Первый «Стингер»


Первый «Стингер»

Первый «Стингер»

Президент
Рейган считал: раз уж русские завязли в Афганистане – это нужно
использовать. США начали активно помогать моджахедам. Нашим солдатам в
афганских горах пришлось первыми принимать вызов.

Мельтанайское ущелье

«В
январе 1987-го майор Евгений Сергеев был замом по боевой подготовке
командира 186-го отдельного отряда специального назначения ГРУ ГШ. Но в
Афганистане отряд для маскировки назывался просто:
7-й батальон. Занимались перехватом душманских караванов. А старший
лейтенант Владимир Ковтун – командир группы, самой результативной.
Сергеев давно планировал устроить засаду в труднодоступном Мельтанайском
ущелье, это район Кандагара. И вот полетели туда на рекогносцировку –
Сергеев, Ковтун и группа старшего лейтенанта Чебоксарова (ковтуновские
ребята готовились к выходу на эту засаду, а Чебоксаров со своими
оказались под рукой).




Шли
так: спецназовцы на двух вертолетах Ми‑8 и два Ми-24 сопровождения.
Сергеев и Ковтун – в головном Ми-8, Сергеев – на месте бортстрелка. Он
первым заметил внизу группу вооруженных людей, дал очередь из курсового
пулемета – указал цель. Снизу в ответ – два дымовых следа: обстреляли.
Причем в тот момент наши не поняли, что это «стингер», решили просто
гранатомет – шли низко, а «стингер» низколетящие цели не захватывал. Что
ж… Машины сопровождения остаются в воздухе и огнем берут душманов в
«мешок», Ми-8 идут к земле. Спецназ высадился – и попал под кинжальный
огонь. Но было очевидно – «духов» все же застали врасплох. Начался бой.

Командовал
Сергеев – и очень эффективно. «Духи» начали отходить. Ковтун заметил,
как один из них выскочил из укрытия и, отстреливаясь, побежал по руслу
высохшего ручья. Чем-то он был необычен – странная труба за спиной, в
руке – непонятный предмет. Владимир рванул за ним. Разрыв, однако, был
очень велик, «дух» мог уйти. А Ковтун – мастер спорта по стрельбе.
Вскинул автомат. Пуля попала «духу» в затылок. Ковтун подбежал, собрал
трофеи. Уже понял, что труба – от ПЗРК… А предмет, что убитый держал в
руках, – модный чемоданчик-дипломат. Задерживаться нельзя было, вернулся
к вертолету. Тем временем бойцы нашли на местности еще две такие же
отстрелянные трубы. В вертолете Владимир внимательно осмотрел трубы,
открыл дипломат. На трубах – фирменная маркировка, в дипломате – весь
набор инструкций по боевому применению… «Женька! Это «стингер»! –
крикнул Сергееву. Тот обернулся, расплылся в улыбке: «Поздравляю!»
Несколько месяцев назад перед строем зачитывался приказ: те, кто первыми
захватят «стингер», получат Героя Советского Союза».

Невыполненные обещания

Я
цитирую диктофонную запись беседы с Евгением Логиновым – автором
сценария документального фильма «Звезду за «стингер» (телекомпания
«АБ-ТВ», режиссер – А. Милославов; 25 октября фильм планирует показать
телеканал «Звезда»). С экрана ту же историю рассказывают сам Владимир
Ковтун и тогдашний командир 22-й бригады спецназа ГРУ ГШ
генерал-лейтенант в отставке Дмитрий Герасимов. Первый добытый в
Афганистане «стингер» и все, что происходило вокруг него, – тема
картины.

«Трофей особой важности» был немедленно
продемонстрирован на пресс-конференции афганского МИДа в Кабуле как
наглядное доказательство вмешательства США в дела Афганистана. В ту же
ночь улетел в Москву к понимающим людям, которые давно мечтали
американскую новинку разобрать до винтика, изучить, сравнить. Ковтуна и
Сергеева представили к Герою.

Но Героя они не получили. Почему? Сегодня можно лишь гадать. Возможно,
кто-то еще решил попасть в списки, а не вышло – «так не доставайся же
ты никому!». Возможно, кандидатуры показались спорными: спецназовцы –
люди резкие, недипломатичные, из-за чего, бывает, всякие ситуации
случаются. У того же Сергеева, например, неснятое партвзыскание – как
тут Героя давать?

Владимир Ковтун и Евгений Сергеев продолжили воевать. А потом случилось то, что случилось – с армией и со страной.

Полковник
запаса ГРУ ГШ В. Ковтун ныне фермер во Владимирской области. Евгений
Сергеев умер в 2008-м: старые раны, сердце. Ему было 54 года. Памяти
Сергеева фильм и посвящен.

Про историю захвата первого «стингера»
писали не раз, есть художественный фильм «Охотники за караванами». Так
что людям, знакомым с афганско-спецназовской темой, мы сейчас вряд ли
сказали что-то новое. Но, во-первых, несмотря на все публикации,
участники операции так до сих пор по-настоящему и не награждены. Чтобы
исправить недостойную ситуацию, о ней надо напоминать и напоминать. А
во-вторых…

С той стороны

Повторим – есть конкретная история, и есть фон, на котором она происходила.

Это
сегодня Евгений Логинов – сценарист-документалист. А вообще он
полковник запаса, военный переводчик с дари – одного из главных
афганских языков. Соответственно с 1987 по 1989 г. – в Афганистане. Для
него и приход в документальное кино начался с участия в различных
телепередачах – приглашался поначалу именно как эксперт по афганской
тематике. Естественно, работая над картиной, опирался на свои знания,
связи, возможности.
Потому в фильме участвует много людей «с той стороны» – бывшие
афганские полевые командиры Хаджи Садар Ака и Мухамад Ареф, сотрудник
ЦРУ в 1985–1989 годах Ник Пратт, немецкий кинооператор Диттмар Хак,
ходивший с караванами через пакистанскую границу и снимавший бои с
нашими. На вопросы отвечают спокойно, откровенно – столько лет прошло,
чего уж!

Потому «АН» было интересно поговорить с Евгением
Логиновым не только как с одним из создателей фильма, но и как со
специалистом-афганистом.

– Евгений Леонидович, помните
американский фильм «Война Чарли Уилсона»? Некий конгрессмен, гуляка и
поддавала внезапно проникается идеей помощи несчастным оккупированным
русскими афганцам и закручивает хитрую интригу, чтобы снабдить душманов
«стингерами». И вот уже падают, пылая, советские вертолеты, – а там и
конец войне. «Это сделал Чарли!»…

– Видел я фильм, читал книгу,
по которой он снят. Обычная голливудская «фантазия на темы». Да, был
Уилсон – один из многих причастных к истории со «стингерами». Да,
«стингеры» серьезно осложнили полеты в афганском небе. Но в целом…

«Стингер»
(англ. FIM-92 Stinger) — американский переносной зенитно-ракетный
комплекс, предназначенный для поражения низколетящих воздушных целей.
Разработан компанией «Дженерал Дайнемикс». Принят на вооружение в 1981
году. Легкий и относительно простой в использовании, «стингер» стреляет
ракетами класса «земля-воздух» и состоит на вооружении почти 30
государств.



До и после

– Когда в сентябре
1979-го мы вошли в Афганистан (напомню – действительно по просьбе
тогдашнего афганского правительства!), президент США Картер заявил: это –
угроза миру. Пришедший ему на смену Рейган предложил: раз уж русские
там – давайте сделаем войну максимально дорогой и изнурительной для них.
Началась многолетняя операция «Циклон»: финансирование, снабжение и
обучение боевиков. Материалы по ней в США засекречены до сих пор, но
есть литература, которой можно доверять, – например, мемуары Мухамада
Юсуфа, бывшего заместителя начальника пакистанской разведки (формально
все делалось ее руками), книги американского военного эксперта Лестера
Грау… Генерала Юсуфа, мы, кстати, хотели снять – но он накануне умер,
пожилой уже был. Зато сняли Ника Пратта. Это человек, который
непосредственно отвечал за боевую подготовку моджахедов. Пратт прямо
говорит: Советы действовали в Йемене, Эфиопии, из-за вас у нас были
проблемы в Никарагуа и на Гранаде, вы помогали вьетнамцам – что ж,
появился шанс посчитаться.

– Зато сейчас по американским вертолетам талибы бьют из тех «стингеров»…


Ну, положим, те «стингеры» давно уже небоепригодны. У них батарея на
два года рассчитана, да и то при надлежащем хранении. Вообще пока
достоверных фактов применения ПЗРК в Афганистане не зафиксировано.
«Чинук» с «морскими котиками», уничтожившими бен Ладена, судя по всему,
сбили из обычного гранатомета. Другое дело, что американцы ПЗРК
действительно очень боятся. Населению объявлено: мы их у вас готовы покупать. Дают такие деньги, что афганцы просто не в силах устоять.

– У вас не вызывает невольного злорадства сам факт: тогда американцы помогали душманам, а сейчас сами в Афганистане завязли?


Злорадства – по отношению к кому? К их солдатам и офицерам? Нет, не
вызывает. Я, бывая в Афганистане, с ними встречался. Действительно
искренне убеждены, что несут афганцам свободу. Можно пожать плечами, но…
Я военный, они военные. Военному человеку прикажут – он едет, куда
велено. Какое тут злорадство?

Все сложнее. Конечно, невольно
проводишь параллели. Наша армия ту войну не проиграла: войска решали
поставленные задачи, ситуация была под контролем. Но экономика СССР
действительно нагрузки уже не выдерживала. По моим подсчетам, Афганистан
нам обошелся в 33 миллиарда инвалютных рублей. Доллар тогда, напомним,
стоил 60–70 копеек. У американцев сейчас – схожие проблемы. На боевые
действия в Афганистане и Ираке (для них это общая операция) уже давно
потрачено более триллиона долларов, Пентагон просит еще миллиарды и
миллиарды! Уже подсчитано: это самая дорогостоящая война в истории США
после Второй мировой.

Но что существенно. Немалая часть американских трат – фактически разные формы выплат
гражданам США (военнослужащим и др.), там находящимся. То есть
опосредованно эти деньги в США все же вернутся. У нас же львиную долю
ушедших миллиардов составляли вложения в развитие Афганистана. Нас
обвиняли в оккупации – только странная была оккупация: где вы видели,
чтобы оккупанты на занятой территории построили более 140 объектов? И
каких! Домостроительные комбинаты, промышленные производства… Такая вот
разница подходов. Хорошо это или плохо? Давайте думать.

Но что однозначно плохо – забывать таких людей, как Ковтун и Сергеев. Они-то свое дело делали честно.



Первоисточник http://www.argumenti.ru
ВО

FacebookTwitterGoogleVkontakteOdnoklassniki


Добавить комментарий

Войти с аккаунтом:



Группа ВКонтакте