В Иране не все спокойно



Оказалось, что для России соблюдать международные обязательства
важнее, чем продавать оружие Ирану, но ее политика в отношении Исламской
Республики никогда не будет приведена в соответствие с западной

На прошлой неделе Москва запретила поставки Ирану ракет класса
«земля-воздух», что выходит за пределы условий наложенных в июне Советом
безопасности ООН санкций. Это должно порадовать Вашинтон даже несмотря
на то, что Россия все равно продаст Сирии противокорабельные ракеты
класса «Яхонт». Впервые Москва проявила готовность действовать в связи с
иранским вопросом в июне, выступив в поддержку санкций против угодившей
в страны-изгои Исламской Республики, хотя обычно Кремль старается не
сердить Тегеран, так как имеет в этой стране деловые интересы. Но
президент Дмитрий Медведев аккуратно движется в сторону согласия с
мировой позицией в отношении Ирана, и наблюдатели вскоре начнут
подсчитывать убытки, которые принесет ущемление этих интересов. Впрочем —
имеют ли деловые интересы решающее значение для России?

22
сентября президент Дмитрий Медведев на один шаг приблизил позицию России
в отношении Ирана к нормальной позиции Запада, выпустив указ о запрете
на продажу в Иран российских зенитно-ракетных установок «С-300» и сорвав
этим прибыльный контракт на поставку вооружений в Исламскую Республику.
Шаг Медведева не просто соответствует принудительным санкциям ООН в
отношении Ирана, но и выходит за их пределы. Санкции эти были наложены в
июне; по ним частично запрещается продажа Ирану обычных вооружений.

В
понедельник Тегеран сделал ответный ход, пообещав подать на Москву в
суд за нарушение условий контракта.

«Это [то есть запрет продажи]
не будет иметь для нас никаких негативных последствий … но они [то
есть Россия] нарушили контракт … показав, что им нельзя доверять», —
сказал, как сообщают «РИА Новости», министр обороны Ирана бригадный
генерал Ахмад Вахиди. Москва сохраняет спокойствие. Депутат
Государственной Думы и глава комитета по международным делам Константин
Косачев сказал, что запрет стал последствием «неправильной внешней
политики» Ирана.

Шаг Медведева должен стать наградой для
администрации президента Барака Обамы, изо всех сил пытающейся
продемонстрировать реальные результаты широко разрекламированного
примирения США с Россией. В июле, когда Россия не воспользовалась правом
вето и одобрила санкции ООН, некоторый шаг в нужном направлении был
сделан, но случившееся на прошлой неделе — это очередной прорыв,
гласящий, что Москва готова поступаться коммерческими интересами в
Исламской Республике ради сохранения единства с Америкой и Западом.

«Указ,
подписанный президентом России, выходит за пределы резолюции Совета
безопасности ООН», — сказал директор Центра энергетики и безопасности
Антон Хлопков. — «Это новый шаг в области подхода России к Ирану».

В
Вашингтоне, однако, до сих пор раздражены тем, что Россия продолжает
играть роль основного поставщика оружия для стран Ближнего Востока;
сейчас Вашингтон ведет очередной раунд мирных переговоров между Израилем
и Палестинской автономией. 16 сентября министр обороны России Анатолий
Сердюков подтвердил готовность поставки противокорабельных ракет П-800
«Яхонт» Сирии — союзнице Ирана. Продажи оружия Сирии регулярно
становятся источником головной боли для Вашингтона и Иерусалима: в этих
столицах опасаются, что оружие попадет в руки воинственной ливанской
группировки «Хезбалла» и послужит катализатором нестабильности на
Ближнем Востоке. В понедельник госсекретарь США Хиллари Клинтон
остерегла Сирию от совершения шагов по дестабилизации обстановки в
Ливане и Ираке (в сентябре США вывели из последнего значительную часть
своих войск).

Тем не менее, глава программы изучения России и
Евразии при неправительственной организации Chatham House Джеймс Никси
(James Nixey) не считает, что сделка России с Сирией так уж сильно
мешает Вашингтону.

«Для России это альтернативный вариант», —
считает Никси. — «Россия хотела и получить выгоду, и не упустить
«перезагрузки”. В конечном итоге, как выяснилось, России все равно, кому
продавать оружие, лишь бы продавать. Следовательно, у нее есть выбор, и
выбор этот не мешает «перезагрузке”, которая важна для Москвы по ряду
иных причин, так что она готова уступить немного в том, что касается
Ирана».

От запрета на продажу оружия Ирану Россия потеряет по
меньшей мере миллиард долларов, не считая неустоек, — об этом Константин
Косачев сказал вчера RT. — «Любые текущие или возможные коммерческие
убытки для России не должны взять верх над убытками в политической сфере
и над ущербом, который мы понесем от несоблюдения условий режима
нераспространения ядерного оружия, а также обязательств перед Советом
безопасности и ООН. Это гораздо важнее».

Никси же отметил, что
для России, занимающей второе место в мире по экспорту оружия, эти
потери все равно — как капля в море.

Дела России?

На
коммерческие интересы России в Иране зачастую ссылаются как на главную
причину того, что Россия тянула с поддержкой предлагавшихся Западом
санкций. Помимо оружия Россия снабжала Исламскую Республику нефтью и
газом, а также строила в стране атомные электростанции. Еще в июле
Москва привлекла всеобщее внимание тем, что поучаствовала в разработке
обширного проекта развития сотрудничества с Ираном в области энергетики,
что, как казалось, откровенно противоречило международным санкциям,
поддержанным Россией же всего за месяц до этого.

В преддверии
состоявшегося на прошлых выходных визита Медведева в Китай главный
аналитик по стратегии группы «УралСиб» Крис Уифер в своем обращении к
инвесторам отметил, что Россия продолжает противостоять в Иране
конкуренции со стороны китайского бизнеса.

«У Китая есть
совершенно четкая программа — занимать все ниши, оставляемые в Иране
Россией и прочими, тогда как Россия явно хочет остаться в Иране, хотя и
не готова заявить об этом открыто», — писал Уифер.

Китай,
безусловно, должен сыграть ключевую роль в решении иранского вопроса.
Давая комментарии агентству «РИА Новости», военный обозреватель Илья
Крамник отметил, что Пекин может оказаться «лазейкой» в системе санкций
на поставки оружия Ирану, так как Китай постоянно поставлял Исламской
Республике оружие — пусть даже только для того, чтобы у Ирана была
возможность скопировать образцы и наладить собственное производство.

Тем
не менее, Хлопкин не считает, что конкуренция со стороны Китая была
таким уж важным фактором, когда Россия решила ужесточить свою позицию по
торговле оружием с Ираном.

«Мы должны признать, что в
российско-иранских отношениях не так уж много сфер, где мы бы тесно
сотрудничали. К примеру, двусторонний внешнеторговый оборот составляет
порядка трех миллиардов долларов в год — для российской экономики в ее
нынешнем состоянии это ничто. Это гораздо меньше, чем торговый оборот с
Евросоюзом, а значит, в нашей двусторонней системе приоритетов
экономические и коммерческие связи с Ираном занимают не такое уж высокое
место — я бы сказал, что соображения безопасности важнее.
Следовательно, вопрос стоит вот какой: как это повлияет на наши
отношения в сфере безопасности», — сказал Хлопкин. По его мнению, ответ
на этот вопрос давать пока слишком рано.

Но российская политика
никогда не придет в полное соответствие с западными нормами, причем вне
зависимости от того, будут ли играть свою роль коммерческие интересы.

«Безусловно,
недавно вышедший в России указ не означает, что Россия займет ту же
позицию, что и страны Запада и США, потому что мы — соседи», — подытожил
Хлопкин.

http://inosmi.ru/asia/20101002/163323529.html

FacebookTwitterGoogleVkontakteOdnoklassniki


Добавить комментарий

Войти с аккаунтом:



Группа ВКонтакте