Война в Чечне: видео, фото, документы, свидетельства
Главное меню
Интервью


Чечня и Северный Кавказ: прагматичный пессимизм спецназа

Чечня и Северный Кавказ: прагматичный пессимизм спецназа


Этот материал родился из нескольких откровенных бесед с офицерами спецподразделений российской глубинки. Они представляют разные службы – региональный отдел спецназначения ФСБ (А), отряд спецназа внутренних войск МВД (С) и армейский спецназ ГРУ (Р). Они живут в разных местах и лично не знакомы. Кто-то уже на пенсии. Кто-то служит. По-разному и в разное время пришли к своей службе: один из гражданского вуза, другой – из военного училища, третий – через срочную службу. Кто-то всё время служил в одной «фирме», другие прошли несколько разных силовых ведомств. На троих моих собеседников – почти два десятка только боевых орденов и медалей, включая и советские. Объединяет их одно: богатый опыт боевых действий в Чечне. Каждый  из них принимал  личное участие в операциях по ликвидации очень известных лидеров бандформирований. По понятным причинам их настоящие имена не указываются.


Скажите честно, Вы считаете нормальным, что воевавшие против России и убивавшие наших солдат сейчас руководят Чечней, носят звёзды на груди и на погонах, раскатывают целыми колоннами дорогих чёрных джипов? Ведь они фактически получают с России дань в виде многомиллиардных ежегодных дотаций. При этом российские законы там действуют, ну, очень избирательно… 


А. Платить дотации значительно дешевле, чем воевать. К тому же такие мятежные регионы нельзя перестроить мгновенно, как по мановению волшебной палочки. Идут непростые и зачастую невидимые невооружённым взглядом процессы интеграции Чечни в общероссийское пространство. Это очень сложная задача, требующая большого количества времени и средств. Если же говорить о колоннах чёрных джипов, то Рамзан Кадыров – потенциальный смертник, что всем понятно. И передвижение в большой колонне, когда неясно, в какой же машине он едет (и едет ли вообще) – это вполне разумное требование обеспечения безопасности. После войны всегда приходится договариваться с бывшими противниками – больше не с кем. И из них же набирать дееспособную администрацию, как показывает мировой опыт. Если конечно, речь не идет о тотальном уничтожении…


С. А в других российских регионах губернаторы не «осваивают» бюджеты и не катаются на дорогих машинах? И законы везде соблюдают неукоснительно? Во всяком случае, по сравнению с девяностыми в Чечне сейчас очевидный прогресс. Инфраструктуру восстанавливают, пенсии платят, система образования работает, не ведутся масштабные боевые действия. Не так уж мало, поверьте. Мы-то помним, что там творилось совсем недавно. А что касается Кадырова-младшего… Отцу он, конечно, уступает по масштабу личности. Но со своей задачей всё-таки справляется. Какие у нас ещё есть варианты? Вспомнить эффективные методы НКВД времен выселения 40-х годов прошлого века и последующей ликвидации бандподполья? Так Казахстан уже стал независимым государством. Такого количества сил просто нет сейчас у того же главнокомандующего внутренними войсками МВД. Даже вместе с армейским Северо-Кавказским округом. Мы же не можем оголить все остальные участки и направления?


Да и правовой основы для проведения такой операции нет. Не говоря уже о «мировом общественном мнении»…


Р. А что, есть альтернатива? Воевать всё равно затратнее. И по средствам.  И по потерям в людях, что ещё важнее. Тем более, что единственным итогом широкомасштабных боевых действий становится дальнейший рост поддержки ваххабитов и просто местных бандформирований мирным населением. Работы нет, количество жертв среди мирного населения во время войны неизбежно растёт, молодежи необразованной нет другого пути, кроме как в леса…


Разбить в открытом бою крупные бандформирования мы вполне в состоянии. И делали это не раз. Но вовсе не они делают погоду сегодня на Северном Кавказе. Там есть горно-лесные районы, которые можно прочёсывать годами. И результат вовсе не гарантирован. В этих условиях покупка лояльности местных лидеров вполне оправдана и практикуется уже тысячи лет.


То есть местное население, что бы там ни говорили пропагандисты центральных каналов, по-прежнему остаётся опорой бандподполья?


А. Без поддержки местного населения все эти так называемые джамааты давно бы были ликвидированы. Есть и поддержка части населения, и снабжение, и укрывательство в специально оборудованных тайниках домов. Да и пополнение, чего уж там, поступает, в основном, из тех же сел. За симпатии местного населения и идёт борьба, по большому счёту. Мы должны показывать местным парням, что можно учиться, работать и спокойно жить, а не годами бегать по горам, никогда не ночуя дважды в одной норе…


С. Настроение местного населения можно коротко сформулировать так: «надоели до смерти и те, и эти». При этом те, кто в бандах всё равно для многих местных – свои. Блудные сыны, но сыны. Поэтому и помощь идёт в банды, и информация.


Хотя есть там и запугивание, и откровенный рэкет под видом сбора средств на борьбу с неверными. Не будешь платить – казнят. По «приговору шариатского суда» безграмотных бандитов, не знающих и азов настоящего ислама.


Р.  Местное население от всего этого смертельно устало. Две войны, а в промежутках – свои беспредельщики. Пенсии разворовывались, законы вообще не работали. Ни больниц, ни учебы… Сейчас, конечно, благодаря бюджетным вливаниям и успехам наших операций многие настроения у местных мирных жителей изменились. Работать и жить в домашнем тепле куда приятнее, чем отмораживать себе всё, что можно, каждую секунду рискуя подорваться или поймать пулю. Но и противник не дремлет. Работают они достаточно грамотно. Так что поддержка части населения у банд есть, и вполне достаточная. Вообще-то, можно ограничиться только одним примером: взрослый мужчина при постоянной тяжёлой нагрузке на свежем воздухе при жизни в горно-лесной зоне в день должен съедать не менее килограмма продуктов. Да, есть сублимированные продукты, разводные лапши и супы в пакетиках, различные концентраты. Но на шоколадных батончиках и майонезе годами не протянешь.


Вот и посчитайте, сколько килограммов еды должно поступать в схроны и тайники для банд практически ежедневно. Давно приходилось читать о налётах банд на хлебозаводы или продуктовые магазины в Чечне? То-то и оно, что нет таких случаев. Кто-то ведь привозит всё необходимое в банды? А ведь есть еще и обмундирование, обувь, аккумуляторы, боеприпасы и т.д. И всё это у них есть…

Вот Вы упомянули, что идёт пополнение в горы. Каковы всё-таки основные причины ухода в горы: идеологические, экономические, принудительная мобилизация?


А. Экономические причины, конечно. Работы очень мало. Бюджетные потоки, как и везде, делятся наверху. Сколько было примеров подрывов малолеток при попытке поставить фугас. А всё просто, на самом деле. Приходят ночью к простому жителю села и настойчиво предлагают установить фугас на дороге. Отказываться опасно, а за работу дают аж 200 долларов. Ну, хозяин соглашается. А чтобы не рисковать, посылает кого-то из младших сыновей: риск меньше, если попадется. А тот ночью впопыхах не так проводки соединил – и всё… Но зато, если фугас сработал, молодой совсем пацан входит во вкус. Идёт сразу мощная идеологическая обработка. В кармане у «кормильца семьи» деньги и плюс слава «борца с неверными». Да и замаран уже кровью подорвавшихся – обратной дороги нет. Сначала фугасы и поставка информации. Потом временное привлечение к каким-то операциям. А там и уход в лес насовсем.


С.  Основные причины – деньги, а вовсе не борьба за независимость или «истинный ислам». Расценки все давно известны. Сколько стоит подрыв фугаса, сколько обстрел колонны или нападение на блокпост или райотдел милиции. Могу привести простой и понятный пример. Вскрыли мы базу боевиков. Схрон с бункерами школы подрывников. Один поменьше, для инструкторов, и другой – для занятий. Со столами, наглядными пособиями и т.д. Так на столах чего только не нацарапано скучающими «курсантами»! Не хуже наших срочников, уныло убивающих время в ожидании долгожданного дембеля. Так что отнюдь не все они ловят слова инструкторов с горящими глазами и горят желанием отдать жизнь за свободу Ичкерии.


Р. Вербовщики у них опытные, и национально-религиозные мотивы используют, и историю Чечни трактуют в нужном для себя свете. Но главный стимул – деньги, конечно. Особенно – для командиров. Рядовые бойцы воюют за харчи практически. Одна надежда – выбиться в командиры. Мы этому естественному процессу обновления командных кадров стараемся активно помогать. То одного ликвидируем, то другого. Так что вакансии всяких эмиров у них постоянно есть. Значит, есть и шанс самим участвовать в распределении средств. Не зря у них постоянные скандалы по поводу растрат возникают.


Всё посчитано и скалькулировано. За все виды диверсий и налётов известна утверждённая цена. Причём большая часть денег до конкретных исполнителей никогда не доходит.


Они вот всё с партизанами Великой Отечественной любят себя сравнивать, тактику их изучают, книги читают. А ведь Ковпак, Федоров или Сабуров в Центральный штаб партизанского движения отчёты с приложением счетов в рублях или рейхсмарках не посылали. За свободу воевали.


Значит, с героями-партизанами себя сравнивают?  Получается, что не только деньги у них всё решают?


А. Любой бандит хочет выглядеть Робин Гудом. Хотя бы в собственных глазах. И их вербовщики умело играют на самых различных струнах. Вот шахидок ведь отбирают не просто из кого попало. Кому внушают, что нет иного повода искупить «позор для рода» брошенной мужчиной. В ком умело распознают суицидальные наклонности. А кого и просто практически зомбируют. Наш врач-психолог там допрашивал одну такую родственницу командира боевиков, взятую со взрывным устройством. Она совершенно искренне и убежденно на вопрос о своем идеале ответила: «Зоя Космодемьянская». Так что некоторые их идеологи работают не хуже наших замполитов, мягко говоря. Хотя сами вербовщики неплохие деньги за каждую шахидку получают…


А вот сами эмиры помимо денег уже и на адреналине воюют. Власть, уважение окружающих, почёт при отдыхе в арабских странах или Турции – всё это затягивает. Так что многим из них образ «исламского Че Гевары» покоя не дает. Но мы регулярно ряды этих «героев» прореживаем. Что тоже немного охлаждает горячие головы наглядными примерами.


А чьи кадры лучше подготовлены? Наши бойцы или противник?


Р. Я вообще воевал с группами, где половина срочников была, а то и больше. У них серьёзных бойцов мы порядком проредили. Хотя и работает у них естественный отбор. Выживают те, кто сильнее и опыт набирает быстрее. У них выпускные экзамены после любых курсов – налёт или подрыв. Ну, а мы им оценки выставляем. Двоечники быстро отсеиваются… Но мне наши разведчики больше нравятся. Ещё относились бы к нам по-человечески, когда с войны приезжаем – вообще состав групп можно было бы из таких профи собрать! Но где там – целые бригады спецназа под нож пустили, «реформаторы». Теряем опытные кадры, к сожалению. А с ними и опыт теряем.


С. В спецназе ВВ сейчас воюют только контрактники. Я считаю, наши лучше. И мотивация у моих ребят выше, и наркотиками, в отличие от бандитов, мои себя не подстёгивают перед выходами. Другой вопрос, что мы опять, как в Афгане, на себе по 45 кило тащим. А духи скачут налегке с одним нагрудником. Потому что у них всегда по нескольким направлениям от схронов есть «заначки». Лежит где-нибудь в дупле или под пеньком и запасной боекомплект, и продукты. Так что, при прорыве, они знают, куда бежать. А наши «лоси» за ними с грузом иногда успевают.


А. В моей группе офицеры с очень высоким уровнем боевой подготовки. Отбор очень строгий и конкурс большой. Стремятся ребята перейти из других родов войск и ведомств. Репутация у наших групп заслуженная. Так что мы к встрече готовы в любое время. И тренировки не прекращаем никогда.


У них, за редким исключением, сейчас больше мастера бить из засад. Укусил – отскочил. А во встречном бою мы им не уступаем никогда. Это ж они от нас бегают, а не мы – от них…


Арабы всё-таки есть в чеченских горах? Или это всё сказки о «международном терроризме», дабы завоевать общественное мнение Запада?


С. Арабов, как и представителей других стран, вплоть до европейских, осталось не так много. Больше местных. Успели воспитать себе смену и командиров, и инструкторов. Кто ещё недавно слышал о так называемом эмире Бурятском? Между прочим, действительно из Бурятии, но принял ислам и воюет на Кавказе.


Р. Кого там только нет… В основном, конечно, местные. Особенно в последнее время. Но находили и явные признаки присутствия «гостей». Специалистам многое могут сказать даже рулоны туалетной бумаги, запасные трусы и носки – всего этого у ваххабитов нет.


И паспорта на трупах находили вовсе не российские, и внешность у некоторых была явно не характерная для Кавказа.


А. Что значит – «сказки»?!? Я ствол такой «арабской сказки» на операции в адресе увидел в 20 сантиметрах от себя. До сих пор ношу отметину на теле – покойный успел выстрелить первым. Так что есть там и арабы, и другие иностранные «гости» есть. И влияние их ощущается, хотя и не так сильно, как раньше. Многих «игроков в геополитику» нормальная жизнь на российском Северном Кавказе не устраивает.


Подполье сейчас разобщено на отдельные банды или всё же есть единое командование?


С.   Шура действительно координирует деятельность отдельных групп. Они периодически собираются и обсуждают планы крупных операций. Иногда объединяют силы нескольких групп для совместных действий, если нужно атаковать крупный объект. И пресечение их связей, перехват связников и сообщений – очень важная часть нашей задачи сейчас.


А. Внутри бандподполья – масса противоречий. Но при необходимости они в состоянии объединяться для борьбы с общим врагом. Ну, и конечно, источники финансирования их сильно дисциплинируют – не у каждого эмира они самостоятельные. А кто платит – тот и заказывает музыку.


Р.Координация уже не та, что раньше, но раздробить банды и лишить их единого органа управления окончательно пока, на мой взгляд, не удалось. Есть, над чем работать.


Стрельба и взрывы в Чечне – это надолго, по Вашему мнению?


А. Очень надолго. Такие вещи быстро не изменяются. Но позитивные процессы идут, и это радует. Меня, честно говоря, другие республики Северного Кавказа беспокоят. Особенно – Ингушетия и Дагестан. Да и в остальных обстановка очень сложная…


С. На моих внуков хватит.


Р. Крупных вылазок будет поменьше. А подрывов и обстрелов там ещё на десятилетия хватит. Пока деньги идут – будет и война. А деньги ещё долго будут идти.


А откуда идут деньги, по Вашему мнению? Исламский мир, международные террористические сети, спецслужбы иностранных государств?


А. Всего понемногу. Арабы, в основном, своим давали деньги. После смерти Абу-Умара, последнего широко известного в арабском мире представителя «моджахедов», денежный поток с арабского Востока снизился, но не иссяк полностью. Более привлекательной целью, и более близкой, сейчас являются войска коалиции в Ираке. Там и расценки повыше, да и шансов выжить побольше. Что касается спецслужб иностранных – задерживаются отдельные представители и эмиссары сейчас. Но того раздолья, что было у них в период 1996-99 гг. уже давно нет. Хотя уши знакомые торчат за различными операциями бандподполья.


Р. Утвержденных прайс-листов я никогда не видел, по понятным причинам. Примерные расценки были нам известны в начале 2000-х. И за сработавший фугас, и за обстрелы, и за сбитый вертолёт… Но слишком много разных факторов влияет. Попадёт в «ящик» взрыв или обстрел или не попадёт. Количество жертв и т.д. Те теракты, которые будут освещаться по телевидению, разумеется, оплачиваются более щедро. Так что в замалчивании терактов на Северном Кавказе нашими СМИ есть не только политическая, но и экономическая подоплёка. Тем, кто непосредственно воюет в горах, всё равно достаются крохи. Впрочем, это не только у них так дело обстоит, к сожалению.


Снаряжение импортное, форма, спальные мешки, рации – всё это есть в бандах. Так их сейчас и в России купить можно. Оружие практически полностью наше, отечественное. Доллары у них в большом ходу, и не только фальшивые. Но этим в России сейчас никого не удивишь. В то время, когда я сам там воевал, большая часть денег шла из-за границы. И планировались наиболее громкие акции там же серьезными «импортными» специалистами.


Сейчас, насколько мне известно, значительная часть денег к бандитам идёт даже не от диаспор, а прямо из российского бюджета. Просто часть сумм, выделяемых на восстановление Чечни, в результате попадает в банды.


С. Основной источник денег – внутри России. Это деньги чеченских диаспор, доходы от «крышевания» банков и самых различных видов бизнеса. Наконец, данью обложены многие доходные места на Северном Кавказе, вплоть до чиновников и бюджетов.  Сейчас гораздо больше доля денег из самой России, хотя и зарубежное финансирование осталось.


Если б вот эти каналы перекрыть – недолго бы они там проскакали…


Иван ИВАНОВ



На фото AFP с сайта news.yahoo.com – российские солдаты в районе Гимринского тоннеля (Дагестан)



Никто не решился оставить свой комментарий.
Будь-те первым, поделитесь мнением с остальными.
avatar

Новости с северного кавказа

Силовики в Чечне установили организатора мартовско...

Семь человек стали жертвами вооруженного конфликта...

Житель Хасавюрта обвинен в причастности к боевикам

Четыре человека стали жертвами вооруженного конфли...

На Северном Кавказе за пять лет предотвратили 300 ...

Один боевик убит в перестрелке в Дагестане

Пять жителей Чечни обвинены в причастности к боеви...

В ходе вооруженного конфликта на Северном Кавказе ...

НАК сообщил о нейтрализации двух боевиков в Ставро...

Художественные фильмы о войне в Чечне

Художественный фильм "Простая история"

Художественный фильм Маршо (Свобода)

Художественный фильм «Марш-бросок»

Художественный фильм "Блокпост"

Художественный фильм "Стреляющие горы"

Художественный фильм Александра

Фото чеченской войны

Фото чеченской войны...

Фото войны в Чечне 3

Современный Грозный,...

Самодельное оружие ч...

Чеченская война глаз...

Фото чеченской войны...

Фото чеченской войны...

Русские солдаты в Че...

Грозный. Фото первой...

Фотографии террорист...

Война в Чечне глазам...

С приветом из Грозно...

Видео о войне в Чечне

Четверг, 13-ое (НТВ)...

Кадыровские псы

1996-2004 Хроники во...

План «Кавказ». Абуба...

Первая чеченская вой...

Кавказский крест. Фи...

Интервью выживших из...

О войне в Чечне (зап...

Чечня. Кадры с НТВ

Московская осада

Антология антитеррор...

Полет на войну. Перв...

Первая чеченская вой...

Шамилю Басаеву посвя...

Спецназ. Впереди стр...

Книги о войне в Чечне

Анатолий Куликов, Валентин Рун...

Фарукшин Раян. Не спешите нас ...

Генштаб без тайн

Чеченский капкан. Между предат...

Максим Шахов. Шоу должно продо...

Охота на «Шейха»

Сергей Соболев. Охота на волко...

Криминальный режим. Чечня. 199...

Анников Евгений Николаевич. Ги...

Александр Бушков. Четвертый то...

Аслан Шортанов. Офицеры Росси...

Чистилище Чеченской войны

военные песни

Виталий Леонов - "Хочу до...

Армейские песни под гитару час...

Александр Коренюгин ''В этой ж...

Виталий Леонов - Войска Дяди В...

Чеченские песни Дивизии '&...

АРМЕЙСКИЕ ХИТЫ! Хиты под гитар...

Ольга Фаворская - "Прорыв...

Александр Коренюгин ''Саня 2''

Группа "Виват", г. Чебоксары

Песни огненных лет

Владимир Воронов - Под прицела...

группа Спецназ