Желаете помочь сайту материально? Посмотрите информацию на сайте партнера

Данную информацию видят только незарегистрированные посетители


Почему Россия начинается со станицы Надтеречной

Почему Россия начинается со станицы Надтеречной

Поиск
простых решений сложных задач, вообще говоря, – национальная русская
забава. Стоит, мол, сменить начальство, и – добро пожаловать в светлое
будущее (не путать с царствием небесным). То же – с терроризмом: «уж
коли зло пресечь», даёшь отделение России от Кавказа! А то в прошлом
году северокавказские дотации обошлись в 400 млрд. рублей. При наших-то
сгнивших деревнях… Да и в преддверии «войны цивилизаций», которую
предрекают западные мудрецы, не лучше ли перепоручить Северный Кавказ
мировому сообществу и оборудовать границу чуть севернее? Мы, ведь, в
своё время не боялись самого американского империализма – чего же нам
пугаться каких-то кавказских джамаатов, которые, будучи блокированными,
скорее всего сами себя и изничтожат?! А тут есть шанс отпустить всех,
кто не хочет жить «с Россией»… И вот – резюме: все империи, в конце
концов, разваливались. Дело только в том, придём ли мы к постимперскому
состоянию сами, разумно и с выгодой, или нас к этому поволочёт за собой
история…

Оставим этот абзац без кавычек не из-за покушения на чужое
авторство, а ввиду популярности изложенных в нём сентенций…
Действительно, так просто: если проблема = региону, то отрежем регион – и
нет проблемы! Ну, а если смотреть вглубь, то давайте перестанем быть
империей. Похожая на кукиш простота решения соблазняет многих… Что ж,
давайте – прямо с понедельника! Но до того объясните, чем современная
империя отличается от федерации-конфедерации? Вдруг мы, непосвящённые,
перепутаем её с любой многонациональной страной! Скажем, сегодняшней
Европы, не говоря о США. Если вы – о добровольности союзов, то попутно
уточните её критерии.

Мы же начнём с другой сентенции, приводимой редко и избирательно.
Распад одних империй, как и возникновение новых, – лишь встречные
тенденции глобального развития. Та и другая – могут возобладать в
определённых исторических условиях. Но, в отличие от любой из набережных
Фонтанки, это не дорога с односторонним движением и не заранее
предопределённая для кого-то судьба. Это вопрос, как говорят страноведы,
«хронокультуры» каждой конкретной страны: к какому сроку чего она
достигнет-создаст, в том числе, в смысле оптимальной для себя формы
самоуправления… С необязательным «имперским» самоназванием. Впрочем,
вернёмся, в Россию.

Даже дореволюционная, она, хоть убей, не похожа на империю в
классическом метропольно-колониальном понимании. Императоры – да,
правили. Но владений, затерявшихся в океанах, как у Британии-Голландии,
не было. Была и остаётся переходящая друг в друга культурно-историческая
сопредельность без физически осязаемых границ. Кстати, не потому ли так
легко отдали Аляску, что она-то как раз и не вписывалась в логику
державного строительства? Или Вы думаете, мы дальновиднее наших предков?
А когда нет естественной границы, скажите, с чего начинается тот же
Северный Кавказ – с Ростова, Ставрополя или станицы Надтеречной? «С чего
начинается Родина?» – вопрос, предопределённый песенной строкой. А,
вот, где она кончается? Не осмысление ли этого рубежа отличает
гражданина от обывателя? Но даже зверь нюхом чует границы своего ареала и
защищает их во имя своего потомства.

Имперское же сознание – если оно и живо, то в житейском преломлении.
Как самоутешение замерзающего в степи ямщика… Сегодня – не ямщика, а
пассажира, в предновогодний вечер застрявшего в Новосибирске – на
полпути между Петропавловской крепостью и Петропавловском-Камчатским.
Самоутешения скорее фольклорного, но не сколько-нибудь реализуемого в
намерении прибить щит к вратам Царьграда или обмыть сапоги в Индийском
океане. Кстати, столь же мифологический «охват» «от моря до моря» или
«от гор до гор» присущ большинству наших недальних соседей. Но их никто
не упрекает в имперских посягательствах. Наше имперское сознание – это
скорее следствие неизбежного – по академику Панченко – «гнёта
пространства» – тяжкого русского креста. С перекрестием на «строенной»
букве «с»?.. Не в нём ли «квинтэссенция» нашей идентичности? В «частном»
порядке этот «крест» можно, конечно, сбросить. Только кто вы тогда
будете по национальности – срединный евразиец?

Или, вы думаете, что, «съёжившись до «швейцарии», мы тут же
поднимем качество жизни до швейцарских стандартов? Не ищем ли мы по
привычке «под фонарём, а не там, где потеряли»? Разве благополучие
граждан зависит от площади страны? Путём суверенизации («берите
полномочий, сколько хотите!») мы пытались идти в начале 90-х.
Остановились, когда уразумели, что Россия не сохранит себя, уподобившись
шагреневой коже. Ибо то, что останется в зоне Октябрьской железной
дороги, называться будет иначе, а может, и на другом языке. В увязке с
«фоновой» кавказской темой добавим: лишь ценой «шестых рот» Аргунского
ущелья поняли, что Россия может быть либо глобальной державой, либо,
ввиду предсказуемо воинственной «неприкаянности», глобальной угрозой
себе и другим.

Не была ли Чечня – на рубеже тысячелетий – более насущным в нашем
историческом измерении моментом истины, чем отмена крепостного права, не
говоря о славных и всяких победах над внешними супостатами?

Процесс распада страны легче запустить, чем остановить, тем более
обратить вспять. Он сам по себе быстро приобретает черты стихийности.
Бесконечно отделяясь от «чужих», можно дойти до «суверенизации»
Васильевского острова – благо там есть даже таможня — меж двух мостов…
Только неужели дело – в «гадящем нам турке», а не в дефиците
собственной рачительности? Кстати, пророчества Бжезинского о распаде
России на 6 государств явственно указывают, кто от этого выиграет.

Почему за далекие и весьма спорные Фолклендские (Мальвинские)
острова Британия стояла до победного конца? А на голую скалу Перихель в
Гибралтарском проливе испанцы высадили роту, чтоб защитить её от
притязаний марроканцев? Почему роту? – Подразделение, большее по
численности, на ней физически бы не уместилось. Не потому ли Индия
держится за проблемный Кашмир, Франция за Корсику, Дания за Фареры, что
проходит время деколонизаций, отделений и прочих
гуманитарно-филантропических уступок-кокетств?

Ресурсов становится меньше, их завтрашняя номенклатура – всё менее
предсказуема. И коралловый риф завтра может стать причалом для танкера
или вертолетной площадкой. Поэтому рачительный хозяин думает не о том,
как избавиться от географических «излишков», а как обратить себе на
пользу и далекий остров в океане, и торчащую из воды скалу. Что же
говорить о стране с обобщенными 30-50 процентами наиболее ценных по
прогнозам природных ресурсов? Даже если на семейно-суверенной кухне
достаточно хлебницы с солонкой в придачу.

Обратимся к частным вопросам – вдруг-таки кто-то «просветлённый»
решит: «Отделяемся! Делимся! И никаких гвоздей!». А прочие
арифметические действия — они от «великодержавников-замполитов» — с
ними, мол, мы когда-то переборщили… Тогда вопрос «наивней некуда»: как
охранять границу между «постколониальной» страной и «счастливо» от неё
отделёнными? Откроем «военную тайну»: надёжный контроль за горной
границей не осуществим в принципе. Тем более, когда население по обе её
стороны – социально и этнически однородно, многочисленно и мобильно.
А кавказские хребты проницаемы, увы или слава Аллаху, со времён имама Шамиля. Да и Шамиль Басаев, на что уж не федерал,
да и тот никакой нацвалюты представить не мог. Подо что её эминировать –
под аргунский щебень или горский темперамент? Свой-то экономический
потенциал – не богат. А, ведь, это – не просто государствообразующий
фактор, а условие цивилизованного развития общества.

В 1996-99 гг. Чечня получала фактическую независимость. Помните,
чем она её подтвердила? Также «подтвердят» и другие «джамааты-имаматы».

Может, наоборот: не отделение, а, если хотите, ускоренная
«еврофедерализация» беспокойных окраин обеспечит нам большую
безопасность? А заодно повысит планку следующих задач.

Рынок, а не политическое прожектёрство «подсказывает», как и с кем
жить. С Таджикистаном и Молдавией Россия не граничит вообще. Только
таджиков и молдаван стало в ней в разы больше, чем во времена некогда
общей страны. Два миллиона северокавказцев, плюс еще 15 миллионов наших
бывших соотечественников живут среди нас не потому, что горячо нас
«любят» или хотят отомстить. Потому что ни «мировое сообщество», ни
«сама История» никуда их не «передадут» и не примут под опеку как
«неликвидный продукт глобализации»…
Смердяков, помнится, хотел
«уничтожить всех солдат-с». Но даже он не покушался на мирных обывателей
…Окстись – ужаснулся бы дьявол такой интерпретацией промысла Божьего!

Теперь насчёт «400 миллиардов северокавказских дотаций в 2010 году».
Хотя на самом деле их 235 млрд., проблема видится не в никчёмности
финансирования самого «бездонного» региона, а в рациональности бюджетной
политики как таковой. Лучше об этом скажут специалисты. «Кавказские» же
миллиарды худо-бедно остановили почти десятилетнюю чеченскую войну. Кто
считает, что сделал бы это дешевле, возможно, берег «души прекрасные
порывы» на отдалении от горной Чечни. Но терроризм, оказавшийся на
стыке криминала, сатанинского куража и покушения на миропорядок, сегодня
не могут сдержать даже преуспевающие страны.

Очевидно, что против злодеев следует ставить «ловушки в метро» Но главное — «отвоёвывать» у них их же земляков.
За счёт повышения качества жизни. И то, и другое, и многочисленное
«третье» требуют, простите за банальность, расходов… Или есть варианты?

Спору нет: без жесткого самодиагноза, как и взгляда со стороны, не
совладать с будущим, куда нас несет вихрем не нами заданной
глобализации. Но оценка мировых тенденций требует, всё же, критического
прищура. Само предсказание «краха мультикультурности» («есть Восток,
есть Запад, и вместе им не сойтись…») предстаёт формой профилактики
интеграционного рвения, либо политического заигрывания с
«ура-регионалистами». Но, возможно, и — «ценной идеей-на-экспорт». На
практике же Европа не отказывается от модели «дома народов»!.. Мы не о
высокомерном недоверии к потомкам тех, кто, бывало, и гувернёрами
наезжал на Фонтанку… Мы за то, чтобы, избавляясь от «имперского синдрома», не оказаться «иноконцептуальной колонией»…

Борис Подопригора,

эксперт Государственной Думы РФ,

президент Петербургского клуба

конфликтологов-посредников


14/04/2011 16:42



Постоянный адрес :
http://www.segodnia.ru/index.php?pgid=2&partid=45&newsid=13851

FacebookTwitterGoogleVkontakteOdnoklassniki


Добавить комментарий

Войти с аккаунтом:



Группа ВКонтакте