Желаете помочь сайту материально? Посмотрите информацию на сайте партнера

Данную информацию видят только незарегистрированные посетители


УЧИТЬСЯ БЫТЬ ЛЮДЬМИ

УЧИТЬСЯ БЫТЬ ЛЮДЬМИ

Существуют две крайности: одни говорят, что от нас, простых людей,
ничего не зависит, другие продолжают утверждать — мы творцы нашей
жизни. Истина, как всегда, находится где‑то посередине. Однако
я убежден, что от того, как мы сами ведем себя, насколько в повседневной
действительности или сложных жизненных коллизиях остаемся людьми,
зависит очень многое.


Дураки, дороги… и сволочи

Всем известна апокрифическая фраза «В России две беды — дураки
и дороги», приписываемая разным историческим личностям: Пушкину, Гоголю,
Салтыкову-Щедрину, Карамзину и другим. Не суть важно. События же
сегодняшнего дня показывают, что классическая формула российских бед
усложнилась из «двучлена в трехчлен». В ней к дорогам и дуракам
добавился такой неприятный фактор как СВОЛОЧИ.

Отмеченную динамику российских бед наглядно демонстрирует, например,
инициатива, направленная на изменение законодательства и разрешение
в России строительства платных дорог без какой‑либо альтернативы им.

То, что Госкорпорацию «Автодор», созданную еще в июне 2009 года, рано
или поздно «подсадят на иглу» платных дорог, было понятно и раньше.
Но чтобы так безапелляционно и безальтернативно — стало, в общем,
неожиданностью.

Очевидно, инициаторов безальтернативных платных дорог не смущает многое.
Ни очевидное нарушение действующего федерального законодательства
об использовании автомобильной дороги на платной основе только
при условии обеспечения возможности альтернативного проезда
(антимонопольное законодательство). Ни нарушение конституционного права
граждан на свободное передвижение. Ни автоматический рост цен за счет
удорожания транспортных издержек в стране, где 3 / 4 всех перевозок
товаров осуществляется автотранспортом, и 3 / 4 всех жителей живут
за чертой бедности.

Сволочизм инициаторов безальтернативных платных дорог заключается
не только в том, что с несчастных автовладельцев теперь собираются драть
не две шкуры (транспортный налог и акцизы на бензин), а три (плюс плата
за проезд по дороге), что само по себе дороже, чем в Европе раз в пять.
Он заключается еще и в том, что строить какие‑то дороги никто
и не собирается. (Деньги будут драть за проезд по старым, в лучшем
случае подлатанным дорогам).

Давайте вспомним, что за всю новейшую историю России единственными
появившимися дорогами сносного качества стали МКАД в Москве и КАД
в Санкт-Петербурге. Больше державе (в части автодорог, кроме неслыханных
даже по мировым меркам ценам этих «колец») похвастаться нечем.
А автодорога между двумя столицами «Москва — Санкт-Петербург» вообще
национальный позор. Впрочем, схожая ситуация и в других отраслях
хозяйствования, где количество появившихся в новейшей истории России
предприятий (если такие в отраслях вообще были), существенно уступает
числу фактически исчезнувших.

Поражает и принцип работы созданных Госкорпораций (от Автодора
до Роснано), основная задача которых, похоже, потратить максимум
бюджетных средств в текущем году, чтобы получить из казны «на освоение»
в следующем еще больше.

Впрочем, стремление потратить не меньше, чем заработать (дабы не платить
большие налоги на прибыль) присуще и многим отечественным корпорациям
с контрольным пакетом государства, в том числе Газпром, Роснефть, РЖД,
Сбербанк и т. д. При этом частные акционеры этих компаний не забывают
назначать себе солидные дивиденды, одновременно беря огромные кредиты,
за которые рассчитывается, как правило, государство, то есть население
посредством налогов.

Но вернемся к тратам. Траты эти, выражаясь языком классиков, во многом
дурацкие. Это и дворцы, возведенные Газпромом, это и праздники города,
вошедшие в книгу рекордов Гиннеса. Потратить деньги с умом или хотя бы
с фантазией (про пользу речи вообще не идет) никак не получается.
И чем дальше, тем хуже — чего только стоит замуровывание Москвы
тротуарной плиткой.

В общем, перспектива безрадостная, если позволить сволочам собирать
деньги за проезд по безальтернативным платным дорогам, то дураки все
равно умудрятся потратить их так, что новых дорог так и не появится.
А потом еще эти сволочи будут поучать нас из какого‑нибудь Лондона:
не такие уж мы и дураки — вот как жить надо.

9 / 11. Учиться быть людьми

Так получилось, что воскресным днем 11 сентября 2011 года, находясь
дома, я смотрел репортажи центральных российских телеканалов,
посвященные десятилетию трагических событий 9 / 11. И знаете,
что бросилось в глаза? Тональность — нейтральная или жесткая,
с подковыркой или откровенно разоблачительная. Звучали комментарии
и оценки, в которых содержалось все что угодно, но только не простое
человеческое участие и сострадание к погибшим. А ведь жертвами 9 / 11
стали почти три тысячи человек! У нас такого не было.

Да, за эти десять лет был поставлен под сомнение характер обрушения
башен ВТЦ. Утверждалось, что разрушение башен больше похоже
на контролируемый взрыв. Указывалось также и на то, что официальная
версия игнорирует многочисленные сообщения свидетелей. Высказывалось
предположение, что правительственные чиновники были осведомлены
о предстоящих атаках, и не предприняли мер для их предотвращения.
Звучали предположения, что атаки были спланированы и осуществлены
американскими спецслужбами.

Но почему обо всем этом нужно было говорить именно в годовщину
Трагедии?.. Не умея сочувствовать другим, мы не сочувствуем и сами себе.
К сожалению, примеров поразительного равнодушия в нашей жизни великое
множество.

Я не принадлежу к почитателям «дядюшки Сэма». Скорее, наоборот —
политика США представляет огромную угрозу всему миру. Однако наблюдая
(по «Евроньюс»), как в США вспоминали 9 / 11, я поймал себя на ощущении,
что завидую им — тому, как Трагедия была использована в качестве повода
для реального единения нации.

Слушая, как на официальной церемонии звучали имени всех погибших, среди
которых 341 пожарный, два парамедика Нью-Йоркского пожарного
департамента, 60 полицейских и восемь сотрудников «Скорой помощи»,
я думал: но почему мы не поступаем аналогичным образом? Разве у нас
не хватает скорбных дат? Ведь живая и неравнодушная память о жертвах
террора и тех, кто ему противостоит — погибших сотрудниках спецназа,
есть сильнейшее эмоциональное начало, позволяющее ощущать себя единой
страной, единой семьей.

Горе может разъединить, а может сплотить.

Я представил 10‑летие трагедии «Норд-Оста» (ноябрь 2012 г.), 20‑летие
«горячей осени» 1993‑го (октябрь 2013 г.), 10‑летие Беслана (сентябрь
2014 г.), 20‑летие Будённовска (июль 2015 г.). Ведь от нас зависит,
чтобы эти и другие скорбные даты стали не уделом родственников и друзей
погибших, спецназа и «представителей общественности», а днями
общенародного единения и взаимной поддержки — с обязательным участием
первых лиц государства. Иначе просто и быть не должно!

Сопереживанию, как и всему остальному на свете, нужно учиться — так
просто оно не дается. Демонстрируя искреннее отношение к памяти жертв
террора, мы должны воспитывать в первую очередь своих детей и внуков.
И самих себя, конечно.

Удалось ли США за десять лет победить терроризм?

Десять лет минуло со дня американской трагедии, в первую очередь,
ассоциируемой с башнями-близнецами Всемирного торгового центра (ВТЦ),
расположенными на Манхэттене.

Десять лет — это своеобразный рубеж подведения итогов произошедших
в этот период событий. И чаще всего меня спрашивают: удалось ли США
за десять лет победить терроризм? Однозначно, нет. Причина? Если
исходить из наличия достаточных ресурсов и достаточности времени, можно
утверждать, что остается только одна причина — отсутствие желания.
А если выражаться еще точнее, то в США задача борьбы с терроризмом
не ставилась.

Зачем? Зачем исключать из арсенала многократно проверенный инструмент
террористической угрозы, позволяющий манипулировать сознанием людей так,
что можно «пропихнуть» любое решение?

Версия о том, что терроризм был инструментом манипуляции сознанием и 11
сентября 2001 года, причем далеко не «Аль-Кайды» во главе с Бен Ладеном,
к сожалению, имеет слишком много подтверждений. Да, можно говорить
о том, что дабы не будоражить общественное мнение внутри страны,
американцы за эти годы не выпускали «джина» терроризма из бутылки.
Но ощущение того, что возможность «откупорить пробку» терроризма
для того, чтобы решить какие‑то конъюнктурные политические
или экономические интересы (для финансистов или военно-промышленного
комплекса) внутри американского общества реально существует, лично
у меня сохраняется.

Кроме того, надо признать, что в последнее десятилетие штиль терроризма
внутри США с лихвой компенсирован террористическими штормами в различных
частях света.

Говоря непосредственно об 11 сентября 2001‑го, нельзя не вспомнить,
что эта ширма была использована для ввода войск в Афганистан и нападения
на Ирак. Да и сегодня, пусть номинально, в качестве детонаторов «борьбы
с экстремизмом и терроризмом» выступали европейские силы, как,
например, Франция в случае с Ливией, или ближневосточные марионеточные
режимы, маскировке заокеанских ушей кукловодов терроризма особого
значения, похоже, не придавали. Поэтому и видны они были достаточно
отчетливо.

На этом фоне даже объявление о победе над Бен Ладеном, призванное
отвлечь мировое общественное мнение от множества накопившихся
объективных экономических и политических проблем, на мой взгляд,
не оправдало ожиданий сценаристов этой операции. Так что напряженность
сохраняется. И пока терроризм будет приносить выгоду ее заказчикам, нам
предстоит с ним бороться.

Нарушение причинно-следственных связей

Страшная трагедия в Ярославле потрясла всю страну. Соболезнования родным
и близким погибших и пострадавших при крушении самолета Як-42.

Эта трагедия в очередной раз заставляет задуматься, как избежать,
в дальнейшем, подобных трагедий, которые последнее время в нашей стране
происходят достаточно часто? Тем удивительнее было слышать фактически
вердикт главы государства о том, что решение проблемы будет связано
с сокращением числа авиакомпаний и фактическим перекрытием кислорода
для малого и среднего бизнеса в сфере авиаперевозок.

Конечно, все мы понимаем, что президент тоже живой человек со своими
эмоциями и переживаниями, сдержать которые перед лицом такой трагедии
просто невозможно. Тем обидней, что в этой ситуации, чиновники
Минтранса, подготовив вариант решения проблемы для президента,
фактически пролоббировали интересы крупных отечественных авиакомпаний.

Поражает то, что решение де-факто принято еще до выяснения причин.
Представляется, что ситуация, при которой еще до окончания работы
государственной комиссии по расследованию причин авиакатастрофы, точки
над «i» уже расставлены (включая перспективу закрытия отечественного
авиапрома), возможна только в России. А между тем причины техногенных
катастроф в нашей стране, включая крушение ракет, самолетов, поездов,
кораблей, аварий на предприятиях, электростанциях, шахтах, пожары —
от Останкинской башни до «Хромой лошади» — носят комплексный характер.

Да, спору нет, тот, кто хоть раз пользовался услугами небольших
авиакомпаний на внутренних авиалиниях, сполна ощутил, мягко говоря,
невысокое качество предоставляемых услуг. Вот только работали
и продолжают работать эти компании не самовольно, а на законных
основаниях, имея на руках все необходимые документы (лицензии,
разрешения и т. д.), выданные чиновниками того же Минтранса, между
прочим, от имени государства.

Так кто же виноват? Тот, кто за взятку, зажмурившись, подмахнул
документы, зная об их несоответствии действительности, или тот,
кто воспользовался этими документами ради наживы, подвергая опасности
жизни людей? По большому счету виноваты и те, и другие. Вот только
если бы не алчность первых, вторым бы не довелось вести недобросовестный
бизнес.

Возвращаюсь к ярославской трагедии. Специалисты изначально рассматривали
несколько версий, каждая из которых имеет право на существование.
Могли ли быть технические неполадки самолета? Могли. Вот только проблемы
с отечественной техникой у нас возникают не потому, что наши делают
плохо от неумения, а наоборот — не умеют, потому, что не делают,
а точнее, не имеют возможности делать. Вот они причинно-следственные
связи.

При заказе самолетов и пароходов наши чинуши за солидные откаты
иностранных компаний уже давно практически выдавили отечественных
производителей с родной земли. Количество самолетов, производимых
в России в год можно пересчитать по пальцам одной руки. Только
вдумайтесь, не на одном предприятии, а по всей стране в 2010 году было
построено четыре самолета, против сотен в год в советское время.

Откуда же взяться качеству производства, когда объемы промышленного
производства самолетов не дотягивают до объемов опытной партии?

И это касается всей отечественной промышленности. С советского периода
число действующих промышленных предприятий в России сократилось в 50 раз
(!!!).

Давайте закроем такие и сякие предприятия как морально старые. Давайте.
И что дальше? А почему бы их не модернизировать, или новые не открыть?

Если вся модернизация сводится к изменению организационных форм,
как в случае с РАО ЕЭС, то это, естественно, не ограждает нас
от катастроф подобных Саяно-Шушенской. Перекладыванием денег из кармана
в карман фондов не обновить.

Если все новые производства будут развиваться по схеме Сколково (метко
переименованного в народе в «Скольково»), то на таких нано-тракторах
поля вовек не вспахать. Ну, закроем мы оставшиеся отечественные
авиапредприятия. Ну, перейдем полностью на импортные самолеты.
И как дальше будет развиваться наш авиапром? В компьютерных играх?

Мог ли послужить причиной авиакатастрофы человеческий фактор? Мог.
Только опять, где причины, а где следствия? С подготовкой кадров
для авиации у нас та же проблема, что и со строительством самолетов.
Сокращался отечественный авиационный парк. Летчики становились не нужны.
Как вы думаете, летчик Константин Ярошенко, которому американцы впаяли
двадцать лет тюрьмы, оказался в Африке потому, что с детства мечтал
возить наркотики, или потому, что оказался не востребован
по специальности на Родине?

Сокращалось количество отечественных самолетов, сокращалось и количество
летчиков. Сегодня в стране осталось одно летное училище гражданской
авиации и это против сотни академий государственной службы по стране.

Зачем удивляться ошибкам пилотов, у которых очень ограничены возможности
практики, когда профессия чинуши, дающая право собирать дань с любого
бизнеса, в нашей стране в сто раз престижнее? Так давайте разберемся,
где причины, а где следствия?

Страсти по виктимологической профилактике

Совсем недавно отгремела переаттестация в МВД. После этого полицейский
министр уже успел заявить о полной победе коррупции в органах, и позже
оговориться, что полная и окончательная победа над коррупцией постигла
не все министерство, а лишь отдельные регионы его деятельности. Правда
и этих регионов на карте никто не видел. И вот новая законодательная
инициатива от уже переименованного ведомства — проект закона «Об основах
системы профилактики правонарушений в Российской Федерации».

В документе идет речь о виктимологической профилактике
как о деятельности, ориентированной на предупреждение преступлений
и правонарушений путем снижения риска стать жертвами противоправных
посягательств.

Если не вдаваться в детали, то суть документа сводится к тому, что с его
принятием усилится борьба с потенциальными правонарушителями
и потенциальными жертвами. То есть волкам (криминалу) будут
еще доходчивей объяснять, что ягнят (потенциальных жертв) обижать
нехорошо. А ягнятам будут объяснять, что… не надо провоцировать волков.

Из предварительных обсуждений вообще получается, что все сведется
к вылавливанию участковыми в подворотнях девушек в коротких юбках
и объяснению им, что увеличение длины юбки сократит их привлекательность
как жертвы.

Решать проблему профилактики правонарушений в стране действительно
нужно. Только явно не таким путем как предложено в законопроекте.
Сегодня никто не станет оспаривать тот факт, что институт участковых
явно не справляется с фронтом возложенных на него обязанностей. Поэтому
вешать на участковых специфическую задачу виктимологической профилактики
правонарушений абсолютно бесперспективно.

Но даже если отбросить все минусы предложенного законопроекта
как документа, остается неясным САМЫЙ ГЛАВНЫЙ ВОПРОС: а хотят ли
потенциальные жертвы (по сути это часть народа, ради которого
законопроект и должен был затеваться) принять эту помощь из рук
ведомства, к представителям которого, мягкого говоря, особого доверия
не испытывают? Ведь известно, что любое обучение (и потенциальные жертвы
здесь не исключение) базируется на авторитете обучающих у обучаемых.
Давайте, наконец, говорить не о законопроекте ради законопроекта,
а о мотивах поведения людей, предопределяемых любым законом, принимаемым
в интересах общества.

Так вот, если рассуждать с позиций классической теории мотивации,
то результативность взаимодействия людей определяется произведением
оценок: возможностей одних (МВД), способностей других (общество)
и доверием вторых к первым. Таким образом, пока доверие граждан
к сотрудникам полиции равно нулю, какие бюджетные деньги не «заряжай»
под очередную кампанию виктимологической профилактики, результат
останется нулевым (для общества, конечно).

Сегодня же законопроект МВД «Об основах системы профилактики
правонарушений…» можно трактовать как попытку полицейского ведомства
пополнить свой штат после проведенного сокращения новым департаментом
с новыми бюджетами, генеральскими должностями и т. д. (одним словом
отыграть временно потерянные чиновничьи позиции — так сказать,
восстановить статус-кво).

Честно говоря, вообще складывается впечатление,
что кто‑то законопроектом «Об основах системы профилактики…» просто
хочет «подставить» полицейское ведомство, и без того переживающее
нелегкие времена.

Беслан. «Спасибо вам всем, родные наши друзья!»

Сегодня мы поминаем наших ребят — трех сотрудников «Альфы» и семерых
«Вымпела», погибших семь лет назад при спасении заложников в школе № 1.
И, конечно, всех жертв теракта…

Часто приходиться слышать негативные оценки, исходящие от лиц, которые
не знают ни специфики работы спецназа, ни оказывались в числе
заложников. Особенно это касается Будённовска, «Норд-Оста» и Беслана.
Сегодня я не буду возвращаться к подробностям тех трагических дней,
а хочу рассказать историю, которая характеризует особое отношение
спецназа к тем, кого им довелось вызволять из рук террористов.

Накануне Дня защиты ребенка к нам обратились жители Беслана, попросившие
принять делегацию и показать им могилы Героев спецназа, находящихся
на Николо-Архангельском кладбище. В Москву приехали трое взрослых
и около двадцати детей и юношей. Вместе с нашим прославленным ветераном
полковником Ю. Н. Торшиным, кавалером пяти боевых орденов, мы показали
наш Мемориал, музей в боевом подразделении, ответили на вопросы…
Оказалось, что у одной из бывших заложниц, пятнадцатилетней Алины
Цгоевой, в ноге оставался осколок и были проблемы с суставами.

Матери — учительницы Беллы Владимировны — не было в тот злополучный день
в школе. Но там находилась Алина, которой как раз исполнилось девять
лет.

Мы предложили свою помощь. Связались с нашими замечательными врачами
из Центра специального назначения ФСБ, договорились о содействии. Через
месяц Алина с мамой приехала в Москву, их поселили на нашем объекте ЦСН
в Балашихе. Сначала определили в ЦИТО (Центральный институт
травматологии и ортопедии), затем в клинику доктора Рошаля. Сотрудники
и ветераны «Альфы» собрали деньги, которые пошли на необходимые траты.

Лечение Алины привело к положительному результату, ее надежды
оправдались! А недавно она прислала весточку, в которой пишет: «Добро —
это то, что услышит глухой, то, что увидит слепой… Это прекрасное
чувство спасет мир, а не красота, как утверждал когда- то один
из великих. Это то, что нам помогло в трудные для нас времена.

Даже теперь, через семь лет после трагедии в нашем маленьком городе
Беслане, мы чувствуем по‑настоящему доброе отношение со стороны
ветеранов «Альфы» и «Вымпела». На этот раз нам их внимание помогло
исцелиться. Спасибо всем, кто помог нам, был рядом все это время.

В первую очередь это полковник Ю. Н. Торшин, подполковник А. А. Филатов,
наш незаменимый ДОКТОР полковник медицины В. И. Клеменченко. Спасибо
вам всем, родные наши друзья!!!!!!

Алина Цгоева, ученица 10‑го класса ГОУ СОШ г. Беслана, Белла Владимировна Цгоева».

Вот это настоящая оценка спецназа, и она дорогого стоит!

Главари и безобразия

Если не считать локальных вылазок «Наших» на Селигер (причем
для отчетности за потраченные из бюджета средства перед партией), можно
сказать, что молодежная политика как организованное действо властей
в нашей стране практически не наблюдается.

На пустеющую идеологическую нишу всегда было достаточно претендентов.
Всевозможные политические и религиозные течения, как внутренние, так
и внешние, прекрасно понимают, что успешная борьба за неокрепшие умы
молодежи в конечном итоге обеспечит наивысшие дивиденды.

Как‑то постепенно на авансцену организации молодежи в России
по интересам вышли фанатские движения футбольных болельщиков. Надо
сказать, что, как и многие составляющие экономического и социального
развития современной России, фанатские движения как субкультура отстают
в своем развитии лет на тридцать от лучших мировых образцов, когда
болельщики посредством финансирования клубов участвуют в их управлении
и не заинтересованы в лишних расходах на вырванные и сожженные кресла
стадиона.

Конечно, хочется надеяться, что поведение российских болельщиков
не приведет к повторению Эйзельской трагедии 1985 года. Трагедии, когда
в результате беспорядков на трибунах брюссельского стадиона во время
финала Кубка европейских чемпионов между итальянским «Ювентусом»
и английским «Ливерпулем» 39 человек погибли, около шестисот получили
ранения, а все английские клубы были дисквалифицированы от участия
в еврокубках на пять лет. Но, к сожалению, следует признать,
что фанатские движения футбольных болельщиков пока движутся именно
в этом направлении.

Беда заключается еще и в том, что проблема фанатов в России имеет
еще множество оттенков. Главное заключается в том, что по мере роста
значимости фанатских движений как реальной организованной силы, на фоне
аморфного бездействия властей в вопросах работы с молодежью, «борцы»
за неокрепшие умы все активней начинают использовать эти фанатские силы
в своих корыстных целях, абсолютно не совпадающих с целями развития
нашего общества.

Оценивая события Манежки, слыша гул негодования при исполнении гимна
России на кавказских стадионах, можно с большой уверенностью сказать,
что накануне предстоящих выборов многие так называемые политтехнологи
в лучшем случае не преминут воспользоваться организованными голосами
фанатов. При этом без особых политических идей эти потенциальные
и стремящиеся переизбраться «слуги» народа будут действовать по принципу
«если не можешь предотвратить безобразие — возглавь его…»

Решить свои корыстные интересы части из кандидатов удастся. Только
вряд ли они смогут по‑настоящему возглавить «безобразия», поскольку
по своему авторитету среди молодежи лидеры фанатских группировок давно
переплюнули и депутатов и сенаторов. Плохо и то, что эти самые лидеры,
понимая, что их услуги в политике — достаточно хороший бизнес, вполне
могут изобразить жуткое негодование масс, проплаченное проигравшими
кандидатами. А если фанатами воспользуются кукловоды побогаче? Проснись,
власть!

Синдром «Мирзаева» или романтики с большой дороги

Возвращаясь во втором часу ночи с женой из гостей, и, прогуливаясь
по ночной Москве, я долгое время спиной чувствовал на себе взгляд
ночного путешественника, маршрут которого удивительным образом совпал
с нашим, вплоть до глухого двора моего дома. Ночного «гуляку»
(как выяснилось при «контакте» профессионального боксера) ничуть
не смутило, что он был один. Он, спортсмен-единоборец, был убежден
в силе своих кулаков и просто не ожидал нарваться на спецназовца.

Окажись на моем месте неподготовленный к контактным единоборствам
человек, то в лучшем случае на асфальте бы несколько часов пролежало два
бесчувственных тела с пустыми карманами. А в худшем исход вполне мог
повторить результат встречи чемпиона мира по смешанным единоборствам
Р. Мирзаева и студента И. Агафонова с той лишь разницей, что он
не получил бы столь широкого резонанса в обществе.

Так откуда же берутся эти «романтики с большой дороги» от спорта, хорошо
организованные в группы или даже гастролирующие поодиночке? Почему
тысячи людей ежедневно подвергаются опасности со стороны барсеточников,
гоп-стопников и т. п.?

Как показывает статистика, многие организованные и не очень преступные
группировки имеют в своем составе бывших и действующих
спортсменов-единоборцев, где они могут использовать свои навыки
«по прямому назначению».

Хочу особо подчеркнуть, что это не те многочисленные молодые люди,
которые идут в секции и клубы, чтобы воспитать в себе мужество, обрести
силу духа, научиться владеть своим телом, стать сильнее и выносливее.
Нет. Для большинства таких людей занятие спортом — хобби, помимо
которого есть учеба, работа, бизнес, множество других увлекательных
занятий.

Речь идет о спортсменах-единоборцах, которые, наблюдая те же бои
без правил на экранах телевизоров или воочию, поставили на кон все свои
силы, время и здоровье, чтобы забраться на Олимп победы и стать
чемпионом (страны, Европы, мира). Но… немного не хватило. Проиграл
в решающей схватке, например, тому же Р. Мирзаеву один балл. Не стал
чемпионом, и понял, что сил, а, главное, здоровья на следующий цикл
борьбы за чемпионский титул уже не хватит. Что остается этому
спортсмену-единоборцу, который, так и не взойдя на пьедестал (хотя он
был рядом с ним), имеет большие проблемы со здоровьем, поскольку
достигшие цели удары и приемы соперника не проходят бесследно (переломы
конечностей, серьезные травмы головы), но не имеет ни образования,
ни работы? Чаще всего они попадают в цепкие лапы криминала.

Среди видов спорта, где немало травмоопасных, силовые единоборства стоят
особняком и являются потенциально социально опасными. Эдакий спорт
повышенного риска для окружающих, а значит, для общества в целом.

Ловлю себя на мысли, что судьбы спецназовцев и спортсменов-единоборцев
во многом схожи. У людей, которым довелось поучаствовать в боевых
действиях и у спортсменов-единоборцев на определенном этапе развивается
профессиональный синдром — посттравматическое стрессовое расстройство
психики. Для военнослужащих, прошедших горячие точки, этот сидром можно
сопоставить с афганским, а для спортсменов можно назвать его синдромом
единоборцев или синдромом «Мирзаева». И вот здесь уже начинаются
серьезные отличия.

Если военнослужащий выполняет свой долг в силу государственной
необходимости, то будущего единоборца на ринг тянет реклама подобных
поединков, стремление прославиться и разбогатеть по примеру великих
чемпионов. Вот только Олимп для чемпиона один, а людей, вовлеченных
в этот спорт очень и очень много. Жизнь этих людей (на самом деле)
гораздо мрачнее телевизионных картинок чемпионских боев с дефилирующими
на ринге между раундами длинноногими блондинками в бикини, она нередко
заканчивается в криминальной среде.

Необходимо понять, что «бить по хвостам преступлений» с участием
спортсменов-единоборцев малоэффективно, если не перестать культивировать
насилие демонстраций «гладиаторских боев» без правил средствами
массовой информации.

Следует признать, что потерь общества от пропаганды силовых единоборств
гораздо больше чем приобретений. В пирамиде спортивных достижений
спортсмены-единоборцы, претендовавшие на пьедестал, и по сути наученные
убивать, несут в себе серьезную угрозу для общества.

Мне кажется, нам всем пора задуматься о том, что от эпохи «гладиаторских
боев» как вершины огромного айсберга социально-опасного негатива пора
перейти на следующую ступень в своем развитии.

Если мы, говоря о здоровье и развитии нации, сегодня считаем необходимым
бороться с наркотиками, ограничить возможности для курильщиков,
запретить рекламу алкоголя, то почему бы нам не ограничить рекламу
и пропаганду таких небезопасных для общества видов спорта, коими
являются силовые единоборства? Может быть тогда сотни тысяч мальчишек
поймут, что молотить руками и ногами своего соперника далеко
не единственное занятие в жизни, и уж тем более не единственный аргумент
для того, чтобы стать настоящим мужчиной и успешным человеком? А вы
как считаете?..

Дневник Алексея Филатова: http://alfafilatov.livejournal.com / 

FacebookTwitterGoogleVkontakteOdnoklassniki


Добавить комментарий

Войти с аккаунтом:



Группа ВКонтакте