"Помню, как армянские боевики напали на азербайджанское село в Губатлы..."


20:00 18-11-2010

Vesti.Az продолжает публикацию
серии интервью с бывшими партийными, государственными, военными
деятелями Советского Союза, которые в той или иной мере имели отношение к
событиям в новейшей истории Азербайджана с 1988 по 1994 годы, а также с
военнослужащими Советской армии, проходившими в те годы службу на
территории Азербайджана.

Сегодня наш собеседник — генерал-лейтенант Виктор Бусловский.

Справка: Виктор Николаевич Бусловский, в 1989-1992 гг. — первый
заместитель начальника политотдела 4-й общевойсковой армии (г. Баку);
заслуженный военный специалист Российской Федерации, кандидат
политических наук; в 2001-2008 гг. — первый заместитель начальника
Главного управления воспитательной работы Вооруженных Сил Российской
Федерации.

— Виктор Николаевич, когда Вы прибыли в Азербайджан?

— В столицу Азербайджана — город Баку, я прибыл в конце декабря 1989
года на должность первого заместителя начальника политического отдела 4
общевойсковой армии.

После службы в Прибалтике и Группе советских войск в Германии город
поражал спецификой восточной архитектуры, особенностями местного
колорита. Но даже необычная для этого времени жара, в совокупности с
сильным ветром, иногда с песком, не снижали приятных впечатлений от
этого большого, красивого, интернационального города. По отзывам
советских людей, в СССР было два «самых интернациональных» города: Баку и
Одесса.

— Какая ситуация была на тот момент в республике в связи с
конфликтом в Нагорно-Карабахской автономной области Азербайджана?

— 15 января 1990 года состоялся Указ Президиума Верховного Совета СССР
«Об объявлении чрезвычайного положения в Нагорно-Карабахской автономной
области и некоторых других районах». Этот указ был вызван тем, что после
незаконного одностороннего объявления армянскими националистическими
элементами Нагорно-Карабахской автономной области Азербайджана
суверенной республикой, обстановка в регионе резко накалилась: были
распущены легитимные органы советской власти, шли захваты боевой техники
и оружия воинских частей, военных комиссариатов, организаций ДОСААФ.
Усилился поток азербайджанских беженцев из Карабаха, участились случаи
нападений на азербайджанские семьи и семьи со смешанными браками,
воровство и уничтожение личных вещей и имущества людей. Шли отдельные
боестолкновения.

Это вызвало законный протест со стороны Азербайджана. В регион стали
прибывать воины-добровольцы для защиты мирных азербайджанских граждан.

— Вам приходилось бывать в Нагорно-Карабахской автономной области,
охваченной сепаратизмом?

— Да, мне пришлось работать в составе Республиканского Оргкомитета по
Нагорно-Карабахской автономной области, который возглавлял второй
секретарь ЦК Компартии Азербайджана, народный депутат СССР Виктор
Петрович Поляничко. На меня была возложена организация политической
работы в войсковой группировке 4-й общевойсковой армии, дислоцирующейся
в Нагорном Карабахе. Одновременно я занимался пропагандистской работой
среди местного населения.

По всем этим вопросам я тесно контактировал с Военным комендантом района
чрезвычайного положения НКАО — генерал-майором внутренних войск МВД
СССР В.Н.Сафоновым, его начальником штаба — полковником
В.В.Овчинниковым, а также политическим отделом комендатуры и временным
пресс-центром МВД СССР.

— Какие меры предпринимала армия, чтобы не допустить претворения в
жизнь сепаратистских устремлений в НКАО?

— Если коротко — огромные и весьма многоплановые. С одной стороны, это
была длительная пропагандистская работа среди населения области по
обеспечению мира и межнационального доверия. К примеру, за время работы
оперативной группы 4-й армии в период с 29 января по 20 сентября 1990
года было проведено 573 сеанса звуковещания на население области, общим
объемом 156 часов, издано (отпечатано) 115 наименований листовок,
обращений, памяток, общим тиражом 342 тысячи экземпляров. И это только
нашей армейской группировкой. В гораздо большем объеме велась эта
работа комендатурой внутренних войск МВД СССР.

С другой стороны, это были решительные действия по принуждению воюющих
сторон к миру, вплоть до применения оружия в случае вооруженного
нападения на военнослужащих и мирных граждан. Так, 7 апреля 1991 года
армянские боевики напали на азербайджанское село Юхары-Джибикли
Губатлинского района. На помощь мирным жителям оперативно пришла группа
военнослужащих внутренних войск МВД СССР под командованием лейтенанта
Олега Яковлевича Бабака. Завязался неравный бой. Прикрывая отход жителей
села, двадцатичетырехлетний офицер погиб, но и боевики вынуждены были
уйти. Указом Президента СССР лейтенанту О.Я.Бабаку было посмертно
присвоено высокое звание Героя Советского Союза. Кстати, это был
последний Указ Президента СССР о присвоении этого звания. Вскоре
Советского Союза не стало.

Ну и, конечно, силовые структуры вели большую социальную работу. Они
сдавали для раненых и больных свою кровь, передавали мирному населению
хлеб, муку, рис и сахар. Ведь после одностороннего выхода НКАО из
состава Азербайджанской ССР область недополучила за 1988-1989 годы
материальных ценностей на общую сумму 525,6 млн.рублей. Только за
январь-февраль 1990 года в области удалось силами республиканского
оргкомитета восстановить 65 автобусных маршрутов, что позволило
перевозить в сутки до 9 тысяч пассажиров.

— Почему, на Ваш взгляд, все военнослужащие, рабочие и служащие
366-го мотострелкового полка 22-й гвардейской дивизии, дислоцированного в
Ханкенди, были армянской национальности? В таком случае, полк неминуемо
занимал позицию одной из конфликтующих сторон?

— У Вас неточная информация. Личный состав полка был в основном
укомплектован воинами славянских и среднеазиатских национальностей.
Военнослужащими армянской национальности были укомплектованы некоторые
должности прапорщиков и гражданских специалистов. Поэтому особой
проблемы с выполнением приказов не было. Военные были всегда на страже
закона, мира и правопорядка. Хотя отдельные элементы сочувствия и помощи
боевикам были, но они жестко пресекались войсковым командованием.

— Известно ли было Вам о том, не желавших конфликтовать с
азербайджанцами армян сепаратисты подвергали впоследствии моральному и
даже физическому уничтожению. Их дома грабили и сжигали. Удавалось ли
Вам предотвращать подобные вылазки экстремистов?

— Обстановка, в частности, в Степанакерте (Ханкенди – ред.) была очень
напряженной. Ведь республиканский оргкомитет по НКАО располагался в
центре города, в здании обкома партии. Были случаи обстрелов здания, в
том числе из гранатометов, нападения на членов оргкомитета, офицеров
Вооруженных Сил и внутренних войск МВД СССР, на экипаж звуковещательной
станции, войсковые колонны и отдельные автомашины. Ну и, конечно,
националистические экстремисты всячески запугивали местное население.
Они мешали налаживанию добрососедских отношений между армянами и
азербайджанцами, которые веками жили дружно.

В этой связи, Виктор Петрович Поляничко вынужден был встречаться с
партийной и научной элитой, со старейшинами, просто порядочными армянами
вдали от городов, иногда в купе железнодорожных вагонов поездов,
находящихся в тупиковых разъездах. Это было оправдано, ибо армяне,
шедшие навстречу русским, тем более азербайджанцам, действительно
подвергались впоследствии моральному и физическому унижению. Их дома
сжигали, машины грабили или уничтожали.

Военнослужащие Вооруженных Сил и внутренних войск МВД СССР всячески
оберегали таких людей и давали отпор экстремистам.

— Участвовали ли Вы в эвакуации азербайджанского населения из НКАО?

— В прямом смысле — нет, так как занимался другой работой. Ну а в
косвенном плане, естественно, делал все возможное, чтобы наладить
межнациональный диалог, а если было надо — вывести мирных жителей в
более спокойные районы.

Вообще, Карабах стал первой «кровоточащей раной» Советского Союза. С
него начался его территориальный развал. Около 30 тысяч мирных жителей
погибло с обеих сторон, около 1 миллиона человек стали беженцами.

Часто задумывался: а можно ли было предотвратить сумгайытские, бакинские
события, события в Нагорном Карабахе? И каждый раз ловил себя на мысли о
том, что будь наш Генеральный секретарь, а затем — президент СССР
М.С.Горбачев более решительным, последовательным и смелым, то можно было
предотвратить закавказский синдром — как предтечу развала СССР.

Национальные проблемы — самые болезненные. И решать их нужно оперативно,
честно, доверительно, а иногда — решительно, не занимаясь манипуляциями
в угоду чьих-то сиюминутных интересов.

Бахрам Батыев

http://www.vesti.az/news.php?id=59574

FacebookTwitterGoogleVkontakteOdnoklassniki


Добавить комментарий

Войти с аккаунтом:



Группа ВКонтакте