"Один миг войны"



Кутырь Виктор Борисович

На каждой войне есть тот миг после которого тебе не стыдно…

«Один миг войны«

  
  
   Грозный - Красный молот []
  
  
   — Командир… по рации идет запрос о помощи. Ребята со сто первой напоролись на засаду…
   — Где они находятся?
   — В двух кварталах от нас… на перекрестке…
   — Надо отправить группу на выручку.
   — Нам не пробиться…
   — И что? Сидеть и слушать, как они там гибнут? Хватит и 205-й…
   — Кого пошлем?
   — Отправим 2 взвода с первой роты, сейчас свяжусь с
комендантом, в придачу чтоб дал ОМОНовцев человек двадцать, сделаем
зачистку, ОНИ не ждут, что мы высунемся …
   — Я сейчас всех вызову.
   — Хорошо, вызови ко мне Легздиньша…
  
   Накануне…
  
   …Грозный, наше подразделение тащит службу по обороне
бывшего административного корпуса завода «Красный молот» — наша
комендатура, в бывшей Советской республике, ныне претендующей на звание
«независимой Республики Ичкерия». Ворот на КПП естественно нет, въезд,
заткнут, странной формы пробкой, «бэтэром». Бойцы нашей роты не занятые в
данный момент службой дрыхнут. Сейчас ночь, мне не спится. Я сижу
около печки, бездумно глядя на огонь. Странное дело, мы все вымотаны
настолько, что кажется, прислонись к стенке и уснешь стоя, как старая
полковая лошадь и вот, поди ж ты, бессонница…
  
   …за столом в нашем закутке кроме меня, мой заместитель
— Паша, старшина — Саня и командир взвода — Дима. В углу стоит
«буржуйка», которая нам дарит тепло. На ней наш старшина разогревает
консервы, чтоб приготовить нехитрый поздний ужин.
   — Андрис, скажи, зачем мы тут? Что мы тут вообще делаем? — спросил меня Паша.
   — Ты задаешь мне такие вопросы,… что ты хочешь, чтоб я тебе ответил?
   — То, что ты думаешь…
   — Я, наверное, отвечу высокопарно, но я здесь выполняю свой
долг. Меня сюда послала Родина и я делаю то, чему меня учили. А учили
меня воевать…
   — И меня учили воевать, но не в своей стране…
   — Паша — это уже не наша земля… — сказал Димка, — она нашей никогда не станет.
   — Вот я и не пойму, что мы тут делаем. Если здесь война, то и
вести её надо по всем правилам, а то сегодня воюем, а завтра нет. Мы
словно здесь оккупанты и идет настоящая партизанская война или я не
прав?
   — Может ты и прав,… но я тебе отвечу тогда по-другому. Все
равно этих пацанов отправили бы сюда, с нами или без нас. Ты видел, как
обосрались многие перед отправкой… я поехал сюда… я, не в
войнушку поиграть приехал. Я приехал вот тех сопящих, — я рукой показал
на свое подразделение, — назад привести их мамкам. Меня учили этому.
Это моя работа и я должен её выполнить…
   — Вот за счет таких дураков как мы они войну и делают… — сказал Паша.
   — К чему ты это… — сказал я.
   — Вспомни, что Гришин кричал, когда нас сюда отправляли…
только дураки сюда поедут. А теперь, когда тихо стало приперся сюда.
   — И что?
   — Он же был таким же ротным, как и ты, а теперь начальник штаба нашего батальона.
   — Не у каждого папа герой соц. Труда и председатель совхоза,
на территории которого находятся дачи нашего генералитета… — сказал
старшина, — давайте ужинать.
   — Каждый выбирает свой путь. Я выбрал свой…- я про себя
решил, что хватит на сегодня этих разговоров, — Паша, давай завязывать
этот разговор. Завтра надо будет на рынке прикупить припасов, — это я
уже сказал старшине.
  
   …мы легли спать. Мне стали сниться радужные сны о
призрачной и такой теперь далекой жизни. Меня захватывали эти сны и
стали уносить по дороге наслаждений и несбыточных надежд, в страну
чудесных грез. В страну, где нет смерти и крови, где люди не убивают
друг друга, нет минометных обстрелов и ночных боев, где можно спать на
чистых простынях и не вскакивать от каждого шороха и, засыпая быть
уверенным, что ты проснешься, именно там где заснул, а не на Божьем
суде, отягощенный грехами…
  
   …мой сон был прерван самым грубым образом. Вот
представьте — вы сидите с очаровательной девушкой. Огонь камина дарует
вам тепло. В бокалах налито красное вино. Вы всем телом ощущаете
нежность вашей спутницы. Наступает блаженство. Вы обнимаете любимую.
Ваше возбуждение достигает запредельных чувств и… вас за шкирку
вытаскивают из страны грез и макают лицом в грязь, на улице дождь и
холодно. Вот так и меня вытащили из царства Морфея…
  
   … мы вскакиваем с кроватей.
   — К бою… — дежурный кричит в радиостанцию, — всем занять свои позиции согласно боевого расчета.
   — Виталик, что случилось? — спросил я, у дежурного выбежав в подразделение.
   — «Чехи»* атакуют по всем направлениям. «Блок»** соседний обстреляли и наш второй батальон в доме правительства под огнем.
   — Во мля…
  
   …нас заблокировали в комендатуре. По всему Грозному
идут бои. Из комендатуры всего два выхода для техники. «Чехи» держат оба
под прицелом. Выйти из базы нашим на помощь — проблематично. Нас
закрыли, словно в консервной банке. Обстрел в основном идет из домов,
еще они лупят подствольниками. Благо, крыша котельной возвышается над
близлежащими постройками и ребята с ОМОНа не дают «чехам» вести по нам
прицельный огонь, но и им не сладко на крыше. «Чехи» прекрасно понимают,
что захватить они нас не могут. Их основная задача не выпустить нас с
комендатуры. Первые сутки прошли в полной неразберихе, которая царила
кругом…
  
   … колону из 205 бригады сожгли недалеко от нашей
комендатуры. Связи с «федералами»*** никакой. Из всей колоны смогли
вырваться танк и БМП****, которые сейчас и находятся на территории нашей
комендатуры. По словам этих мальчишек, командир танка прапорщик сбежал,
когда стали жечь колонну… три испуганных солдата и раненый сержант,
который, так и не придя в сознание, умер, а доктор так ничего и не смог
сделать…
  
   — Андрис, тебя к КэПу***** срочно… — найдя меня, сказал Виталик.
   — Слышу, не глухой… — огрызнулся я.
  
   … КэП проводит совещание и ставит задачу. Мы склонились над картой.
   — Колона из сто первой напоролась на засаду. Они просят
помощи. Мы должны помочь. Поэтому сейчас проведем рейд и окажем помощь.
Понятно?
   — Группа зачистки — старший группы капитан Ермолаев. Ваша задача обеспечить проход техники и её возвращение. Вопросы?
   — Никак нет.
   — Группа прикрытия — старший капитан Сазонов. Ваша задача
прикрыть «огнем» группу зачистки и группу, выходящую с техникой.
Вопросы?
   — Никак нет.
   — Следующая группа на 3-х БТРах с десантом прорывается
вот сюда, — он указал на перекресток, это куда мы должны прибыть и где
сейчас ведут бой наши товарищи, — Выдвигаются в группе капитан Легздиньш
с двумя взводами своих бойцов. Старший группы капитан Гришин. Вопросы?
   — Никак нет, — сказал я.
   Смотрю я на Гришина и понимаю. Киксанул наш начальник штаба батальона. Потом его прошибло и бледный он весь.
   — Если всем все ясно, тогда на подготовку 10 минут. По
сигналу Ермолаева, группа на технике выдвигается. Проверить связь.
Гришин, берете с собой доктора и фельдшеров…
  
   …мы все выходим и быстро ставим задачи. Кто, где, куда и что…
   На сборы времени в обрез. Адреналин прет во все щели.
Смотрю я на своих бойцов, а про себя заклинаю как молитву: «Лишь бы все
обошлось». Смотрю, бежит ко мне начальник арт. тех. вооружения майор
Орловский Олег.
   — Я с тобой пойду старшим группы…
   — А Гришин?
   — Спекся ваш Гришин, сидит у КэПа и плачет, говорит, что не может идти т.к. у него жена и ребенок маленький…
   «А у меня разве нет жены и маленького ребенка, которому
исполнилось только три года… — подумал я, — да и хрен с ним с этим
Гришиным».
   — Олег с тобой будет Димка, старшина и бойцы первого
взвода, а мы с Пашей и бойцами второго взвода будем прикрывать вас с дух
сторон Бэтэрами и огнем…
   — Договорились. Андрис ты и так все лучше меня знаешь…
  
   … мы готовы. Ждем сигнала. Я сижу и перебираю четки. Мысли роятся в голове. Смотрю, Паша нервничает.
   — Паша, что-то не так?
   — Андрис, это жопа, — с ухмылкой сказал он, — день на
дворе, они все будут на стреме, и дадут нам отпор, для улицы это
непростительно, а ты говоришь, что-то не так…
   — Жизнь не идеальна… тем парнягам сейчас хреновей чем нам…
   — Для Гришина, который будет сидеть здесь она тоже, наверное, не идеальна…
   — Паша мы сейчас должны думать о нас и о наших бойцах, а не о…
   — Забавно… вот мы сейчас пойдем в бой, думаешь не напрасно?
   — Знаешь, не имеет сейчас значения, что я думаю. Когда
пули засвистят над нашими головами… политика, взаимоотношения и вся
остальная требуха встанут на второй план…
   — Ты прав… пусть удача будет с нами…
   — Пусть…
  
   «Духи»***** не ожидали, что мы выйдем из комендатуры.
Спасибо Ермолаеву и его ребятам. Мы выскочили на БТРах и помчались в
направлении перекрестка…
  
   … мы забрали всех…
   … мы забрали убитых, раненых и ЖИВЫХ…
   … мы не оставили ни одного на поле боя…
  
   P.S.
   Недавно, я случайно, наткнулся на сайт нашего
управления. Там есть список, где отображены фамилии награжденных
офицеров за первую чеченскую компанию. Среди тех, кому вручили «Орден
мужества» две фамилии Гришин и Орловский. Чудны твои дела Господи.

FacebookTwitterGoogleVkontakteOdnoklassniki


Добавить комментарий

Войти с аккаунтом:



Visitors

Online Visitors : 33
Todays Hits : 8541
Total Hits : 1661575