Обыкновенный герой из калачевской разведки




Диме Перминову я пожимаю левую руку — правой у него нет. Вместо нее
протез. Отечественного производства, не очень удобный и плохо заменяющий
живую руку. Вообще, похоже, парень этот мало на кого надеется с первого
обещания, мало во что верит с первого взгляда. Для него теперь вся
дальнейшая жизнь — бой. А там, как известно, — «на Бога надейся, а сам
не плошай».

Разведчик Перминов не оплошал 29 августа 99-го в горах
Дагестана. Он сам не считает, что совершил что-то из ряда вон выходящее
— все парни из калачевской бригады сражались с «духами» матеро. Но
Перминову выпал в том бою самый трудный жребий — не случайно запомнил
имя простого солдата сам Главком генерал Овчинников…

Вершина
горы Чабан скрывалась в тумане — здесь ночами так же холодно, как жарко в
полдень.

Отдавая боевой приказ, разведчикам сразу поставили и
первоочередную задачу, и последующую. Обе — серьезнее и сложнее не
бывает . Сначала надо было овладеть высотой, на которой стоял
«духовский» телеретранслятор. А он наверняка под охраной, охрана эта
занимает заранее подготовленные укрытия… В дальнейшем разведчики
должны были удерживать высоту до подхода основных сил 22-й бригады,
которые должны были войти в села Чабанмахи и Карамахи.

С караулом
ваххабитов, охраняющим ретранслятор, наши парни покончили быстро и без
шума.

Но вот дальнейшие события разворачивались не столь удачно.
Туман, будь он неладен, из союзника может превратиться во врага.
Ослепленные его пеленой калачевцы если и не упустили инициативу , то уж
никак не могли ее развить. В непогоду хозяевами положения становились
«духи», знающие в горах каждую тропку. Они пристреляли высотку своими
минометами, подогнали даже ‘ «Москвич-каблучок», из кузова которого
стрелял гранатометчик. Когда туман рассеялся, разведчики поняли, что
оказались в кольце. Ни оставлять высоту , ни тем более сдаваться
разведка ВВ была не намерена. И грянул бой…

Бандиты подошли
настолько близко, что в окопы к нашим бойцам то и дело залетали ручные
гранаты. Одна эргэдэшка ударила прямо по коленке рядовому Евгению
Кузнецову, когда тот присел рядом с упавшим пулеметчиком Анатолием
Левиным. Тот был сражен наповал пулей снайпера. А к Кузнецову, едва он
взялся за пулемет погибшего друга, и прилетела граната. Солдат схватил
зеленый кругляш и швырнул в сторону нападавших бандитов. Граната рванула
в воздухе — осколки полетели во все стороны. Порция горячего железа
досталась и Кузнецову.

Вторую горсть осколков он получит чуть
позже. А пока, превозмогая боль, раненые сражались с наседавшими
«духами». Погиб Славка Карпов, перебегая на помощь товарищам в соседний
окоп. Погиб майор Сергей Басурманов. Были ранены старший лейтенант
Михаил Солодовников и лейтенант Сергей Семенов. Руководить обороной стал
ефрейтор Алексей Кириллов…

Дима Перминов на мгновение вжался в
землю, когда услышал характерный противный свист прилетевшей мины. Ее
осколки солдата не достали. Зато, едва подняв голову , увидел прямо
перед собой… на спине лежавшего ничком сержанта… «эфку-лимонку».
Говорят… четыре секунды «терпит» граната с выдернутой чекой. У
Перминова оставалась едва ли пара мгновений. Граната рванула в
занесенной над бруствером руке…

Тогда-то и получил второе
множественное осколочное ранение рядовой Кузнецов (только из его головы
извлекут военные хирурги 36 (!) осколков).

А Дима Перминов остался
без руки. Боль ту , резанувшую и тело, и душу, носит с того самого
черного августовского дня. Такую боль называют фантомной. Но это
все-таки боль. Порою она раздирает душу .

Когда стал Героем
России, когда вручили ему Золотую Звезду, в Главный военный клинический
госпиталь, где он лечился, один за другим приезжали журналисты — каждый
стремился сделать свой неповторимый кадр, записать только ему сказанное
сокровенное. Андрею Дышеву , офицеру — «афганцу» во многом знакома
природа солдатского подвига, и в своем очерке о рядовом Перминове ему
удалось без прикрас, правдиво и емко рассказать о Герое словами самого
солдата:

— «Скажу тебе, страшная это штука война. Был бы сиротой
со сломленной судьбой… А как представишь, сколько за твоей спиной
родных и любимых. Я понял одну истину: чем больше вокруг тебя людей,
которых ты любишь и которые тебя любят, тем страшнее для тебя война…
Вот нас было семеро. Со всех сторон били так, что головы не поднять. И
снайпер лупил, и «пэкашник» (ПК — пулемет Калашникова — Б.К.) работал.
Прижимаешься щекой к выгоревшей траве и думаешь, когда пуля оборвет твою
жизнь и наступит темнота. Но ужаснее всего представить, сколько боли
еще предстоит пережить твоим родным. Хочется прощения просить у мамы за
то, что лежишь и сделать ничего не можешь… А вокруг вопли: «Аллах
акбар! Аллах акбар !». И с каждой минутой «чехи» все ближе и ближе, и
орут все о своем, о величии Аллаха и бессмертии своей души. Будто мы с
пацанами это оспаривать собираемся… И лежим мы в этом окопе, словно на
последнем уцелевшем во всей вселенной пятачке земли. Это наша земля,
моя земля, это Россия. Ее хотят изнасиловать какие-то твари. Кто, кроме
меня, защитит ее?.. Леха Комаров поворачивается ко мне, а у него глаза
нет, под бровью черный комок крови. Что у меня, говорит, с глазом
случилось, не вижу ни хрена… Андрюху Каляпина в голову ранило. Он и
Андрей Семеняков позже, уже в госпитале, умерли…».

Полковник
Игорь Соловьев, «На войне как на войне»:
«Стань хозяином своего страха. Это не значит отказаться от него совсем.
Это невозможно. А если и удастся — то только во вред себе. Страх,
хозяином которого ты являешься, становится твоим хранителем. Его
проявления совсем иные, чем те, которые заканчиваются ужасом и паникой.
Ужас и паника на войне — это верная гибель, и не только для тех, кто им
подвержен. Подконтрольный человеку страх проявляется в повышенной
осторожности, обостренном чутье и внимании, в интуитивных реакциях,
оберегающих своего хозяина.

В преодолении собственного страха есть
еще одна существенная сторона. Как уже было сказано, паника — это
гибель не только для тех, кто оказался ею заражен. Это гибель и для тех,
кто оказался рядом с паникерами. Поэтому , став хозяином своего страха,
не допускай победы страха над сослуживцами, помоги и им обуздать
мустанга по имени Страх. Для этого не надо никаких особых усилий. Будь
рядом, подставь свое плечо, не спеши считать их трусами. Им нужна твоя
помощь. Если ты сможешь это показать — ты спасешь их, а они тебя».

Источник: «ВВ: Кавказский крест — 2»   Автор: Борис Карпов

http://army.lv/ru/chechnya/79/67

FacebookTwitterGoogleVkontakteOdnoklassniki


4 Комментарии

  1. Владислав:

    Сам "Калачевец". Знаю о том, что написано не понаслышке..Но…Не в обиду будет написано, но все же- убирите шеврон на оглавлении. Шеврон Калачевской Бригады выглядит несколько иначе. И имейте уважение к символике другого Боевого подразделения, Не менее прославленного , чем Калачевская Бригада. Это шеврон 173 отряда ГРУ, хоть и Тоже 22 Бригада, но это к Калачевской бригаде НиКАКОГО отношения не имеет. И тем более к "БАРСу".Парням из разведки принявшим тот бой -ЧЕСТЬ и СЛАВА! Подвиги Ваши не забываемы….

  2. Konstantin:

    Честь и слава ребятам не вернувшихся с войны.

  3. Дмитрий:

    За вас Мужики !!!

Добавить комментарий

Войти с аккаунтом:



Группа ВКонтакте