­ре­жи­ла Ве­ли­кую Оте­че­ст­вен­ную,
схо­ро­ни­ла дво­их сы­но­вей, хо­ро­шо пом­ни­ла Ста­лин­град­скую
бит­ву. Она зна­ла, что Олег вое­вал, что сно­ва со­би­ра­ет­ся в
ко­ман­ди­ров­ку, и час­то с тос­кой по­смат­ри­ва­ла на сво­его
бес­по­кой­но­го жиль­ца.

Не про­шло и не­де­ли
вы­ну­ж­ден­но­го от­пус­ка, как по­сту­пил при­каз уси­лить бри­га­ду
на две­сти че­ло­век и пять БМП. Олег на этот мо­мент был
за­мес­ти­те­лем на­чаль­ни­ка шта­ба опе­ра­тив­но­го ба­таль­о­на.
Вме­сте с дру­гом, стар­шим по­мощ­ни­ком на­чаль­ни­ка шта­ба бри­га­ды
по раз­вед­ке Сер­ге­ем Ба­сур­ма­но­вым они от­пра­ви­лись в Киз­ляр.

Уже
там, в Киз­ля­ре, на­ча­лись по­те­ри. Ря­дом с ме­стом
рас­по­ло­же­ния бри­га­ды тя­ну­лась за­пу­тан­ная сис­те­ма ка­на­лов,
за­мас­ки­ро­ван­ных са­мой при­ро­дой гус­ты­ми ка­мы­ша­ми.
Счи­та­лось, что эта зо­на кон­тро­ли­ру­ет­ся ме­ст­ной ми­ли­ци­ей. Но
бое­ви­ки при­ез­жа­ли ту­да, пе­ре­оде­тые в ми­ли­цей­скую фор­му,
ма­лень­ки­ми груп­па­ми пря­та­лись в ка­на­лы и стре­ля­ли по на­шим
бой­цам. Так уби­ли гра­на­то­мет­чи­ка Лукь­я­но­ва, пу­ля по­па­ла под
бро­не­жи­лет. Раз­вед­чи­ки пре­сле­до­ва­ли бое­ви­ков и не­сколь­ко
раз ста­ви­ли за­са­ды. Дво­их бан­ди­тов взя­ли в плен.

Их
бри­га­ду сме­ни­ла 34-я бри­га­да. А ка­ла­чев­ская по­шла на
Буй­накск. Олег знал, что пла­ни­ро­ва­лась ка­кая-то
круп­но­мас­штаб­ная опе­ра­ция. Бой­цов уси­лен­но тре­ни­ро­ва­ли в
гор­ных ус­ло­ви­ях.

4-й ба­таль­он бри­га­ды на­хо­дил­ся в
Но­во­лак­ском. Там у них тво­ри­лось что-то страш­ное. Бое­ви­ки
схва­ти­ли зам­ком­ро­ты Ва­си­лия Таш­ки­на и не­сколь­ких его бой­цов и
пуб­лич­но каз­ни­ли их в на­се­лен­ном пунк­те Тух­чар…

Ба­сур­ма­нов
со свои­ми бой­ца­ми вер­нул­ся из раз­вед­ки, и про­гно­зы у не­го
бы­ли мрач­ные. Ка­дар­ская зо­на ни­че­го хо­ро­ше­го не су­ли­ла.

29
ав­гу­ста 1999 го­да

Всю ночь на­ка­ну­не бой­цы 1-й
ро­ты 1-го бон ка­ла­чев­ской бри­га­ды про­би­ра­лись по уще­лью к
се­лу Ка­ра­ма­хи, что­бы бло­ки­ро­вать его с за­пад­но­го
на­прав­ле­ния. Лил про­лив­ной дождь, поч­ва уп­лы­ва­ла из-под ног
лип­кой жи­жей. Танк съе­хал в про­пасть, к сча­стью, ни­кто не
по­стра­дал, и танк вы­та­щи­ли. Ту­чи бар­ра­жи­ро­ва­ли по уще­лью.

Олег
толь­ко ус­пе­вал оти­рать до­ж­де­вые ка­п­ли с ли­ца. Оде­ж­да
про­мок­ла до нит­ки. И мыс­ли в го­ло­ве бро­ди­ли не­ве­се­лые.
Раз­вед­чи­ки бри­га­ды унич­то­жи­ли на го­ре Ча­бан ретранс­ля­тор, но
бое­ви­ки их бло­ки­ро­ва­ли, го­то­ви­ли по­след­ний штурм.
Раз­вед­чи­ки уже су­тки жда­ли под­мо­ги. Там же бы­ли и на­став­ник
Оле­га в бое­вом де­ле на­чаль­ник раз­вед­ки бри­га­ды под­пол­ков­ник
Алек­сандр Стерж­нев, и друг Ми­ха­ил Ил­ла­рин, ко­ман­дир
раз­вед­ро­ты.

29 ав­гу­ста раз­вед­чи­ки 8-го от­ря­да
вы­та­щи­ли бра­ти­шек с Ча­ба­на. По­гиб Ба­сур­ма­нов, был
смер­тель­но ра­нен стар­ший лей­те­нант Ми­ха­ил Со­ло­дов­ни­ков –
ко­ман­дир взво­да раз­вед­ро­ты, быв­ший под­чи­нен­ный Оле­га по
груп­пе спец­на­за. Мно­го ра­не­ных…

Из-за до­ж­дя и пло­хой
ви­ди­мо­сти бой­цы вы­шли слиш­ком близ­ко к за­пад­ной ок­раи­не
се­ла, и уже в семь ут­ра на­чал­ся бой. До­ма в се­ле по­строе­ны
на­деж­но, да еще ук­ре­п­ле­ний и ук­ры­тий бое­ви­ки по­на­строи­ли из
бу­ко­вых бре­вен в три на­ка­та. А бой­цы бри­га­ды, ка­кие око­пы
ус­пе­ли за ночь от­рыть под про­лив­ным до­ж­дем, тем и
до­воль­ст­во­ва­лись.

Бой за­вя­зал­ся, и поч­ти сра­зу в БМП
Р-269, в при­цел, по­пал ПТУР, по­гиб на­вод­чик Рыбь­я­ков. Взрыв был
та­кой си­лы, что баш­ня бро­не­ма­ши­ны лоп­ну­ла по­по­лам. По­гиб
под­чи­нен­ный Оле­га из быв­шей груп­пы спец­на­за ря­до­вой Рыж­ков.
По­те­ри по­шли од­на за дру­гой. Ра­не­ных бы­ло очень мно­го.
Снай­пе­ры бое­ви­ков до­ни­ма­ли стрель­бой.

Ста­ли от­хо­дить.
За­кре­пить­ся бы­ло не­где – фун­да­мент но­во­стро­ек не ук­ры­вал от
шкваль­но­го ог­ня со сто­ро­ны се­ла. Ес­ли бы знать, что со сто­ро­ны
пе­ре­ва­ла Вол­чьи во­ро­та про­дви­га­ет­ся еще ба­таль­он
бри­га­ды… но свя­зи с ним не бы­ло.

От­хо­ди­ли, скри­пя
зу­ба­ми, в на­де­ж­де со­хра­нить ос­тав­ших­ся. Не­елов шел
по­след­ним, в пол­ный рост, не пы­та­ясь ук­рыть­ся, пре­зи­рая пу­ли,
ле­тев­шие ему в спи­ну, и тех, кто стре­лял. На­стоя­щий от­ча­ян­но
сме­лый офи­цер.

По за­мыс­лу, бри­га­ду пла­ни­ро­ва­ли
вы­са­дить в трех точ­ках, бло­ки­ро­вать се­ло и дать СО­БРам и ОМО­Нам
воз­мож­ность зай­ти и про­во­дить свои ме­ро­прия­тия. Но толь­ко не
уч­ли, что си­ла­ми трех ба­таль­о­нов в гор­ной ме­ст­но­сти де­лать
не­че­го. Тер­ри­то­рия Ка­дар­ской зо­ны – это ог­ром­ная ка­мен­ная
ча­ша. Что­бы как сле­ду­ет ее за­бло­ки­ро­вать, тре­бо­ва­лось как
ми­ни­мум три бри­га­ды.

Ру­ко­во­дство сна­ча­ла ре­ши­ло
от­вес­ти на до­уком­плек­то­ва­ние 1-ю ро­ту. Но уже на сле­дую­щее
ут­ро, 1 сен­тяб­ря на вер­то­ле­тах их за­ки­ну­ли на вы­со­ты, и
бой­цы по­шли на штурм. Сно­ва в бой. На по­мощь по­до­шли де­сант­ни­ки
и от­ря­ды спец­на­за.

8 сен­тяб­ря в пер­вой по­ло­ви­не дня в
ог­не­вые кле­щи бы­ла за­жа­та груп­па 20-го от­ря­да. Си­лы 1-й и 3-й
ро­ты 1-го бон бро­си­ли на штурм за­пад­ной ок­раи­ны се­ле­ния
Ка­ра­ма­хи. Бы­ла по­став­ле­на за­да­ча – за­кре­пить­ся на пер­вой
ли­нии до­мов. Об ито­гах штур­ма го­во­рить тя­же­ло. По­те­ри бы­ли
боль­ши­ми.

13 сен­тяб­ря се­ло Ка­ра­ма­хи бы­ло взя­то,
сле­дом взя­ли и Ча­бан­ма­хи.

Вме­сто то­го что­бы по
пред­ло­же­нию пра­ви­тель­ст­ва Да­ге­ста­на от­пра­вить сол­дат
бри­га­ды по­сле тя­же­лых бо­ев в дом от­ды­ха, к мо­рю, их
рас­по­ло­жи­ли на две не­де­ли ря­дом с за­бро­шен­ны­ми
ка­на­ли­за­ци­он­ны­ми от­стой­ни­ка­ми ка­ко­го-то пред­при­ятия в
ок­ре­ст­но­стях Ба­ба­юр­та.

В Киз­ля­ре по­сле двух не­дель
та­ко­го «от­ды­ха» они сме­ни­ли 34-ю бри­га­ду, ко­то­рая уш­ла в
Чеч­ню. Ско­ро и бри­га­де пред­сто­ял путь по мес­там бы­лой сла­вы –
Ал­ле­рой, Цен­то­рой, Ба­чи-Юрт. До бо­ли зна­ко­мые на­зва­ния.

И
страх, и ра­дость, что при­дет­ся за­ни­мать­ся сво­им при­выч­ным
де­лом, и опа­се­ния, и ре­ши­мость, и злость, и не­на­висть, и пе­чаль
от уже слу­чив­ших­ся не­вос­пол­ни­мых по­терь, и пред­чув­ст­вие
но­вых, не­из­беж­ных… Все чув­ст­ва спле­лись в клу­бок, всем
ощу­ще­ни­ям на­шлось ме­сто. Они при­во­ди­ли в смя­те­ние Оле­га и
од­но­вре­мен­но де­ла­ли пре­дель­но со­б­ран­ным и на­стро­ен­ным
ре­ши­тель­но.

А тут еще по­сле­до­ва­ло, уже во вто­рой раз,
пред­ло­же­ние пе­ре­вес­тись в от­ряд спе­ци­аль­но­го на­зна­че­ния.
Но в это же вре­мя Оле­гу в бри­га­де пред­ло­жи­ли за­нять долж­ность
стар­ше­го по­мощ­ни­ка на­чаль­ни­ка шта­ба по раз­вед­ке — вме­сто
по­гиб­ше­го Ба­сур­ма­но­ва. Олег ос­тал­ся со свои­ми до кон­ца. На­до
бы­ло рас­счи­тать­ся за ре­бят.

31 де­каб­ря 1999
го­да

По­да­рок на Но­вый год – пе­ре­дис­ло­ка­ция в
Гроз­ный на сме­ну штур­мо­вав­ше­му го­род 17-му от­ря­ду. Во
взаи­мо­дей­ст­вии с 255-м пол­ком 20-й мо­то­стрел­ко­вой ди­ви­зии
при­сту­пи­ли к штур­му.

14 ян­ва­ря про­шел сиг­нал, что на
мо­лоч­ном за­во­де бое­ви­ки при­ме­ня­ют газ. Бе­лый газ сте­лет­ся
над зем­лей, и на­до сроч­но дос­та­вить к за­во­ду хи­ми­ков. Оле­гу
ко­ман­дир при­ка­зал вы­яс­нить си­туа­цию вме­сте с хи­ми­ка­ми.

Ночь.
Пе­тро­пав­лов­ское шос­се. Ли­ния со­при­кос­но­ве­ния с бое­ви­ка­ми
про­хо­ди­ла по Сун­же, час­тич­но по шос­се, по ча­ст­но­му сек­то­ру и
вдоль клад­би­ща.

БТР Оле­га об­стре­ли­ва­ли сле­ва из-за
Сун­жи из СПГ-9. Тем­но­та кро­меш­ная. Толь­ко трас­се­ры вид­но, да
ра­ке­та или раз­рыв ино­гда ос­ве­тят до­ро­гу. Олег си­дел на спин­ке
ко­ман­дир­ско­го крес­ла и пы­тал­ся на­вес­ти сво­его на­вод­чи­ка на
стрел­ков за Сун­жей.

Ухо­ди­ли от воз­мож­но­го по­ра­же­ния и
раз­ры­вов гра­нат, ко­гда вдруг раз­дал­ся силь­ней­ший удар и скре­жет
же­ле­за. В тем­но­те в БТР вле­те­ла ар­мей­ская БМП. Ост­рым но­сом,
как кон­серв­ным но­жом, вспо­ро­ла бок БТРа. Во­ди­те­лю Ва­си­лию
Пла­хот­ни­ку вы­би­ло пе­ред­ние зу­бы, Оле­гу рас­по­ро­ло ли­цо.
Стан­ция вле­те­ла в ко­ман­дир­ское си­де­нье и про­би­ла его
на­вы­лет. К сча­стью, Олег си­дел на спин­ке. Хи­ми­ки в де­сан­те не
по­стра­да­ли. БТР раз­вер­ну­ло, и нос БМП рас­по­рол еще и зад­нюю
часть. Об­ма­те­ри­ли друг дру­га, по­се­то­ва­ли на тем­но­ту и
бес­пре­рыв­ные об­стре­лы и разъ­е­ха­лись.

Оле­гу на­до бы­ло
во что бы то ни ста­ло дос­та­вить хи­ми­ков на за­вод, а уж по­том
ле­чить раз­би­тое ли­цо. За­да­ние вы­пол­ни­ли. Прав­да, ока­за­лось,
что бе­лый газ не хи­мия, а мас­ки­ров­ка бое­ви­ков, ды­мы, ко­то­рые
из-за влаж­ной по­го­ды при­жи­ма­ло к зем­ле, и от­то­го они
вы­гля­де­ли так зло­ве­ще, да­ви­ли на пси­хи­ку.

Ко­гда Олег
вер­нул­ся на ба­зу, его ожи­да­ла сме­на. Он по­лу­чил
ко­ман­ди­ро­воч­ные, по до­ро­ге до­мой за­ехал в Черв­лен­ную, где
сто­ял ме­ди­цин­ский от­ряд. Оле­гу пред­ло­жи­ли гос­пи­та­ли­за­цию,
но он от­ка­зал­ся и стал до­би­рать­ся до Вол­го­гра­да, что­бы лечь
там в уже зна­ко­мый ему гос­пи­таль.

«Не си­жу за
ре­шет­кой в тем­ни­це сы­рой…»

Вес­на-ле­то 2000 го­да

Это ж на­до: не ви­деть­ся с бра­том мно­го лет, а
встре­тить­ся в Чеч­не! Из-за бес­пре­рыв­ных ко­ман­ди­ро­вок Олег
дав­но не ез­дил в Мир­го­род к ро­ди­те­лям. А стар­ше­го бра­та
Ви­та­лия встре­тил в Гроз­ном. Ви­та­лий слу­жил в 7-м от­ря­де, а в
Гроз­ном был в раз­вед­от­де­ле Се­ве­ро-Кав­каз­ско­го ок­ру­га и
ку­ри­ро­вал 19-й от­ряд, ко­то­рый взаи­мо­дей­ст­во­вал с
ка­ла­чев­ской бри­га­дой. Так и встре­ти­лись. Да по­го­во­рить-то
тол­ком не уда­лось…

Оле­га в тот мо­мент за­ни­мал за­вод
«Крас­ный мо­лот». Там слу­ча­лись час­тые под­ры­вы на­шей тех­ни­ки.
За­са­ды и ноч­ные опе­ра­ции не при­но­си­ли ощу­ти­мо­го
ре­зуль­та­та.

В ночь на 30 ап­ре­ля в за­са­де взя­ли
во­ди­те­ля про­ку­ро­ра Ле­нин­ско­го рай­она. Он по­сле де­ся­ти
ве­че­ра (а был ко­мен­дант­ский час) вы­ис­ки­вал в руи­нах ка­кие-то
же­лез­ки. До­ку­мен­ты у не­го бы­ли вы­пи­са­ны
не­про­фес­сио­наль­но, от ру­ки. На­до бы­ло дос­та­вить его в
ко­мен­да­ту­ру.

1 мая по ра­ции уз­на­ли, что в скве­ри­ке
око­ло за­во­да из гра­на­то­ме­та об­стре­ля­ли ин­же­нер­ную
раз­вед­ку. Бой­цов и слу­жеб­ных со­бак обожг­ло, но ни­кто серь­ез­но
не по­стра­дал. Под­би­тый БТР до­шел до Се­вер­но­го и там встал. А
бое­ви­ки по­лу­чи­ли по пол­ной от раз­вед­чи­ков, ко­то­рые
осу­ще­ст­в­ля­ли при­кры­тие са­пе­ров.

Ве­че­ром то­го же дня
за­дер­жан­но­го по­вез­ли в ко­мен­да­ту­ру. Олег при­ка­зал
во­ди­те­лю ос­та­но­вить­ся. В бли­жай­шем дво­ре, ми­мо ко­то­ро­го
они про­ез­жа­ли, толк­лись ка­кие-то по­доз­ри­тель­ные муж­чи­ны. Они
мог­ли быть свя­за­ны с об­стре­лом ин­же­нер­ной раз­вед­ки. Тем бо­лее
они вдруг ни с то­го ни с се­го на­ча­ли кри­чать и ру­гать
раз­вед­чи­ков. Олег при­ка­зал про­ве­рить у них до­ку­мен­ты, а ко­гда
эти лю­ди по­пы­та­лись ока­зать со­про­тив­ле­ние, их за­дер­жа­ли.

В
ко­мен­да­ту­ре во­ди­те­ля про­ку­ро­ра от­пус­ти­ли, а трое
за­дер­жан­ных, по све­де­ни­ям опе­ра­тив­ни­ков, ока­за­лись ак­тив­но
дей­ст­вую­щи­ми бое­ви­ка­ми. И в ре­зуль­та­те этой про­вер­ки
вы­яс­ни­лось, что на­чаль­ник ох­ра­ны за­во­да «Крас­ный мо­лот»
за­ни­ма­ет­ся ле­га­ли­за­ци­ей бое­ви­ков. Ус­пех был на­ли­цо.


Но Олег уже
пред­чув­ст­во­вал, что все про­изой­дет по из­вест­но­му за­ко­ну
Мэр­фи: «Ес­ли ты ду­ма­ешь, что ты все про­ду­мал, что-то
обя­за­тель­но бу­дет не так».

И уже ве­че­ром в бри­га­ду
при­был про­ку­рор Ле­нин­ско­го рай­она с ост­рым же­ла­ни­ем
аре­сто­вать на­чаль­ни­ка раз­вед­ки, а обя­зан­но­сти на­чаль­ни­ка
то­гда вы­пол­нял Олег.

Но ко­ман­дир бри­га­ды Игорь Оле­го­вич
Мо­ро­зов же­ст­ко ска­зал: «Вы ни­ко­го не по­лу­чи­те! Те, кто из
за­дер­жан­ных не ви­но­ват, бу­дут от­пу­ще­ны, а с те­ми, кто
ви­но­ват, бу­дем раз­би­рать­ся».

По­сле это­го слу­чая
бое­ви­ки за­мет­но по­утих­ли в рай­оне за­во­да «Крас­ный мо­лот».

За­то
на кон­серв­ном за­во­де в Гроз­ном по но­чам по­ва­ди­лись ра­бо­тать
снай­пе­ры бое­ви­ков. Об­стре­ли­ва­ли блок­по­сты. И под­кра­сть­ся к
за­во­ду не­за­мет­но ни­как нель­зя: и днем за­са­ду не вы­са­дишь – у
бое­ви­ков вез­де гла­за и уши, и но­чи лет­ние, свет­лые – из­да­ле­ка
все вид­но.

Олег по­моз­го­вал со свои­ми раз­вед­чи­ка­ми, и
ро­дил­ся план не­за­мет­ной вы­сад­ки бой­цов в за­са­ду. Как силь­но
обыч­но ме­ша­ла вой­скам че­чен­ская грязь, в ко­то­рую пре­вра­ща­лись
до­ро­ги по­сле до­ж­дей, так же силь­но по­мог­ла че­чен­ская пыль на
лет­них до­ро­гах.

Раз­вед­чи­ки сыг­ра­ли ра­дио­иг­ру.
Бое­ви­ки про­слу­ши­ва­ли пе­ре­го­во­ры и ус­лы­ша­ли, что про­изош­ло
на­па­де­ние на блок­пост, и там сроч­но тре­бу­ет­ся под­мо­га.
Де­сять БТРов на ско­ро­сти по­нес­лись по до­ро­ге, взды­мая клу­бы
пы­ли…

По­сле ноч­ной за­са­ды они при­ве­ли двух
бое­ви­ков…

Осень 2004 го­да

Пра­виль­но
в на­ро­де го­во­рит­ся: «По треть­ему ра­зу ог­ня вы­се­чешь». Так
вы­шло и у Оле­га с пе­ре­во­дом в от­ряд спе­ци­аль­но­го
на­зна­че­ния. С треть­ей по­пыт­ки, по­сле окон­ча­ния
Об­ще­вой­ско­вой ака­де­мии, Олег все-та­ки вер­нул­ся к служ­бе в
спец­на­зе.

(Не­ко­то­рые фа­ми­лии в очер­ке из­ме­не­ны).

Источник: журнал «Братишка»
Автор:
Ирина Дегтярева
Фото из архива автора

FacebookTwitterGoogleVkontakteOdnoklassniki


Добавить комментарий

Войти с аккаунтом:



Группа ВКонтакте