Война в Чечне: видео, фото, документы, свидетельства
Главное меню
Честь генерала

ЧЕСТЬ ГЕНЕРАЛА

Возможно, это просто стечение обстоятельств, а может, провидение. Однако в канун встречи с генерал-полковником запаса Александром Ивановичем Скородумовым, бывшим начальником Главного управления боевой подготовки Вооруженных Сил России, почему-то из всей домашней библиотеки – в который уже раз! – я взял перечитать именно «Блокаду» Александра Чаковского.

Тогда и не представлял, насколько лейтмотив произведения окажется созвучным судьбе моего героя, а факты - «близнецами» строк из биографии самого Александра Ивановича.

После общения с генерал-полковником, когда узнал, что его отец защищал в лихолетье Ленинград, а сам Скородумов окончил в 1970 году Ленинградское высшее общевойсковое командное дважды Краснознаменное училище имени Кирова, я словно другими глазами увидел «Блокаду». Передо мной был человек, чья жизнь, пусть и задолго до его рождения, однако брала исток из тех героических событий. И еще...

«... Во время боя рядовой воин смотрит смерти прямо в глаза, - писал Чаковский. - И, как бы учитывая это, война не нагружает его другим неимоверной тяжести грузом – ответственностью за исход сражения в целом, за жизнь других таких же бойцов. Эту ношу несут командиры. И чем выше рангом командир, тем тяжелее ноша. Она ощущается не плечами, а умом, сердцем, каждым нервом...»

Понятно, что автор адресовал эти строки, в первую очередь, полководцам той войны. Но минуло полвека, и вот «блокадные» слова, думаю, в полной мере олицетворяют уже военачальников нынешнего тысячелетия. И генерал-полковника запаса Александра Скородумова, возможно, - первым из них...

ЕГО ОТЕЦ, Иван Андреевич Скородумов, перед началом Великой Отечественной войны служил «срочную». Фашистское вторжение застало его в Ленинграде... Лужский рубеж... Пулковские высоты... Невская Дубровка... Блокада... В одном из ожесточенных боев старшего сержанта Скородумова тяжело ранило осколком в голову.

И по сей день генерал удивляется, каким же по-человечески трепетным в то смертельно тяжелое время было отношение к простым людям, какой жизнеутверждающей была медицина. Ведь его отец по сути-то – только сержант: таких на подступах к Ленинграду ложились костьми сотни тысяч! Кто их считал поименно, знал в лицо? Но, видимо, не под силу оказалась войне списать Скородумова-старшего в небытие. Даже, невзирая на то, что после ранения он десять суток провалялся в госпитале без сознания.

Парня самолетом эвакуировали в Свердловск. Сделали сложнейшую операцию. Выжил, однако комиссовали. Демобилизовался. И возвратился в родную Калининскую (ныне - Тверскую) область, уже очищенную к тому времени от немецких захватчиков.

Кстати, все, что произошло с его отцом, сержантом, на генетическом, вероятно, уровне отразилось и в последующей командирской сущности Александра Ивановича. В первую очередь – в отношении к подчиненным. Ни Афганистан у необстрелянного гвардии подполковника Скородумова, ни Чечня у уже боевого генерала Скородумова лишних людей не забрали.

Да, потери – и большие, и обидные – случались. Но, то была вовсе не приличествующая войне естественная «убыль» личного состава...

...Возвратившись домой, фронтовик Иван Скородумов женился на прекрасной девушке Марии, которая еще с довоенной поры любила его, со слезами провожала на срочную службу, а затем ждала с войны. Построили дом в поселке Пено, у истока великой Волги. Первой в 1946 году родилась старшая сестра Александра Ивановича, затем, в 1948-м, - он сам, а младший брат родился в 1957 году. Так и растили Иван Андреевич и Мария Феоктистовна троих детей: воспитывали в любви да согласии, сызмальства приучали к труду, ставили на ноги. Хоть и трудное время было, но всем троим дали образование.

Прошли годы. Саша Скородумов окончил 11 классов средней школы, одновременно получил специальность «шофер 3-го класса – авторемонтник». Уже планировал после срочной службы в армии, как и многие старшие друзья, возвратиться на родину – кусок хлеба, как тогда говорили в народе о профессии, у него был – и трудиться в Пено. Затем он женится, построит дом, обзаведутся с женой детьми. Словом, все будет, как обычно, как принято в народе.

Но в те времена в поселковом кинотеатре показывали удивительные фильмы: «Бессмертный гарнизон», «Звезда», «Небесный тихоход»; добродушную, с юмором дилогию об Иване Бровкине. А главное, что, собственно, и запало в душу юноши, - киноленты об офицерах, их подвигах, героизме, готовности к самопожертвованию во имя Родины.

Кроме того, после срочной службы возвращались в Пено старшие парни, которые тепло рассказывали об армии, своих командирах. Конечно, все это производило неизгладимое впечатление на Скородумова.

А когда он узнал, что есть такое Ленинградское высшее общевойсковое командное дважды Краснознаменное училище имени Кирова, которое начало готовить офицеров с высшим образованием, то, не колеблясь, отправился с заявлением в военкомат, прошел медицинскую комиссию и, получив родительское благословение, уехал из отчего дома в дальнюю неизвестность. Это сейчас уже можно сказать – своей звезде навстречу, а тогда...

- Представляете, приехал в большой город деревенский парень, который в жизни не видел ни трамваев, ни троллейбусов? - вспоминает генерал-полковник запаса Александр Скородумов. - А еще метро, в которое не знаешь, как зайти и как выйти из него. Это сейчас, конечно, смешно. А тогда были вполне реальные трудности, которые предстояло преодолеть. Экзамены я сдал успешно, прошел по конкурсу и меня зачислили курсантом ЛенВОКУ, чем горжусь до сих пор. Это замечательное училище. Не случайно его выпускники говорят: «Ленпех - лучше всех!»

... ЗАЛИТЫЙ солнцем училищный плац. Командир батальона обводит строгим взглядом строй семнадцатилетних первокурсников и выдает им свое «отеческое» приветствие:

- Наше глубокоуважаемое училище готовит людей для войны! Ни для каких других целей оно не приспособлено. Поэтому, кому не нравится готовиться к боям, надевайте штатский пиджак, полосатые штаны и марш на Невский проспект.

Однако на «Невский» никто не хотел. В училище шла плановая учеба, парни готовились к службе в войсках, получали знания, необходимые будущим командирам, чтобы в последующем учить подчиненных тому, что потребуется на войне. А то, что у каждого из них испытания обязательно будут, никто из курсантов не сомневался...

Скородумов окончил училище с отличием в 1970 году. Он – питомец третьей роты, которую спустя много лет назвали «генеральской»: двенадцать ее воспитанников стали высшими офицерами. Это в первую очередь генерал армии Юрий Балуевский, сам генерал-полковник (уже запаса) Скородумов, генералы Листопадов, Антонян и многие другие. Поэтому, по словам Александра Ивановича, тяжело на душе, что такое училище – настоящую кузницу профессиональных офицерских кадров – расформировали. С болью воспринял он одно из объяснений этого: мол, питерцы по окончании училища не стремились служить на Дальнем Востоке, в Забайкалье. Все ближе к дому норовили попасть. Ну, так и принимали бы в ЛенВОКУ, считает генерал, не питерцев одних, а рязанцев, тверичей, брянских парней, орловских... Они куда угодно поехали бы с легкой душой. Но такое училище, такую учебную базу разрушить...

Сам же Александр Иванович офицерскую службу начал командиром взвода в Приволжском военном округе. Затем посчастливилось, по его собственным словам, служить в Вольском военном училище тыла командиром роты курсантов, которое добавило опыта. Понял там, как нужно одевать, обувать и кормить солдата, чтобы он был готов к выполнению боевой задачи, как контролировать материальные запасы и правильно их содержать. Думаете, это просто? Тут целая наука, которая особенно кстати пришлась офицеру чуть позже – на войне...

В 1976 году Скородумов поступил в Военную академию имени М.В. Фрунзе, на разведывательный факультет. Через три года получил назначение начальником разведки 82-й мотострелковой дивизии Северо-Кавказского военного округа, дислоцированной в Волгограде. В последующем стал начальником штаба одного из полков той же дивизии, что в принципе совпадало со служебным стремлением Александра Ивановича: мечтал быть командиром. Поэтому вскоре он – командир полка в Майкопе, а затем – комполка в Свердловске.

В 1984 ГОДУ пришел его черед ехать в Афганистан. Насколько было возможным, в Главном управлении кадров обрисовали ситуацию за «речкой», но до конца он все равно не смог представить, что же нужно, чтобы выжить и выстоять там? Ехал, считалось, на два года. Однако в связи с выводом на Родину 149-го гвардейского мотострелкового полка 201-й мотострелковой дивизии пробыл в Афгане два с половиной...

В Афганистане новоиспеченный комполка учился у обстрелянных солдат, сержантов, прапорщиков, офицеров. И не считал это зазорным. Может, именно это и сохранило ему жизнь в первые дни и недели, дало шанс получить боевое крещение, «понюхать пороха» и не обжечься. Спустя десятилетие Скородумов, уже генерал, в первую чеченскую кампанию поучал молодых офицеров и вновь прибывших на Кавказ в командировку: хотите выжить – учитесь у подчиненных, у тех, кто прошел горнило боевых схваток, кто хлебнул лиха, они откроют вам правду, а нужно будет – закроют собою...

Для Скородумова навсегда остался бесценным опыт взводных, ротных, комбатов. Они находились неизмеримо ближе, чем он, к опасности, смерти. Их опыт был оплачен кровью...

Александр Иванович возвращался из очередного отпуска, когда его вторым батальоном во главе с начштаба полка усилили подразделения 103-й воздушно-десантной дивизии, которой предстояла операция в горах. И случилось так, что четвертая рота попала в засаду. Когда Скородумов добрался в полк, ему доложили, что рота практически вся погибла.

На бетонку аэродрома Кундуза с печальным гулом сел «черный тюльпан» - военно-транспортный самолет, вывозивший из Афганистана в Союз «груз 200». Скородумов решил проводить погибших с почестями: под Боевым знаменем построил полк, мотострелки попрощались с боевыми друзьями, затем вынесли на взлетную полосу двадцать два «груза 200» вместе с телом командира роты гвардии капитана Перятенца, который застрелился, предпочтя смерть плену. Под полковой оркестр батальоны прошли у гробов торжественным маршем. «Черный тюльпан» разбежался, тяжело взлетел и, качнув крыльями, взял курс за Гиндукуш – на Родину...

- То был страшный бой, - горько вздыхает Александр Иванович. - Роте никто не мог помочь подкреплением. Спустя четырнадцать лет в такую же ожесточенную схватку с превосходящим противником, но уже в Чечне, вступила 6-я рота 76-й псковской воздушно-десантной дивизии...

Об особом ритуале прощания в полку с павшими узнали в политотделе дивизии. Скородумова вместе с замполитом гвардии подполковником Владимиром Земцовым пригласили на партийную комиссию вовсе не для того, чтобы поблагодарить за это. Но жизнь взяла свое. Следуя примеру гвардейцев, и в других подразделениях 40-й армии начали торжественно прощаться с погибшими.

А впереди у Ограниченного контингента советских войск в Афганистане было еще несколько достаточно кровопролитных лет выполнения интернационального долга...

«Родина приказала!» Сколько раз мысленно произносил эти слова Скородумов, пакуя чемоданы для отправки к новому месту службы.

- Нам же, военным, к переездам не привыкать, - говорит Александр Иванович. - Но какая при этом тяжесть ложится на плечи наших боевых подруг! С супругой, Галиной Алексеевной, я в одной школе в Пено учился, она классом младше. Так вот, Галочке моей уже при жизни нужно ставить памятник. И не только ей. В целом офицерской жене, любящей, мужественной, верной, преданной, готовой на любые трудности, только чтобы быть рядом с мужем-офицером, чтобы хранить семейный очаг, когда ты на войне. Переездов столько было: как вспомнишь – вздрогнешь!

Даже когда Скородумов в Военной академии имени Фрунзе учился, за три года четырежды меняли съемные квартиры. Семье с двумя детьми не каждый сдаст жилье. И таких офицерских жен в России тысячи, десятки тысяч. Они все памятника достойны...

Галина Алексеевна с двумя детьми на руках ждала любимого мужа из Афганистана два с половиной года. После очередного «афганского» отпуска третий ребенок родился: дочурка Машенька. Ведь жизнь даже об руку с войной – жизнь! Скородумовы ласково зовут Машу «афганский сувенир»...

ПО ВОЗВРАЩЕНИИ в Союз Скородумова назначили заместителем командира дивизии, чуть позже – комдивом в Туркестанском военном округе. Затем он командовал учебной дивизией в Забайкальском военном округе. В общей сложности пять лет прокомандовал дивизиями Александр Иванович.

Затем была учеба в Военной академии Генштаба. И вновь – Северо-Кавказский военный округ, первая чеченская кампания. Генерал Скородумов – начальник штаба общевойскового корпуса, начштаба группировки федеральных сил «Север» на Северном Кавказе, командующий группировкой...

Любая война – локальная, широкомасштабная – видится всем по-разному. Взводному она запоминается окопом, не вовремя привезенным обедом. Ротному – капризной техникой, необустроенностью бойцов. Комбату – решенной либо нет боевой задачей...

У командующего свое видение...

Скородумов проверял себя войной в разных командирских ипостасях. Он видел ее с разных позиций: на фронтовом «передке», с раскаленной афганским солнцем брони БМП, под «духовским» обстрелом на КНП десантников, с квадратов на штабной карте. И эти видения оставались не только узелками в памяти и сознании, но и фигурально – кровоточащими шрамами на командирском сердце.

Скородумов часто задумывался: «Почему каждый раз начинаем с нуля? Ведь был опыт Афганистана. Почему из армии ушли офицеры, имевшие боевой опыт? Почему они в одночасье оказались ненужными, не у дел?»

Ответ напрашивался сам собой: если б всем нужна была целостная страна, нужны были боеспособные Вооруженные Силы, если б служили в них все как один: и сын министра, и внук депутата, то, наверное, многое складывалось бы иначе.

Уже в воюющей Чечне, вспоминая свой «афганский» 149-й гвардейский мотострелковый полк, Александр Иванович не мог не констатировать с горечью: даже в те времена, в 1984-1986 годы, ни у кого из 452 бойцов его второго батальона не оказалось отца или матери при «высокой» должности, у большинства – неполные либо неблагополучные семьи. Хватало и сирот!

На Северном Кавказе ведь все было таким же. Российская армия оставалась рабоче-крестьянской...

Поэтому к планированию боевых операций он подходил с особым чувством: он – отец этим солдатам, он никогда не бросит их в бой, не проведя доскональную разведку, не разведав, скажем, те же минные поля. Лучше пройди шаг за час, но с минимальными потерями, чем пропитать мальчишечьей кровью километр. Так генерал Скородумов учил и подчиненных ему командиров...

Оперативная группа 76-й гвардейской воздушно-десантной дивизии под командованием гвардии полковника Сергея Тулина вступила в бой под Гудермесом. Десантники заняли одну из господствующих лесистых высот. Скородумов приехал к Тулину на командно-наблюдательный пункт опергруппы и после анализа обстановки остался там ночевать. Внезапно начался минометный обстрел КНП. Затем боевики пошли на штурм: в наркотическом бреду они шли на десантников в полный рост, стреляли от пояса.

Нужно было срочно прикрыть наиболее опасные подходы к КНП!

Вместе со Скородумовым на вершине находился приданный ему разведывательный взвод этой же воздушно-десантной дивизии. Еще саперы, подразделение обеспечения медпункта... Расставили имеющуюся рать по местам, определили секторы для стрельбы. Генерал лично вызвал огонь артиллерии группировки и умело корректировал его. Словом, атаку отбили.

Следующим утром десантники сменили позицию, оборудовали КНП на новом месте. А по старому, узнав от захваченных накануне пленных, что боевики не успокоятся, пока не уничтожат десантников, спланировали огонь артиллерии.

- И вот боевики вновь пошли на штурм оставленного нами КНП, - рассказывает Александр Иванович, - а мы наблюдаем за ними с новых позиций. Как только они вошли в зону поражения, я дал команду на открытие артиллерийского огня. Потом, обследовав участок, мы увидели много убитых, большое количество брошенного оружия.

За ту операцию гвардии полковник Сергей Тулин получил звание Героя России. Он всегда называл и называет Скородумова Батей.

Так что, считает Александр Иванович, в каких-то ситуациях командующему лучше всего с командного пункта руководить, а иногда и «по-чапаевски» искать себе место впереди. Может, именно поэтому Скородумова прозвали «окопным генералом». Солдаты в письмах домой непременно упоминали об Александре Ивановиче, писали, что генерал был вместе с ними на передовой, воевал плечом к плечу, пил одну с ними воду, питался одной и той же тушенкой.

Потом где-то в российской глубинке в местной газете мать одного из бойцов написала, что, «к сожалению, нет такого ордена, а он, материнский, нужен, чтобы вручить генералу Скородумову за спасение наших детей».

В 2001 ГОДУ Александра Ивановича назначили начальником Главного управления боевой подготовки Вооруженных Сил РФ. Каждый военный человек знает: если нет боевой подготовки, нет надлежащей организованности в учебном процессе, то и, как следствие, нет самого главного – умения воевать. Остро сказывалось недофинансирование. Но Скородумов разобрался с доставшимся ему наследием, подобрал команду таких же, как и сам, преданных боевой подготовке офицеров, и дело сдвинулось с мертвой точки. С пониманием к деятельности ГУБП отнеслись и во многом помогали «команде» генерала Скородумова главнокомандующие, командующие войсками округов и флотами. Боевая подготовка постепенно начала «вставать с колен»: ожили стрельбища, танкодромы и директрисы, в небо чаще стали подниматься самолеты, а корабли – отрываться от причалов. Кроме того, в ГУБП нарастало число актуальных теоретических наработок, оно все больше издавало литературы для служебного пользования, методических пособий.

Со временем деятельность Главного управления боевой подготовки Вооруженных Сил оценили. Командующие войсками округов и флотами, начальник Генерального штаба, министр обороны России – все давали работе управления положительную оценку. Александр Иванович, часто бывая в войсках, и сам видел, что у офицеров и солдат поднимается настроение: они занимаются своим делом – боевой подготовкой – стреляют, водят технику днем и ночью.

Известно выражение: лучше проливать ведра пота в мирное время на учениях, чем капли крови в бою. Это стало девизом ГУБП, смыслом жизни войск. Высказывание актуально и в настоящее время, потому что, если офицеры и солдаты обучены, потери в бою будут минимальными. Если же солдаты необучены, то...

Главное управление боевой подготовки в методических рекомендациях прописывало опыт Афганистана и Чечни. Привлекало к организации и проведению крупномасштабных учений офицеров, имеющих опыт службы в «горячих точках». Словом, маховик боевой подготовки набирал обороты. Это не могло не радовать генерал-полковника Александра Скородумова и его подчиненных. Хотелось делать еще больше, работать чуть ли не круглосуточно. Но...

Знающие его люди подтвердят: Скородумов из войск не вылезал! Например, в 2003 году продолжительность командировок превысила 150 дней. Полгода в отрыве от семьи, домашнего уюта. А ведь мало кто знает, кроме, естественно, семьи и медиков, о контузии Александра Ивановича, тяжелом ранении, о том, что в позвоночнике не хватает двух дисков и, когда щемило нерв, требовалось обезболивающее. В госпитале генералу говорили, что с таким «букетом» болячек его служба – под большим вопросом! Но он оставался солдатом, не считался с личным временем, здоровьем, сетованиями родных. На первом месте всегда были служба, воинский долг.

- Я горд, что воевал в Афганистане, - говорит Александр Иванович, - руководил войсками в первую и вторую чеченские кампании. Горд, что в разные годы встречал на своем пути опытных военачальников, достойных своего поста, воинского звания, преданных делу и долгу. Это были руководители, с которых можно и нужно брать пример во всем, отвечающие жестким требованиям XXI века.

Всю жизнь девизом генерала Скородумова было: «Если не я, то кто?» Эти слова вели его в Афганистан, Чечню, помотали в скитаниях по бескрайним российским просторам. Отдав Вооруженным Силам тридцать восемь «календарей», кавалер орденов Мужества, «За военные заслуги», трех орденов Красной Звезды и многих других как отечественных, так и иностранных наград генерал-полковник запаса Александр Скородумов не жалеет ни об одном из своих ратных дней. Он всегда с достоинством нес командирскую ношу. Довелось бы начать жизнь заново, опять стал бы военным. Поэтому и может с полным правом сказать:

- Я всегда служил народу. Поэтому честь имею!

Сергей ВАСИЛЬЕВ,

ветеран боевых действий,

член Союза писателей России.

Фото из архива генерал-полковника запаса

А.И. Скородумова.

Никто не решился оставить свой комментарий.
Будь-те первым, поделитесь мнением с остальными.
avatar

Новости с северного кавказа

Семь человек стали жертвами вооруженного конфликта...

Житель Хасавюрта обвинен в причастности к боевикам

Четыре человека стали жертвами вооруженного конфли...

На Северном Кавказе за пять лет предотвратили 300 ...

Один боевик убит в перестрелке в Дагестане

Пять жителей Чечни обвинены в причастности к боеви...

В ходе вооруженного конфликта на Северном Кавказе ...

НАК сообщил о нейтрализации двух боевиков в Ставро...

В Дагестане начались две операции по поиску боевик...

Художественные фильмы о войне в Чечне

Художественный фильм Кавказская рулетка

Художественный фильм "Блокпост"

Художественный фильм «Марш-бросок»

Сериал "Спецназ"

Художественный фильм "Живой"

Художественный фильм "Кавказский пленник"

Фото чеченской войны

Фото с чеченской вой...

Самодельное оружие ч...

«РАЗРУШЕННЫЙ ГОРОД»

С приветом из Грозно...

Фото чеченской войны...

46 Особая бригада оп...

Чеченская война

Русские солдаты в Че...

Современный Грозный,...

Фото чеченских боеви...

Фотографии террорист...

Нападение боевиков н...

Видео о войне в Чечне

Видео 879 одшб

Кавказский крест. Фи...

Первая чеченская вой...

Про убийцу мирных че...

Чистосердечное призн...

Вторая чеченская вой...

Первая чеченская вой...

Чечня. Ликвидация Ха...

Вторая чеченская вой...

Чечня. Кадры с НТВ

Первая чеченская вой...

Военная тайна от 201...

Постскриптум. 15 лет...

Кавказский крест. Фи...

Вторая чеченская вой...

Книги о войне в Чечне

Вячеслав Миронов. Капище (Чечн...

Сборник книг "Спецназ ВДВ...

Криминальный режим. Чечня. 199...

Сборник книг Александра Тамони...

"Город" Юрий Шевчук

Алексей Суконкин. Город Грозны...

Сергей Герман. Контрабасы или ...

Максим Шахов. Шоу должно продо...

Валерий Киселев. Разведбат

Денис Бутов. Спец нас

Александр Тамоников. Последняя...

Денис Бутов. В августе 96-го и...

военные песни

Хит специального назначения (2...

Владимир Воронов - Под прицела...

Петряев Валерий - Второй батал...

Олег Янченко. Краповый берет

Песни огненных лет

Сборник Ты изменила нас, война

Александр Коренюгин ''Саня 1''

Александр Коренюгин ''Саня 2''

Сыны России

Солдатская студия. Сборник арм...

Дембельская 2

Песни разведчиков России и их ...