Война в Чечне: видео, фото, документы, свидетельства
Главное меню
Бутов Денис

В августе 96-го

Памяти всех российских солдат,
погибших в Чечне.
Земля вам пухом, ребята.


День первый

      Гранатомет - вещь серьезная. Рацию снесло первым же выстрелом. Вместе с радистом. Хорошо, что осталась рация в бэтре. Плохо, что бэтр зажгли на пятой минуте боя. Спросонья все действо воспринималось мной как-то дискретно, рывками.
      Вот я трясущимися руками пристегиваю очередной рожок к автомату, потом прицеливаюсь, - рожок отваливается и падает на пол. На второй раз пристегнуть получилось лучше. Наверное. Не помню. Вот, всхлипнув, съезжает по стенке и съеживается клубком лейтенант Садыков. Вот у меня кончаются патроны, я переворачиваю Садыкова на спину и начинаю лихорадочно обшаривать его разгрузку в поисках рожков. Судя по развороченной груди и остекленевшим открытым глазам, помощь ему уже не нужна. В общем, он был не самым плохим лейтенантом из всех, кого я видел. Вот оскаленно-бородатая камуфлированная фигура на мушке и длинная-длинная, патронов на двадцать, очередь. Ладони, измазанные садыковской кровью, липнут к цевью.
      Было нас на этом блокпосту ровно двадцать шесть человек. С утра еще. А потом нохчам зачем-то понадобились раздолбанные и провонявшие мертвечиной остатки города, когда-то называвшегося Грозным. И нас за неполный час атаки чехов на блок осталось десять, из них боеспособных - восемь. Вряд ли, кстати, чехов поначалу было больше чем нас, просто они грамотно использовали фактор внезапности. Да и бойцы у них поопытнее наших. По крайней мере, просто так не подставляются под пули. Не то, что Саня Криволапов, который лежит сейчас с разнесенным черепом возле Садыкова и еще нескольких ребят, из тех, кто был в здании.
      Блокпост наш расположен удачно. Относительно удачно, конечно. Удачно для нас, если уж совсем точно. В здании какой-то бывшей конторы. Одноэтажное небольшенькое здание, построенное из бетонных плит, комнат на пять-шесть. Много окон, большинство из которых мы заложили мешками с песком. Те, что остались - неплохие амбразуры. Хороший обзор. Ближайшее здание - метров за полтораста. Руины метрах в пятидесяти тоже когда-то были зданием, пока не поработала САУшка. За руины мы не очень опасаемся, - они неплохо минированы. Почти все МОНки ушли туда, поэтому в здании - в основном растяжки на гранатах. А это есть не очень надежно. Поэтому у нас кто-то постоянно за зданием этим наблюдает. И перед атакой наблюдали. Проворонили. Теперь в здании - две чеховские пулеметные точки. Может и больше, но две мы засекли точно. И с этих точек по нам неслабо работают пулеметы. Судя по звуку - ПК.
      Снайпера нашего посекло осколками в самом начале боя. Так и истек кровью в обнимку с эсвэдэхой. Я стреляю неплохо, так что решил попробовать себя в роли снайпера. Занятно. Раньше я думал, что снайпером быть просто - смотришь в прицел, наводишь перекрестие в область сердца, или там - в лоб, короче, куда хочешь, вражеская фигура-то - во весь прицел, да и лупишь. Потом зарубку на прикладе делаешь. Оказалось - хрен так все просто. И перекрестия нету как такового - какие-то уголки, деления... С кривой с этой я разобрался вроде. Дальномер, однако. Так на четыреста метров даже если стрелять - фигурка маленькая получается, хоть куда-нибудь попасть, не то, чтобы в лоб или в сердце. А как за восемьсот метров выцеливать? Человек-то не больше гниды получается. По размерам.
      Несмотря на такие трудности, все же потихоньку высунулся и решил пулеметчиков этих заснайперить. Смотрю в прицел - вроде вижу одного. Стреляю - мимо. Еще - опять мимо. Раза четыре стрелял, и все мимо. Как дал он по мне из ПК - никакой снайперки не надо. Еле успел по полу расстелиться. Решил, что горек, однако, снайперский хлебушек. Отложил эсведэ, взял автомат.
      Попали мы в осаду. Чехи штурмовать больше не штурмовали, все-таки огрызнулись мы неплохо - человек восемь у них положили. Я сильно подозреваю, что даже мусульмане, за исключением совсем отмороженных, к гуриям не очень-то стремятся. Да и не сильно-то мы им мешали, судя по всему. Так что оставили они эти гнезда пулеметные, еще человек несколько с другой стороны - и свалили. А нам валить некуда. Город мы не знаем, где наши - представления не имеем. Везли нас сюда в бэтре. Водила вместе с бэтром догорает, летеха с развороченной грудью вместе с остальными двухсотыми в углу лежит. Где наводчик - никто вообще не знает. Снаружи несколько наших из граника накрыло, наверное, там лежит. Карты нет. У лейтенанта нашли схему местности вокруг блокпоста. Нам она сейчас нужна как рыбе зонтик. Короче, робинзонада.
      Раненых у нас было семеро, но ранения более-менее легкие почти у всех, за исключением Рашида Хуснутдинова. У того живот осколком разворотило, кишки наружу. Перевязали его, промедолом обкололи, да только он все равно часа через два умер. По-татарски чего-то сказал, улыбнулся и умер. Из оставшихся самое тяжелое ранение у Малого - один глаз вышибло, второй ослеп. Сидит в углу, молчит и плачет. Утешать его некому, некогда, да и незачем. Без толку. У остальных - совсем мелочи. Задетая пулей рука, поцарапанное бедро...
      Что делать - никто не знает. Пулеметчики периодически постреливают по окнам. Благо, здание то стоит не очень для них удачно, есть мертвые зоны. Остальные чехи, те, что зашли с другой стороны, расположились более грамотно. Мы это поняли, когда Мурза словил очередь в грудину. Как говорится, "...И их осталось восемь". Малой - не боец, Мурза пока живой, но чувствуется - ненадолго. Вкатили ему предпоследний тюбик промедола, перевязали, положили возле Малого.
      Собрались на совещание. Планерка, блин, такая... Напряженная. Четверо присутствуют. Остальные по окнам сидят, чехов караулят.
      - Ну что, - спрашиваю, - делать будем?
      Саня Кикин, по прозвищу Кика:
      - А хуйли делать, надо в город прорываться, своих искать.
      - А ты знаешь, где свои?
      - Найдем.
      - Хуй ты найдешь, а не своих, баран!
      Это Вагиз нервничает. Они с Рашидом десять лет за одной партой просидели в Набережных Челнах. Вместе призвались, вместе служили. Один сейчас - двухсотый, второй - в глубокой жопе, как и мы все. Все мы нервничаем.
      - Карта есть у тебя? Город знаешь? Куда ты искать собрался?
      - А хуйли здесь сидеть?
      - Здесь, бля, хоть шанс есть. На связь мы не выйдем вовремя, в бригаде зашевелятся. Вытащат.
      - Ага, это если бригаду еще не раздолбали нахуй.
      Задумались. Никто, пожалуй, всерьез не верит, что бригаду могут "нахуй раздолбать", но обстановка к оптимизму не располагает.
     - Заебутся бригаду долбить. Короче, я за то, чтобы здесь сидеть и не дергаться.
      Это Бычок вставил свое веское слово. Оптимист у нас Бычок.
      Впрочем, я с ним согласен полностью. Лучше сидеть с невеликими шансами на знакомой территории, чем ползти хрен знает куда вообще без шансов. Больше всего меня пугает возможность попасть в плен. Лучше уж как Рашид. А еще лучше как Садыков. Чик - и ты уже на небесах. Пацаны с бригады рассказывали - стояли вот так же на блоке, с местными общались. Мирными местными. Ага. "Ты гранаты не бойся, она совсем ручная". Местные эти мирные им золотые горы обещали - мол, домой отправим, денег с собой дадим, бросайте воевать... Вот два дурачка и поверили. Ушли, дебилы, ночью с поста, и автоматы с собой прихватили. Одного потом чехи обратно подбросили. Нос и губы отрезаны, глаза выколоты. Это если чехи так обращаются с теми, кто им сам сдался, что ж нас тогда ждет, если, не дай бог, к ним попасть? Нафиг нафиг.
     - Согласен, - говорю.
      - Я тоже согласен, - Вагиз говорит.
      Кика только плечами пожал.
      - Ну и бараны. А ночью что делать будем? А воды до хуя ли у нас? А патронов? А жрать что будем? Сколько сидеть вообще?
      - До упора, - отрезал Бычок. - А насчет всего остального, надо посмотреть.
      Посмотреть я первым делом пробрался на кухню - там у нас стояла здоровая фляга, которую наполняли раз в несколько дней. Кухня окном своим выходила точняком на то самое злополучное здание, и самая нижняя из десятка пробоин во фляге была сантиметров на восемь-десять выше дна. Пол вокруг фляги был обильно мокрым. Я, стараясь не подставляться, подполз к фляге, качнул ее. Из пробоин выплеснулась вода. Значит, наполнена она как раз сантиметров на десять. А это всего литров шесть-семь. Если на всех раскинуть - даже фляжку не зальешь. Хреново.
      Психология... Как только стало ясно, что воды у нас совсем даже немного, сразу захотелось пить. Я побулькал водой в своей фляжке. Половина точно есть, а то и больше. Подумал, и решил потерпеть. Подполз в угол, к ящику с тушенкой. Тушенки у нас банок двадцать, не так и плохо.
      Увлекся я. Высунулся неудачно. Чех влупил из ПК, чудом не попал. А, может, и не по мне целился. Просто так влупил. Но не попал. Вообще, здесь поневоле начнешь верить в судьбу. Рожденный быть повешенным не утонет. На растяжке подорваться еще может, а вот утонуть - навряд ли.
      Пришлось, скорчившись в углу и по мере возможности, прикрывая автоматом голову и яйца, пережидать всплеск чеховской активности. Благо, что не угловая комната. В угловых от второй стены бетонной рикошетит будь здоров. А здесь перегородки то ли саманные, то ли фиг знает. То ли кирпич такой самодельный. Крошится, пули в себя берет.
      Приполз обратно в центральную комнату, штаб наш... Рассказал, что и как. Вагиз с Бычком притащили еще несколько фляжек. Я говорю:
      - Надо флягу как-то сюда притаранить, а то если этот пидор так и дальше палить будет, мы совсем без воды останемся. А ее у нас и так меньше, чем у него патронов.
      Притаранили. В общем, и несложно. Кика дал пару очередей с другого окна и залег за мешками с песком. Пока пулеметчики то окно обрабатывали, мы флягу и вытащили. Правда, не меньше литра расплескали по дороге. Тушенки несколько банок еще захватили.
      Сел я, к стеночке привалился, банку тушенки уже приноровился штык-ножом вспороть. И вот тут-то меня и затрясло. Тушенку уронил, штык-нож тоже, руками себя за плечи обхватил. Трясет как малярийного. Еще и срать захотелось до невыносимости, а подняться не могу. Кузя заметил, в разгрузке своей покопался, и протягивает мне чекушку. Взял я ее и машинально вспомнил, где у нас водка заныкана была. По всем моим расчетам, водки у нас ощутимо больше, чем воды. Хоть какая-то радость в этой говенной жизни.
      Сорвал колпачок зубами, сделал пару длинных глотков. Отпустило почти моментально. Вернул чекушку Кузе, подобрал тушенку, вскрыл. Чехи постреливают изредка. Нехотя так. Народ сидит вокруг, жует. Я тоже жую, хотя не очень и хочется. Хлеба нет, воды нет. Точнее есть, но мало. Практически нет. Хрен его знает, сколько нам тут сидеть. На тушенку тоже налегать не стоило бы так. Я говорю об этом пацанам, они со мной согласны. Но жрать продолжают. Отставляю свою банку в сторону, там еще почти две трети. Тушенка на удивление хорошая, не те жилы и желе, которое нам привозили в последнее время.
      Пошел посрал. Со стороны, наверное, смешно смотрелось - подтер задницу и в той же позе до двери. Заглянул к раненым. Точнее, к раненому. Мурза уже не раненый. Мертвый уже Мурза. Малой без сознания. Тела тут же лежат. А на дворе август - далеко не самый прохладный месяц в Чечне. Скоро запах пойдет.
      Пригибаясь, пробрался к Бычку. Тот наблюдал за пулеметчиками. Наблюдаем мы парами. Четверо караулят - по двое в каждой угловой комнате. Пятеро отдыхают.
      Закурили.
      - Мурза умер, - говорю.
      - Сам виноват. - Бычок глубоко затянулся. - Нехуй было разгуливать, как на параде.
      Мурзу у нас никто не любил. Был он жадным и тупым, даже земляки-татары с ним не общались. Даже имени его никто из нас не знал. Мурза и Мурза. Фамилия у него Мурзаев была, кажется.
      - А все равно боец не помешал бы.
      - Базара нет, - согласился Бычок. - Не помешал бы. Только не Мурза. Как там Малой?
      - Отрубился.
      - Малого жалко.
      Малого действительно жалко. Хороший боец, и парень неплохой. Хреново ему теперь слепому будет.
      - Ладно, - сказал я, - иди похавай. Я посижу.
      Бычок, пригнувшись, ушел, а я остался с Васей-Алтайцем. Раньше я наполовину всерьез думал, что Вася-Алтаец не умеет говорить по-русски. Теперь я почти уверен, что он вообще говорить не умеет. За те две недели, которые я его знаю, ни разу от него не слышал ни одного слова. Вот и сейчас молчит. Я тоже молчу. Чехи тоже молчат. Всеобщее такое молчание. Бурое безмолвие.
     
      День второй

     
      Ночью застрелился Малой. Снес себе полчерепа. Я как раз сидел на посту - наблюдал за зданием. Услышал очередь внутри блокпоста, кинулся в ту комнатку, где лежали трупы и Малой. Уидел, как мозги Малого сползают по стене. Теперь в той комнатке одни только трупы.
      Чехи молчат. Даже на эту очередь не откликнулись. Может, их там и нет уже вовсе, только сходить проверить желающих не нашлось. Часа через три стало ясно - чехи на боевом посту. Обкуренные, наверное. Начали хлестать из пулеметов как угорелые. Каждый по коробке извел, не меньше. У них-то с патронами проблем нет, судя по всему. У нас тоже. Только у нас и пулеметов нет. Автоматов - помойка, хоть весь обвешайся. А потяжелее - только эсвэдэшка, из которой никто грамотно стрелять не умеет.
      Так и сидим. Я снял разгрузку, броник, подложил под голову и лег. Рядом прилег Кузя, свинтил крышку с фляги, глотнул водки сам, протянул мне. Я тоже глотнул пару раз, вернул фляжку обратно.
      - Жопа, - сказал Кузя, завинчивая крышку и мечтательно глядя куда-то в угол.
      - Точно, - согласился я.
      Кузя, завинтив фляжку, тут же опять открыл ее и глотнул еще раз. Опять протянул мне. Так мы с ним допили всю водку во фляжке.
      - Я где-то читал, - сказал Кузя, - что каждая война - это, типа, репетиция глобальной войны добра и зла. Ну, там, - бог и дьявол бьются между собой. Вот, например, Великая Отечественная - это дьявол был за немцев, а бог - за нас.
      - А сейчас? - спросил я, - За кого бог? За нас или за нохчей?
      - А сейчас, по моему, вообще бог ни при чем. Это вообще два чертенка обкуренных на бабки шпилятся.
      - И кто выигрывает? - я расхохотался.
      - А никто. Они мухлюют оба не по детски. И, по ходу, никто и не выиграет. Набьют друг другу морды и все.
      Жара стоит прямо-таки угнетающая. К вечеру мы выпили почти всю воду, которая у нас еще оставалась. Из комнаты, где лежат трупы, ощутимо потянуло мертвечиной. Прорвало Васю-Алтайца - с час он матерился по-русски и по-нерусски. Потом опять замолчал.
     
      День третий

     
      Не сплю третьи сутки. Под утро прикемарил было - чехи открыли бешеную пальбу. Я очумело подкинулся, не сразу понял, что палят чехи не по нам, там явно шел бой. А кто там может с чехами драться? Только наши.
      Я рванул в угловую комнатку, выходящую окнами на то злополучное здание, где засели чехи. Решили поддержать наших, хотя бы морально - влупили со всего имеющегося в наличии оружия по окнам, где раньше сидели пулеметчики. Я высадил два рожка, захлопал по карманам разгрузки - а патронов-то больше нет. Пришлось бежать в мертвецкую - там у нас лежали еще и лишние автоматы, и эсвэдэшка, и разгрузники, снятые с трупов. Дышать там было возможно только ртом.
      Пока бегал за патронами, бой закончился. Из-за здания выскочила бээмпэшка и газанула к нам. Я еще успел подумать, чем будем отбиваться, если это чеховская коробочка, но БМП, подлетев, развернулась боком, из люка выглянул чумазый боец и заорал: "Кто такие, блядь?!"
      Как оказалось, это были мотострелки-федералы, которые ехали на выручку своему блокпосту, а нарвались на нас. Точнее, не на нас, а на нохчей, которые нас блокировали. Повезло нам, короче говоря.
     
      День пятый

      Лечу из Ханкалы в Моздок. Оттуда, говорят, - домой. На борту кроме техники, пяти десятков вэвэшников и федералов - еще тридцать мертвых ребят. Скоро мы полетим домой. Все вместе.

Бутов Денис

http://artofwar.ru


Ещё книги о войне в Чечне


Никто не решился оставить свой комментарий.
Будь-те первым, поделитесь мнением с остальными.
avatar

Новости с северного кавказа

В ходе вооруженного конфликта на Северном Кавказе ...

Тайник боевика найден в Ингушетии

В Ингушетии отец попал под пули из-за сына-боевика...

В Дагестане назвали количество уничтоженных за год...

В дагестанском селе Анди введен режим КТО

В ходе вооруженного конфликта на Северном Кавказе ...

Режим КТО отменен в Цумадинском районе Дагестана

За год в России ликвидировано 140 боевиков и 24 гл...

В двух селах Дагестана введен режим КТО

Художественные фильмы о войне в Чечне

Художественный фильм "Садовник"

Художественный фильм "No comment"

Художественный фильм «Марш-бросок»

Художественный фильм Александра

Художественный фильм "Стреляющие горы"

Художественный фильм "Блокпост"

Фото чеченской войны

Русские солдаты в Че...

Чечня. Грозный. Горо...

Фото чеченской войны...

Фото чеченских боеви...

Фото чеченской войны...

Грозный. Реконструкц...

Фото с чеченской вой...

«РАЗРУШЕННЫЙ ГОРОД»

Фото Павла Черкашина...

Самодельное оружие ч...

Боевики уничтоженные...

Фотографии террорист...

Видео о войне в Чечне

Вторая чеченская вой...

Чечня. Грозный. С но...

Чеченский экстремизм

Интервью Шамиля Баса...

Московская осада

Спецпроект Рен-тв &q...

Чеченская колыбельна...

324 мсп (Мотострелко...

Первая чеченская вой...

Русский характер. Ни...

Первая чеченская вой...

Спецоперация "А...

Чечня. Бой за Алхан-...

Чечня январь-февраль...

Стрингер

Книги о войне в Чечне

Юрий Кондратьев. Грозный. Неск...

Фарукшин Раян. Не спешите нас ...

Михаил Нестеров. Если враг не ...

Сергей Аксу. Неотмазанные. Они...

Память крови. Валерий Горбань

Геннадий Трошев. Чеченский рец...

"Город" Юрий Шевчук

Валерий Киселев. Разведбат

Танк на поле боя

Александр Проханов. Чеченский ...

Сергей Герман. Контрабасы или ...

Цеханович Борис Геннадьевич. &...

военные песни

Олег Янченко В ''Горяч...

Николай Кузнецов. Чечня. 1996г...

Игорь Косарев - Возвращение

Песни огненных лет

Солдаты ВДВ 3

Александр Коренюгин ''Саня 2''

Армейские песни под гитару - 2...

Виталий Леонов - "Хочу до...

Чёрный тюльпан-8 (2007)

Хит специального назначения (2...

Олег Янченко "Братишка&qu...

Стас Коноплянников - Никто кро...