Криминальный идеализм ваххабитов


Ваххабитов вербуют на зонах."Борьба " их напоминает криминальные разборки.

Мнение о том, что нынешнее ваххабитское подполье —
это криминальные бандитские формирования «лихих 90-х», прикрывшиеся
сегодня религиозными лозунгами, для Северного Кавказа не редкость.
Взрывы, убийства, покушения и похищения происходят здесь ежедневно, и
часто возникает вопрос – с чем же мы в большей степени имеем дело – с
непримиримыми, движимыми идеей ваххабитами или же с обычными
преступниками и их «разборками». Хотя, по словам 35-летнего сотрудника
администрации главы Ингушетии, который предпочёл остаться не названным,
разницы между ваххабитами и обычным криминалом нет. «Мы вообще здесь не
делаем различия между криминалом и ваххабизмом. И теми и другими
занимаются одни и те же ведомства – ФСБ, прокуратура. И те, и другие
терроризируют людей», — уверен он. Одновременно с этим, эксперты
сходятся во мнении, что улучшения ситуации ждать не стоит.

«Ситуация будет ухудшаться. Стал развиваться уголовный бандитизм,
который прикрывается религиозным экстремизмом. Бандитизм приобрел такой
характер, что деньги вымогаются у чиновников. Мы возвращаемся в 90-е
годы. Силовики боятся выходить из своих кабинетов. Их отстреливают», —
заявил корреспонденту СКФОnews журналист из Махачкалы Биакай
Магомедов
.

При этом очевидно, что речь идёт о серьёзных преступниках, о которых
даже влиятельные люди опасаются рассказывать открыто. «Случаи слияния
представителей криминала с радикальным движением имели место и у нас в
Кабардино-Балкарии, — говорит муфтий Нальчика Назир
Ахматов
, — Кто ранее занимался криминалом, может, они
попали под идеологическое влияние, последовали этому, но такие факты
имели место. Если приводить конкретные примеры – это значит озвучивать
какие-то имена, но я не думаю, что смогу это сделать. Лица, которые
ранее занимались другими делами и считались авторитетами с 2005-го и в
последующие годы, входили в разные джамааты и уже под предлогом ислама
той же деятельностью у нас и занимались. Но озвучивать сегодня имена –
это не так просто. Вы меня понимаете».

По словам Ахматова, эти люди, уже приняв ваххабизм, не просто ушли в
экстремистское подполье, но продолжили заниматься обычным криминалом уже
в новом статусе: «Да, именно сегодня это имело место, в некоторых
районах приводили примеры, что у нас по республике распространялись
листовки с угрозами коммерсантам, бизнесменам, — утверждает Ахматов, — К
этому имеет отношение прошлое – 1990-е, 2000-е годы, из бывших
криминалитетов кто-то счёл нужным для себя исповедовать определённую
религию, но почему-то они не настолько искренни, потому что их дела
показывают следы прошлого. Сегодня идут отголоски той практики, которая
имела место быть в 1990-х — выкручивание рук бизнесменам, поборы – это
все те же методы, только под другим покрывалом».

Не сомневается в тесной связи ваххабитов с криминалитетом и «коллега»
Ахматова, муфтий Чечни, глава ДУМ республики Султан Мирзаев.
«Конечно, этот фактор имеет место быть, — не сомневается он, — Среди
диверсионно-террористических группировок 99% — это наркоманы,
уголовники, бывшие отсидевшие. Настоящий мусульманин, верующий – никогда
не возьмёт в руки оружие и не предпримет никакого кровопролития против
людей».

Небезынтересны и источники притока новых кадров бандитского подполья
Северного Кавказа. «Их [ваххабитов — ред.] вербуют в местах
лишения свободы…», — заявил доктор философских наук, профессор
руководитель Центра исламских исследований Северного Кавказа при ДГУ Кафлан
Ханбабаев
.

Конкретный пример сращивания ваххабитов с криминалом приводит
36-летний житель кабардино-балкарского села Карагач: «…оружие нам Ульбашев
[ваххабитский авторитет из их села – ред.] вернул, — сказал он
в интервью корреспонденту портала СКФОnews, — И недалеко оно где-то
было от мечети, потому что минуты три мы его ждали. То есть ваххабитский
шариат особенный, т.к. в Коране и в шариате он не очень хорошо
разбирается. Он уголовник в прошлом, человек, который в лихие 90-е годы
старался, был бандитом, потом пришёл в ислам – вот в настоящее время
очень много кто жалуется на него — ходит вымогает. Говорит, это тем,
мол, которые в лесу, требует внести поддержку и человек говорит ему — я
говорит, свою милостыню, закат, обязательную, я выплачиваю, говорит, я
не буду тебе платить… А они отвечают – мы на пути Аллаха, отдай
половину… Этот весь криминал перешёл туда».

То есть ваххабизм сегодня – удобная оболочка для криминала, чтобы
прикрываясь исламом, можно было продолжать заниматься тем же
бандитизмом, ссылаться на то, что они на пути Аллаха, при этом не имея
«…ни знания [Корана], ничего, абсолютно». Поддерживают эту точку зрения и
в официальных структурах: «По нашим наблюдениям, сегодня идёт
сращивание преступных группировок с диверсионно-террористическим
бандподпольем, которые прикрываются религиозными лозунгами, сказал
министр по национальной политике, делам религий и внешним связям
республики Дагестан Бекмурза Бекмурзаев, — С давних
времён в Дагестане всегда осуждались такие действия, как кража,
убийство, насилие, грабеж. Теперь, мы наблюдаем трансформацию, когда
криминальные действия оправдываются религиозными лозунгами. По нашим
исследованиям, среда участников бандполья связана с криминальным
прошлым, в основном они наркоманы, убийцы или бывшие уголовники».

Эту позицию подтверждает и некто Хызыр. Ему 45 лет, в
КБР он считается одним из самых грамотных и авторитетных лидеров
мусульман КБР, привлекался для работы в проблемных сёлах и среди
заключённых. «Есть богословы, учёные востока, а есть т.н. «этнические
мусульмане”, у них исламские имена, Хасан, Умар,
Иса, они считают себя мусульманами, но дальше они не
идут, у них нет понимания ислама, они в 90-х — 2000-х были причастны к
криминалу и всякий негатив исходит от них, — говорит Хызыр, — Потому что
реальному мусульманину ислам запрещает преступление, притеснение . Но
эта группа не имеет отношения к подлинному исламу, там происходит
сращивание с криминалитетом, они не имеют представлений об исламе, и
считаются мусульманами лишь номинально. Люди раньше были в бандитах, от
одной крайности перешли в ислам, в его ваххабитской версии, в другую
крайность. Но этот вопрос так не ставился до начала чеченской войны, но
всё это веяние тех лет. Эти люди, которые не знали ислама, и позволяли
себе отнимать чужое имущество, проливать невинную кровь, притеснять,
потом приходили в ислам и начинали делать то же самое, но под знамёнами
ислама, люди находили в этом некую «крышу”, некий метод самоутверждения и
завоевания авторитета, играя на любви людей к исламу, чтобы сделать имя
на этом и возвыситься. Но это — неправильное понимание ислама. Они
берут за основу некую цитату и вырывают её из контекста Корана, следуют
за самозванцами, это в основном люди подверженные страстям, а это очень
свойственно молодости».

Той же
точки зрения придерживается и исламовед, руководитель группы мониторинга
молодежной среды республики Дагестан
, эксперт Центра исламских
исследований Северного Кавказа Руслан Гереев: «В
ваххабитских братствах авторитет обязательно подкрепляется богословскими
знаниями, либо прямым участием в вооруженных конфликтах за чистоту
ислама, например в Косово, Чечне, Дагестане, странах СНГ. Участие
криминалитета так же проявляется, хотя с этим стараются бороться, т.к.
есть доктрина ваххабизма о том, что ворам режут руки, а преступники
должны быть казнены».

Тем не менее, на практике ваххабиты выглядят не благородными «робин
гудами», а обычными бандитами, далёкими от борьбы с реальной
несправедливостью посредством пусть даже и, мягко говоря, незаконных
методов. «Сегодня на территории нашего государства, получив юридический
статус, действуют сотнями сектанские организации исламистского толка.
Имели место случаи слияния криминальных авторитетов с джамаатами. Что
послужило стимулом для сомневающихся последователей с обеих сторон. По
сей день имеют место вымогания у бизнесменов, что не оправдывает Ислам и
что, скорее всего, было заимствованно у криминала», — считает Назир
Ахматов.

Подводя итог, нельзя не сказать о том, что, несмотря на весь свой
пафос с одной стороны, и все изъяны государственной чиновничьей системы,
с другой, ваххабиты меньше всего похожи на тех, кто искренне желает
установления порядка здравого и справедливого. Ну, а что это напоминает,
легче всего понять, подняв подшивки газет 90-годов, пестрящие
материалами про взрывы имущества конкурентов и устранение оных
посредством простых и старых, как мир способов.

http://skfonews.ru/article/116     Наталья Макеева   Наида Гаджиева

FacebookTwitterGoogleVkontakteOdnoklassniki


Добавить комментарий

Войти с аккаунтом:



Группа ВКонтакте