Желаете помочь сайту материально? Посмотрите информацию на сайте партнера

Данную информацию видят только незарегистрированные посетители


Российская армия превращается в джамаат

Российская армия превращается в джамаат

Военный
комиссар Челябинской области Николай Захаров на пресс-конференции,
посвященной начавшемуся весеннему призыву, заявил, что теперь в армию не
будут призывать жителей Кавказа и выходцев из кавказских республик,
проживающих в других регионах России. Причиной такого приказа Генштаба,
по словам комиссара, стало стремление снизить резко выросшую за
последние месяцы национальную напряженность и хотя бы отчасти решить
проблему дедовщины и землячества в армии.

В развитии темы начальник отдела по работе с гражданами областного
военкомата Александр Чернышов сообщил челябинскому сайту «Медиа Завод»,
что выходцев с Кавказа будут вычислять по личному делу, которое
заводится на каждого жителя региона в возрасте 17 лет. «Если он уроженец
одного из сел Северного Кавказа, а приехал в Челябинск пожить, для нас
все ясно», — пояснил Чернышов.

В военкомате в целом положительно отнеслись к инициативе Генштаба.
«Россия – многонациональная страна, и служить должны все, закон об этом
говорит однозначно. Но решение вышестоящего руководства для нас тоже
закон, поэтому мы его выполняем», — сказал Николай Захаров по этому
поводу.

Между тем, Министерство обороны РФ поспешило опровергнуть заявление
военкома, заявив, что Захаров, по всей видимости, неправильно понял
прозвучавшие на недавней конференции в Москве установки руководства
армии.

Собственно говоря, другого ответа МО едва ли можно было ожидать,
хотя бы потому, что подобное распоряжение, если оно было сделано, явно
противоречит Конституции РФ, потому может быть только негласным.

Так, по данным газеты «Ведомости», на то, что такая установка
Генштаба все же существует, косвенно указывает недавнее сообщение
военного комиссариата Дагестана, что в этом году наряд весеннего призыва
для республики сократился с 2000-4000 всего до 400 человек. То есть,
речь может идти о призыве из этой республике только призывников
некавказских национальностей, например, славян и татар.

Напомним, 25 марта в Москве прошло расширенное заседание коллегии
Главной военной Прокуратуры (ГВП), на которой главный военный прокурор
Сергей Фридинский констатировал, что в армии отмечается резкий всплеск
дедовщины – в казармах наводят свои порядки «национальные» банды. По
словам Фридинского, особенно отличаются этим призывники с Северного
Кавказа, которые формируют клановые сообщества еще на этапе отправки в
часть.

Самыми громкими инцидентами подобного рода в последнее время стали
события в Центральном военном округе и на Балтийском флоте. На Балтфлоте
дагестанские призывники всячески издевались над сослуживцами. Согласно
материалам дела, в августе 2009 года матросы Виталий Шах, Гаджибахмуд
Курбанов, Араг Эминов, Сиражутдин Чериев, Наиб Тайгибов, Ислам Хамурзов,
Джамал Темирбулатов избили около 15 своих сослуживцев, а затем
заставили их лечь на землю так, чтобы из их тел получилось слово KAVKAZ.
До этого преступления «деды» неоднократно грабили и избивали срочников.

В августе 2010 года в Сети появилось видео массового побоища на
плацу в воинской части под Наро-фоминском Московской области. Там
подрались русские и дагестанские призывники.

Как выяснилось, конфликт в 4-й танковой бригаде Московского военного
округа произошел еще 4-5 июля. Генпрокуратура признала этот факт только
после появления видеоролика драки в Интернете. По данным прокуроров, в
потасовке участвовала группа солдат численностью до 20 человек, в том
числе призванных с Северного Кавказа.

Осенью прошлого года СМИ также сообщали о «мятеже» кавказцев в
Пермском крае. По данным журналистов, на авиационной базе в/ч № 40383,
дислоцированной рядом с аэропортом «Большое Савино», 120 военнослужащих,
призванных с Северного Кавказа, отказались повиноваться командованию.
Возглавляющий военную часть полковник Дмитрий Кузнецов вынужден был
обратиться за помощью в наведении порядка в Духовное управление
мусульман Прикамья.

Журналисты со ссылкой на Кузнецова отмечали, что кавказцы,
сформировав «боевые микроколлективы» в части, стали заниматься
вымогательством и принуждали сослуживцев выполнять за них все виды
работ. В итоге было возбуждено 14 уголовных дел только в этом году.

По данным правоохранительных органов, в том же ДВО 10 лет назад
преступления «на этнической почве» составляли 8% от всей массы
дисциплинарных правонарушений. А сегодня – в 2,5 раза больше. Примерно
такая же динамика грубых проступков и преступлений на национальной почве
в Северо-Кавказcком, Приволжско-Уральском, Сибирском военных округах,
на Тихоокеанском и Балтийском флотах. В Самаре, не выдержав
издевательств кавказцев, сбежали из части рядовые Станислав Андреев
(русский) и младший сержант Азамат Алгазиев (казах). В их роте служили
полтора десятка южан – дагестанцы, аварцы, даргинцы, ингуши, кумыки. Они
и устроили в роте так называемый «джамаат» — общину на криминальный
лад. Этот «джамаат» каждого некавказца облагал данью – от 50 до 1000
рублей. Кто не соглашался, били до полусмерти. Верховодил Аслан Даудов,
которому ничего не стоило послать матом офицера, если тот делал внушение
за проступок.

Из показаний рядового Станислава Андреева следователю военной прокуратуры:
«Как-то командир взвода лейтенант Солдатов сделал кавказцам замечание и
был избит. И никаких последствий. Был и такой случай. Рядовые Шакреев,
Евлоев и Ужахов (тоже кавказцы) пытались в столовой отколотить зама
командира полка по тылу майора Леонова. Опять им ничего. Офицеры боятся с
ними связываться. Даудов установил правило для всех, кто не был членом
«джамаата»: каждый, кто попадает в патруль по городу, должен приносить
ему по 100 рублей. Солдатам приходилось вымогать деньги у горожан, а
иногда и грабить. В основном – пьяных. Даудов, кроме того, заставлял
меня и Алгазиева покупать ему берцы по 200 рублей. А у рядового
Измайлова аж 2 тысячи рублей вымогали. Когда мне и Алгазиеву «джамаат»
назначил дань по 500 рублей, мы и решили сбежать. К тому же Азамата не
раз жестоко избивали…».

Когда прокуратура Самарского гарнизона начала разматывать дело о
«джамаате» (главарь Даудов был арестован первым, затем еще несколько его
подельников), следователи были поражены: все пострадавшие солдаты
тряслись от страха и боялись давать показания.

В том же Приволжско-Уральском военном округе 72 солдата из в/ч 64
322 на несколько дней ушли в бега – им не давали житья изуверы
сослуживцы с Северного Кавказа. А в Екатеринбургской «учебке» случился
массовый мордобой между кавказцами и призывниками из Татарстана. Итог:
цинковый гроб в Казань, шестеро раненых с обеих сторон. А на Балтийском
флоте из-за того, что кавказцы создали на большом десантном корабле
невыносимую обстановку, командование было вынуждено переформировать
экипаж. Дошло до того, что офицеры боялись подниматься на борт корабля, а
если и ступали на трап, то с фомками, завернутыми в газету…

Несколько лет назад было национальное ЧП и в Москве, можно сказать,
под носом у Минобороны. 70 призывников из Чечни (все они имели серьёзные
достижения по вольной борьбе) направили в спортроту 27-й мотострелковой
бригады Московского военного округа (она дислоцируется в Тёплом Стане).
Новобранцы с первых дней в части потребовали от командиров привилегий,
которые никак не вписывались в рамки устава. Они отказались питаться в
столовой, носить военную форму и круглосуточно находиться на территории
части. Командование, как могло, уважило южан: в виде исключения для них
отдельно готовилась еда, им разрешили находиться в казарме в спортивных
костюмах и кроссовках. Им выделили комнату для намаза и разрешили
свободный выход в город.

После этого чеченцы проводили время либо в самодельной «мечети»,
либо в кафе недалеко от КПП части, где почти ежедневно устраивали драки с
местными парнями. А потом переключились и на офицеров бригады, многие
из которых воевали в Чечне.

Терпение командования лопнуло в тот день, когда «спортсмены»
надругались над памятником погибшим воинам бригады – они демонстративно
помочились на монумент. Всех южан срочно и тихо выслали домой.

До 2002 года командирам ещё кое-как удавалось обуздывать хулиганов с
помощью гауптвахты. А как только её отменили, кавказские землячества и
их предводители стали без оглядки на гарнизонные каталажки подчинять
себе казарму.

Не находя защиты у командиров и прокуратур, униженные и избитые
кавказцами солдаты и офицеры стали устраивать самосуд над «тиранами». По
этой части в рекордсменах – Дальневосточный военный округ, где
участились избиения и даже убийства призывников с Северного Кавказа.
Только в одном небольшом Бикинском гарнизоне (Хабаровский край)
совершено 3 тяжких преступления «на почве национальной неприязни».
Рядовые Вечедов и Алибегов, долгое время терроризировавшие
сослуживцев-славян, были забиты ими до смерти, а рядовой Агильхов –
расстрелян.

Аналогичные ЧП происходят и в других военных округах. В Московском,
например, разгневанный офицер застрелил рядового Ибрагимова. А самая
дикая расправа произошла в Сибирском военном округе: там в Улан-Удэнском
гарнизоне солдат-кавказец своими гестаповскими издевательствами довёл
сослуживцев-славян до озверения: они убили его, а затем, чтобы лучше
замести следы преступления, расчленили тело и сварили останки в чане.
Количество межнациональных преступлений в армии продолжает расти и уже
подбирается к «лидирующей группе» — воровству и «дедовщине».

И это только самые громкие события, ставшие достоянием гласности.
Ситуация во многих частях такова, что казарменные этнические банды
терроризируют не только своих сослуживцев других национальностей, но и
офицеров, которые де-факто оказываются бессильны защитить не только
подчиненных, но и самих себя.

В полку, который дислоцируется на дальневосточном острове Кунашир,
почти полторы сотни солдат-дагестанцев учинили бунт из-за того, что
дежурный по части сорвал им пьянку в казарме. Они отказались подчиняться
офицерам и избили их, а затем заперлись в казарме и грозили взять в
руки оружие. Только после вмешательства прокуратуры района и милиции
мятежники сдались. Возбуждено уголовное дело. Зачинщиков беспорядков
взяли под стражу, а их «подручных» перебросили на соседний остров.

Но кавказская проблема не только в полку на Курилах, но и в других
частях Дальневосточного военного округа остается нерешенной. В этом нет
ничего удивительного – в дисциплинарном арсенале командира сегодня
практически не остается эффективных инструментов воздействия на
отморозков. Тяжелее всего приходится командирам подразделений с засильем
кавказцев. Их группировка обычно выстраивает свою «вертикаль власти» —
параллельную командирской.

Отметим, кстати, что в Русскую императорскую армию представители
мусульманских народов, за исключением татар не призывались. Все
остальные могли служить только добровольно. Причины у этого были
несколько иные: жители новоприобретенных территорий освобождались от
воинской повинности, кроме того, имели место сомнения относительно их
благонадежности в случае войны с Турцией – одним из главных
геополитических противников. В результате служба в армии, в регулярных
или иррегулярных формирований для инородцев – мусульман воспринималась
как большая честь. И, поведение, и воинская доблесть добровольцев были,
как правило, выше всяких похвал.

В советские времена была негласная практика, согласно которой
большая часть азиатов и кавказцев служила в стройбате и железнодорожных
войсках. В линейных же частях их количество строго дозировалось, чтобы
не возникала «критическая масса». Как только эти правила перестали
соблюдаться, немедленно возникли проблемы с «землячествами».

Что же касается распоряжения Генштаба, подлинного или мнимого, то
отношение к нему в обществе явно неоднозначное: от горячего одобрения до
полного неприятия. Крайне неодобрительно об этой идее, в частности,
отозвался генерал-полковник Леонид Ивашов, который увидел в ней не
только противоречие Конституции, но и угрозу территориальной целостности
страны: «Если политика наших олигархов от власти направлена на
отделение Кавказа от России, тогда об этом нужно открыто заявить, после
чего запустить последовательный процесс вывода Кавказа из состава
государства. Придется урезать дотации, разделить все на законодательном
уровне, и тогда уже отказываться от призыва. Только это прямой путь к
развалу России».

Генерал вполне справедливо полагает: «У нынешних армейских
проблем есть и еще одна причина, которую я бы назвал главной. Сегодня
офицер унижен и в обществе, и в государстве. Например, глянул министр
обороны в потолок и внезапно принял решение уволить половину личного
состава. Ближайшие помощники офицера, прапорщики, мичманы, старшины рот и
батарей исчезли как институт. Их место заняли пустые грезы о
контрактниках. Через какое-то время, правда, образумились и решили
вернуть в армию 70 тысяч офицеров. Но такое предательское отношение к
офицеру его уже деморализовало. Сегодня офицеры не только не могут, но и
не хотят навести порядок в армии».

Но вот методы, предлагаемые Леонидом Ивашовым, не могут не вызывать скепсис:
«Необходимо направить все усилия на сплочение офицерских коллективов,
чтобы они работали одной командой. И если сегодня так остро проявилась
межнациональная напряженность, то нужно проводить семинары в рамках
командирской подготовки, приглашать психологов и иных специалистов по
национальным вопросам — дать офицеру знания и укрепить волю к наведению
порядка.

Недавно я слышал по радио, как по этой теме высказывался генерал
Асламбек Аслаханов. Он очень правильно выразился — что это за командир,
если не может справиться с восемнадцатилетними юнцами? Как же он тогда
справится с вооруженным до зубов противником?».

Генерал Аслаханов, которого приводит в пример другой генерал, мягко
говоря, передергивает. Он прекрасно понимает, что командир «не может
справиться» не с 18-летним юнцом, а со всей той системой, которая
находиться за его спиной, и обрушится со всей «пролетарской ненавистью»
на того командира, который попытается выполнить свой долг. За примерами
ходить далеко не надо. Племянник генерала, Мансур Аслаханов устроил
дебош и драку в московском кафе, размахивал пистолетом и кричал: «Всем
бояться, здесь чеченцы отдыхают». Племянник целился в прибывших
патрульных, толкнул одного из них, в результате чего тот получил
сотрясение мозга.

Аслахановскому племяннику-дебоширу не только все сошло с рук, но,
против сотрудников милиции, посмевших пресечь беззакония родственника
сенатора и генерала, возбудили уголовное дело. Может быть, Аслаханов
лично и не отдавал приказ «отмазать» племянника и «прессовать» стражей
порядка, исполнивших свой долг (во что, признаться трудно поверить), но
он ничего и не сделал, для того чтобы прекратить их преследования.

Вся московская (и не только) милиция в курсе происшедшего, этого, и
многих подобных инцидентов. И прекрасно понимают, что их может ожидать,
когда они задерживают кавказцев. В этом одна из причин, почему были
отпущены убийцы Егора Свиридова. В армии проблемы те же. И очень трудно
предположить, что предлагаемые Ивашовым «семинары», «психологи и иных
специалисты по национальным вопросам» в состоянии «укрепить волю к
наведению порядка» у офицера. Если Леонид Ивашов всерьез убежден в этом,
это означает, что он немного не в теме.

Впрочем, есть и другие предложения решения проблемы: «На самом
деле решение очень простое: за малейшую провинность – в дисбат. И там их
научат быстро по струнке ходить. Дисбат – это тебе не обычная часть,
где можно гнуть кавказские пальцы. И будут они тряпками грязными пол
мыть наравне со всеми, и будут относиться к Офицерам и Солдатам так, как
положено Российскому Солдату, а не дикарю с кинжалом. Будут отдавать
честь, будут вставать при приближении старшего, будут называть
однополчан «братьями»… Они всегда называют братом сильного. Они быстро
забудут про свои «национальные обычаи и традиции», про то, что армейская
машина — жёсткая (для Русских — не жёсткая, а для них — жёсткая?).
Нужно лишь одно: желание Государства реально бороться с проблемой,
которая, повторяю, решается разом: попытался какой-нибудь Ахмет-Магомед
отнять деньги — дисбат; ударил сослуживца — дисбат, отказался мыть пол
(«русские свиньи пусть моют») — дисбат за невыполнение приказа;
отказался быть дневальным — аналогично. И проблема исчезнет на сто
процентов за неделю-другую.

А вот если устраивать заседания, мусолить чушь про «национальные
особенности», которые позволяют резать, терроризировать, не выполнять
приказы, тогда да, проблему не решить. Впрочем, именно этим и занимается
наша власть: делает вид, что ничего не происходит. Как она «не видела»
геноцида Русских в Чечне в 1991-1994 годах, так она «не видит» и того,
что творят кавказцы в наших Русских ВУЗах, в армии и на улицах Русских
городов».

Впрочем, надеяться на то, что откуда-то возьмется решимость и
ответственность, для серьезного и радикального решения проблемы едва ли
возможно. Но сам факт того, что наличие проблемы хоть как-то осознается в
МО, уже отраден.

Фото с сайта «Военное обозрение»


Петр Иванченко
22/04/2011 15:40



Постоянный адрес :
http://www.segodnia.ru/index.php?pgid=2&partid=13&newsid=13897

FacebookTwitterGoogleVkontakteOdnoklassniki


1 Комментарий

  1. vasili:

    kavkaz zna4et upravljaet strannoi!!nu i za4em togda voevali stolko let??

Добавить комментарий

Войти с аккаунтом:



Группа ВКонтакте