Желаете помочь сайту материально? Посмотрите информацию на сайте партнера

Данную информацию видят только незарегистрированные посетители


История клана Ямадаевых

 
 [2008-10-03] 

Газета «Наш
Мир»

    Громким преступлением минувшей недели стало убийство в центре
Москвы—жертвой оказался Герой России и бывший депутат Госдумы Руслан
Ямадаев. Автомобиль, которым он управлял, остановился на красный сигнал
светофора на Смоленской набережной. Рядом притормозила старая Audi 80,
из окна которой неизвестный в маске открыл огонь из пистолета-пулемета
«Кедр». Ямадаев скончался на месте, находившийся с ним в автомобиле
бывший военный комендант Чечни генерал-полковник Сергей Кизюн получил
тяжелые ранения. Audi с киллером скрылась в неизвестном направлении.
О причинах дерзкого убийства остается лишь гадать.

    ИСТОРИЯ КЛАНА

     Семья
Ямадаевых (как и Кадыровы, Дудаевы, Масхадовы) принадлежит к самому
большому и древнему чеченскому тейпу Беной, история которого
насчитывает многие сотни лет. Название тейпа произошло от крупного
селения Беной, расположенного в предгорьях Главного Кавказского хребта.
Вокруг Беноя гнездятся 11 аулов, один из них—Гуржи-Мокх—и является
родовым для Ямадаевых.

    У семьи славная история. Первым
чеченцем, получившим от советской власти орден Ленина, был двоюродный
дед погибшего Руслана Ямадаева, и произошло это еще в 1920-х годах.
Тогда вспыхнуло восстание против большевиков, по призыву местного имама
вырезали всех инородцев, готовились показательно казнить и захваченных
в горах участников поисковой геологической экспедиции. За них
и заступился Ямадаев-старший, который не позволил «неверных» повесить
и отбил пленников. Правда, орден Ленина не помог защитить семью героя
от депортации в 1944 году, когда по приказу Сталина всех чеченцев
выслали в отдаленные районы Казахстана.

    Ямадаевы вернулись
на родную землю только в 1960-м, но поселились не в Гуржи-Мокхе,
а в Гудермесе. Глава семьи Бекмирза был простым трактористом в лесхозе,
мать Патимат работала на железной дороге. Она родила десятерых детей,
за что в 1980 году ее наградили медалью «Мать-героиня». Вручал Патимат
награду сам Брежнев.

    Руслан, родившийся в 1961-м, был старшим
из шестерых братьев. Сразу же после окончания школы он уехал из Чечни
на заработки—устроился в артель шабашников, строил школы и коровники
в Ярославской области и на Урале. В 1991 году, с приходом к власти
Джохара Дудаева, Руслан бросил строительную бригаду и вернулся в Чечню,
где вскоре собрались все подросшие братья—Джабраил, Сулим, Иса, Муса
и Бадруди.

    ПЕРВАЯ ВОЙНА

     Во время
первой чеченской войны, в которой острым было противостояние горских
и равнинных тейпов, братья Ямадаевы по совершенно естественным для них
причинам поддержали правительство Дудаева. Руслан быстро продвинулся
и стал бригадным генералом, не отставал от старшего брата и Сулим
Ямадаев, начавший военную карьеру в отряде Шамиля Басаева. Несколько
раз именно Сулим спасал «террористу номер 1» жизнь—в феврале 1995-го в
Грозном,потом в августе 1996-го. Заслуги Сулима были высоко оценены:
Масхадов оказывал ему особое доверие и назначил бригадным
генералом—вторым в семье и самым молодым в Ичкерии.

    Но вот дальше
пути Ямадаевых и Масхадова разошлись. Главной причиной послужила
неспособность чеченского президента обуздать радикальных ваххабитов
и покончить с арабским влиянием. Позже Сулим говорил: «Эти отморозки
не признавали наших святых… (то есть суфийских шейхов, почитаемых
чеченцами в качестве святых.—«О»). Ваххабизм никогда не имел корней
в Чечне, это явление навязано чеченскому народу извне…» В итоге уже
в начале 1999 года Гудермес, находившийся под контролем Ямадаевых,
фактически вышел из подчинения Масхадову, а радикальных исламистов
выбили из города. Братья наотрез отказались предоставить помощь Басаеву
для вторжения в Дагестан и не пустили ваххабитские отряды в Гудермес,
хотя Басаев на этом настаивал. Руслан Ямадаев тогда написал бывшему
соратнику: «Шамиль, Аллах видит, мы не хотели с тобой войны, но раз
ты хочешь этого, ты ее получишь». За такую дерзость шариатский суд
приговорил непокорных Ямадаевых к смерти, но испытывать их слово
на прочность Басаев даже в расцвете сил не стал—ваххабиты пошли
на дагестанские села в обход Гудермесского района.

    ВТОРАЯ ЧЕЧЕНСКАЯ

     С началом
второй чеченской кампании Ямадаевы перешли на сторону России. Генерал
Геннадий Трошев в своей книге «Записки командующего» вспоминал:
«…солнечное морозное утро в декабре 1999 года. Войска нашей восточной
группировки вышли в горное селение Беной. Собрался митинг, на нем
присутствовали практически все жители Беноя. Решили водрузить на самом
видном месте российский флаг. Джабраил Ямадаев сказал тогда мне:
«Товарищ командующий, можно сделать так, чтобы флаг водрузили чеченцы?»
«Конечно»,—согласился я и передал в руки Джабраила триколор. Пожалуй,
это был первый случай, когда на глазах сотен людей и десятка
телевизионных камер чеченцы во главе с Ямадаевым фактически уже тогда
провели свой «референдум»…

    Руслан стал заместителем военного
коменданта Чечни генерал-лейтенанта Сергея Кизюна и многое на этом
посту сделал. Благодаря его участию было обезврежено более
1500 сепаратистов-боевиков, освобождены из плена многие российские
военнослужащие. Младшие братья возглавили сформированные по инициативе
Руслана вооруженные отряды чеченских ополченцев для борьбы
с ваххабитами. Так, Джабраил Ямадаев стал командиром стрелковой роты
военной комендатуры ЧР, входившей в состав Горной группировки
Минобороны России. В марте 2003 года Джабраил погиб в Дышне-Ведено
от приведенного в действие взрывного устройства, заложенного в доме,
где он остановился на отдых. Его бойцы не сомневались, что это дело рук
Безногого (так они называли Шамиля Басаева), ведь Джабраил получил
от него незадолго до этого письмо с угрозами в свой адрес. Сулим же,
бывший еще до начала войны командиром Второго батальона Нацгвардии
Ичкерии, сначала, как и старший брат, стал одним из заместителей
коменданта Чечни, а потом создвал знаменитый батальон «Восток», который
показал себя чрезвычайно боеспособным подразделением. В 2003 году
президент Путин посмертно наградил Джабраила Ямадаева званием Героя
Российской Федерации, а еще через год Героями России стали и Руслан
с Сулимом. Так оказались три Героя России в одной семье.

    —Я
выполнял свой долг и никак не думал, что получу за это столь почетное
звание,—признавался позже Руслан.—В то время я уже работал в качестве
депутата Государственной думы, был в поездке на пути в Махачкалу, прямо
в машине нам позвонили и сказали, что подписан указ о присвоении мне
звания Героя России. Я, честно говоря, даже не сразу поверил.

    ПОЛИТИКА

     Из войны
в политику Руслан Ямадаев пришел в августе 2002 года. Тогда
в Ножай-Юрте состоялась организованная им первая в истории региональная
конференция чеченского отделения партии «Единая Россия». Сам факт
проведения мероприятия подобного масштаба в горном районе Чечни,
который считался вотчиной Басаева, свидетельствовал о храбрости
и уверенности в своих силах старшего Ямадаева, который стал «вторым
номером» в региональном отделении единороссов (первым был записан Франц
Клинцевич, председатель организации ветеранов войны в Афганистане).
В декабре 2003 года Руслан Ямадаев получил мандат депутата
Государственной думы РФ по списку «Единой России», вошел в комитеты
по международным делам и по энергетике, транспорту и связи.

    Перспективы
открывались самые радужные, но чеченским элитам не удалось избежать
внутреннего раздора. Братья Ямадаевы прекрасно ладили с Кадыровым
Ахматом, но после его гибели все труднее находили общий язык
с Кадыровым Рамзаном. Подспудная война амбиций быстро вызревала,
и первый открытый разлом обозначился уже зимой 2005-го: президиум
генсовета «ЕР» планировал одобрить кандидатуру Руслана Ямадаева на пост
главы чеченского отделения партии, но местные единороссы без
согласования с Москвой двинули на этот пост исполнявшего в тот момент
обязанности премьера Чечни Рамзана Кадырова. Позже стало известно, что
Ямадаев не был даже включен в избирательный список «Единой России»,
который в республике возглавил все тот же Кадыров. Образовавшаяся
трещина в отношениях стала стремительно углубляться, хотя поначалу
на публике стороны старательно избегали любых упоминаний о каком-либо
конфликте.

    «Я устал комментировать весь этот бред,—говорил
Руслан Ямадаев в эфире «Эха Москвы».—Я думаю, это третьи лица, которые
хотят действительно нестабильности в Чечне и намерены сломать ситуацию…
У нас много врагов. Вы же прекрасно знаете: прошли две большие войны,
и есть обиженные, которые и в России, и за пределами России спят
и видят себя главными правящими в Чечне. Они имеют большие деньги,
большие связи… Но я хочу сказать, что Рамзан Кадыров доказал, что
действительно может управлять республикой. Это уже видно: восстановлены
дороги, дома, больницы, школы… Рамзан Кадыров обещал к концу 2008 года
восстановить республику. Это реальный срок. У нас есть нефть, газ,
земля очень богатая. Лишь бы работали, лишь бы не было войны».

    Однако
война, а точнее, внутренняя свара никуда не ушла. Разборки в стиле
«чисто-конкретно» на питерском мясокомбинате «Самсон» с участием
братьев Ямадаевых и зачистка в станице Бороздиновской, где батальон
«Восток» жестоко обошелся с аварцами, якобы причастными к убийству отца
одного из бойцов подразделения, подлили масла в огонь—против Ямадаевых
началось уголовное преследование. А до фактического разрыва отношений
с Рамзаном Кадыровым довел известный эпизод с кортежем президента
Чечни, который не смог разъехаться на трассе с колонной
«Востока»—уважаемые и хорошо вооруженные люди не могли договориться,
кто кого должен пропустить. Инцидент завершился стрельбой и требованием
выдачи на расправу Кадырову одного из младших Ямадаевых, после чего для
братьев наступили трудные времена. Особенно для Сулима, который был
объявлен в розыск, перестал показываться на людях, менял квартиры,
а если куда-то и выезжал, то только в окружении усиленной охраны.
Руслан услугами телохранителей не пользовался, но и у него появился
повод опасаться, поскольку президент Кадыров публично объявил всех
братьев Ямадаевых преступниками и врагами чеченского народа.

    НОВАЯ ВОЙНА

     На все
это причудливым образом наложилась новая война, с Грузией, на которую
был призван батальон «Восток» вместе со своим объявленным в розыск
командиром. Подразделение Сулима Ямадаева отличилось и здесь.

    На этой
последней войне случился характерный эпизод, уже ставший легендой
не только в Чечне, но и за ее пределами. Этот эпизод стоит пересказать.

    Бойцы «Востока» во время затишья перестрелки близ Цхинвали
решили пообедать. Вскрыли консервы, затеяли чай. Вдруг с грузинской
стороны прилетела мина, за ней—другая… «Не дадут поесть,—возмутился
командир и приказал:—Поднимите чеченский флаг! Может, успокоятся».
На высокой антенне подняли зеленый флаг Чечни, однако с грузинской
стороны стрелять не перестали. Тогда Сулим послал к противнику
парламентера на БМП с белым флажком и кратким посланием: «Мы—нохчи,
сидим обедаем, а вы нам мешаете. Если стрелять не перестанете,
мы с голоду обидимся и всех вас перережем».

    Огонь прекратился.
А минут через двадцать на позиции «Востока» приехал уже парламентер
от грузинской стороны, который привез лаваш, свежие овощи
и фрукты—дескать, от нашего стола—вашему столу. Пообедав и еще часок
отдохнув, «Восток» пошел в атаку и выбил грузин с их позиций,
но преследовал врага без остервенения и едва ли не символически—просто
чтоб ушли. На захваченных грузинских позициях осталась туча трофеев,
в том числе БТР и БМП, один из которых какой-то остряк расписал краской
из баллончика: «Восток. Ямадаевцы. Ищем работу!».

    После
окончания «пятидневной войны» опять пошли разговоры о расформировании
«Востока», розыск, объявленный на Сулима, был формально отозван, но при
этом его уволили из вооруженных сил (и это при том что еще в ноябре
2004 года в интервью он подтвердил готовность участвовать в боевых
действиях и за пределами республики, в любом «другом месте, где
у России начнется война»). В отряде остается Муса Ямадаев, который
числится командиром взвода. Еще один брат—Иса—занимается бизнесом.
А самый младший—Бадруди—числится в бегах. На него заведено сразу
несколько уголовных дел.

    Говоря о погибшем от пуль киллера
Руслане Ямадаеве, сегодня часто вспоминают его слова: «Чечня уже навеки
с Россией. Это сто процентов. Я помню слова Героя России
генерал-полковника Геннадия Трошева: «Вы, чеченцы, будете еще
воевать?». Я говорю: «Будем воевать, если вы захотите отсоединиться
от Чечни».

    ВЕРСИИ УБИЙСТВА

    После гибели Руслана
первой, и нетрудно понять, почему, возникла версия о причастности
к расстрелу Рамзана Кадырова. В качестве подтверждения этой версии
приводится пример командира спецотряда «Горец» Мовлади Байсарова,
который был застрелен в 2006 году на Ленинском проспекте Москвы
спецгруппой чеченской милиции. И совершенное уже в этом году покушение
на командира спецбатальона «Запад» Бислана Элимханова, который также
не входил в число горячих поклонников чеченского президента. Правда,
сторонника Кадырова говорят, что после того, как Руслан и Сулим
покинули республику, они перестали представлять реальную угрозу для
официального Грозного, так что необходимости в столь «радикальном»
решении просто не было. К тому же до сих пор неясно, кому больше мешал
Байсаров. Вспоминают о том, что в ходе размолвки на питерском
мясокомбинате «Самсон» Байсаров и Ямадаевы оказались по разные стороны
конфликтующих сторон, после чего Байсаров погиб первым, а Руслан
Ямадаев, пусть и спустя два года, но оказался вторым.

    Такая
трактовка близка к другой распространенной версии, в соответствии
с которой Руслан Ямадаев стал жертвой кровной мести со стороны
конкурирующих чеченских кланов. Врагов у Ямадаевых достаточно,
а выдвинутых против братьев обвинений в убийствах и похищениях людей
хватит на несколько пожизненных сроков. Правда, главным подозреваемым
в этих делах чаще называли Сулима, но ведь у гор свои законы,
и жаждущим кровной мести родственникам подчас неважно, кого из членов
семьи врага убивать.

    Третья версия убийства на Смоленской
набережной связана с бизнесом. Согласно утечкам из правоохранительных
органов, Руслан Ямадаев якобы контролировал игорные заведения,
бизнес-недвижимость и даже имел долю в нескольких крупных проектах.
Именно эту версию следствие сейчас отрабатывает, надеясь в тонкостях
ведения бизнеса по-чеченски найти ответ на главный вопрос: кто заказал
расстрел Героя России? 

    РЯМАЯ РЕЧЬ

    Сулим
Ямадаев: «Я обвиняю Рамзана Кадырова в убийстве моего брата Руслана,
и я обещаю отомстить, как только закончится священный месяц Рамадан».

Сергей Тютюнник, Ирина Копинашвили,  Владимир Тихомиров

Смотреть о Ямадаевых

Источник:newsland.ru

FacebookTwitterGoogleVkontakteOdnoklassniki


Добавить комментарий

Войти с аккаунтом:



Группа ВКонтакте