«Нам память рвет сердца, как траки рвал фугас…»

«Нам память рвет сердца, как траки рвал фугас…»

Уже на втором курсе Хмельницкого высшего артиллерийского командного
училища курсант Александр Прохорчик мечтал продолжить службу в
Афганистане. Там воевали его двоюродные братья. Решимость начать
офицерскую службу в стране, где шла война, не поддерживали ни родители,
ни любимая девушка. Перед окончанием училища Александр все-таки написал
рапорт с просьбой направить его «за речку». Узнав об этом, будущая
невеста сразу вышла замуж. За другого. Он не жалел. Значит она – не его
«половинка», готовая разделить с ним все тяготы и лишения…
За время войны в Афганистане Александр Прохорчик принимал участие в
девяти боевых операциях, пятнадцати реализациях разведывательных данных
по уничтожению бандформирований, двадцать два раза был в составе
подразделений, сопровождавших колонны с материальными средствами.
Под счастливой звездой, вероятно, родился уроженец Молодечно. Он видел
смерть, но она оставила на его лице «на память» лишь едва заметные
оспинки от каменной крошки, высеченной взрывом…

В свой 191-й отдельный мотострелковый полк, дислоцировавшийся в 150
километрах к югу от Кабула, молодой лейтенант прибыл 19 ноября 1985
года, как раз в День ракетных войск и артиллерии. Профессиональный
праздник! Однако настроение было далеко не праздничным. Тягостное
впечатление производили горы, песок… Но, самое главное, здесь остро
ощущалось тяжелое дыхание войны. И хотя лейтенант Александр Прохорчик
знал, что легко в Афганистане не будет, увидев на взлетно-посадочной
полосе цинковые гробы, он понял, насколько тонка здесь грань между
жизнью и смертью. Однако на то и дан характер человеку, чтобы в
испытаниях сделать его тверже.
Постоянная опасность отточила внимание и чувства офицера. Возможно,
именно поэтому избежал он первой же смертельной пули в горном рейде в
марте 1986 года.
Ушедшее вперед подразделение афганской правительственной армии вступило в
перестрелку с моджахедами, и тут как будто что-то подсказало Александру
пригнуться.
Пуля срезала ветку именно в том месте, где за секунду до этого была его
голова. С того момента непостоянная фортуна стала к нему благосклонна. В
какой бы боевой операции ни участвовал лейтенант Прохорчик, в какую бы
страшную «мясорубку» ни попадал, все складывалось благополучно.
Одно из самых тяжелых испытаний ожидало его в районе Чамкани, где 9
апреля 1986 года офицер-артиллерист в качестве корректировщика огня
выполнял боевую задачу с разведвзводом. Вдруг полоснул кинжальный огонь
из минометов и стрелкового оружия – подразделение попало в засаду. Взвод
нес потери. При попытке вытащить раненых пуля настигла и командира
разведчиков. Взводу не отойти. И не подняться… Держались, сколько могли,
ждали помощи. Александр взял командование на себя. Тот бой был
необычайно яростным. Однако молодой лейтенант не потерял присутствия
духа, не растерялся. Корректируя огонь, он сумел организовать оборону и
эвакуацию раненых с высоты. Но силы были неравны. Отстреливаясь, стали
спускаться к подоспевшим бронетранспортерам. Последними уходили
лейтенант Прохорчик и пулеметчик по фамилии Бурков. Плотность огня
противника была неимоверной. У наших воинов патронов почти не осталось. В
сторону «духов» ушла последняя очередь, когда они наконец оказались под
защитой брони. БТР со спасенными двинулся вперед, но метров через
пятьдесят подорвался на мине! Тряхнуло так, что лейтенант Прохорчик
потерял сознание. Кто-то из бойцов вытащил его через боковой люк.
Сознание Александра возвращалось и снова ускользало… Судьба снова подарила ему жизнь. Хотя и продолжала испытывать на прочность.
Запомнился июль 1986 года, когда артиллерийская батарея под
командованием командира огневого взвода лейтенанта Прохорчика
сопровождала колонну с материальными средствами по маршруту Газни –
Кабул. На пути был кишлак Сурпуль. Внимание воинов привлек какой-то
странный звук. В канаве обнаружили раненого верблюжонка. Он кричал –
тонко, жалобно, с надрывом, словно ребенок. Душманские пули ранили
животное смертельно. Там же в дувале нашли гору гранат. Не боевых, а
спелых и сладких… Только двинулись дальше, как колонну обстреляли.
При попадании пуль красные брызги сочных плодов, взятых с собой в
дорогу, разлетались в разные стороны. И не понять было – где сок, а где
кровь. Лейтенант Прохорчик всегда отличался ровным, спокойным
характером, а тут такая злость вдруг накатила. Как ни парадоксально,
именно злость позволила собраться, быстро оценить обстановку. Отдав
четкие и ясные приказы, он развернул батарею и подавил огневые точки
противника.
Вместе с советскими войсками во многих боевых операциях принимали участие подразделения правительственной армии.
Воевать афганцы, конечно, умели, однако вели себя иногда очень
своеобразно: даже если и шли они впереди наших войск, то при первой же
перестрелке с «духами» каким-то непостижимым образом оказывались позади
советских солдат… Напряженным для подразделений 191-го отдельного
мотострелкового полка выдался декабрь 1986 года. При ведении боевых
действий в районе Искаполя лейтенант Прохорчик выполнял обязанности
корректировщика.
Неожиданно мотострелковое подразделение было встречено сильным огнем со
стороны моджахедов. Александр, умело управляя огнем артиллерийских
подразделений, уничтожил группу боевиков. Через три дня «духи»
предприняли новую яростную атаку, открыв огонь из реактивных установок.
Вычислив их местонахождение, командир огневого взвода лейтенант
Прохорчик приказал открыть ответный огонь. Обстрел наших войск
прекратился.
За эти боевые операции лейтенант Александр Прохорчик был награжден орденом Красной Звезды.
В августе 1987 года Александра представили к ордену «За службу Родине в
Вооруженных Силах СССР» III степени, однако через год наградной лист
вернули из Главного управления кадров Министерства обороны с
формулировкой «на дооформление». Трудно судить теперь, почему
воин-интернационалист не получил эту награду. Может быть, документы на
награждение действительно не были оформлены так, как положено, а потом
никто уже не решился отправить их вторично…
Но факт остается фактом – награда боевого офицера не нашла.
…Люди на войне становятся особенно суеверны. Минометная батарея,
командиром которой в октябре 1987 года был назначен старший лейтенант
Прохорчик, пользовалась нехорошей славой. Из трех предыдущих ее
командиров в Афганистане выжил лишь один. Однако на четвертом офицере
этот несчастливый «конвейер» смертей остановился.
Более того, батарея за короткое время была признана лучшей в полку.
Новый командир батареи стал для солдат чуть ли не талисманом. Каждый
боец считал за честь поехать со старшим лейтенантом Прохорчиком на
очередную боевую операцию. А операций этих было немало, и не сулили они
ничего хорошего.
Александр не мог упрекнуть себя в излишней строгости, однако не позволял
расслабиться никому из подчиненных, оттачивая их мастерство постоянными
тренировками.
И сам не отставал от них. Наметив несколько произвольных точек в
близлежащих горах, обязательно добивался быстрых и точных действий
минометных расчетов. Его 82-миллиметровые минометы не простаивали без
дела даже на отдыхе.
Командование посчитало боевой опыт офицера настолько ценным, что старший
лейтенант Александр Прохорчик покинул Афганистан чуть ли не на полгода
позже установленного срока… После войны в Афганистане старший лейтенант
Прохорчик служил в Закавказском военном округе, потом – в Западной
группе войск, в Северо-Кавказском военном округе.
В 1994 году он вернулся на Родину, в Беларусь. До увольнения в запас был
заместителем военного комиссара Молодечненского районного военного
комиссариата.
С каждым годом в рядах Вооруженных Сил Республики Беларусь остается все
меньше воинов-афганцев. Но даже уходя в гражданскую жизнь, они являются
для молодого поколения Беларуси примером мужества и верности своему
воинскому долгу.

http://navynews.ru/?p=1710

FacebookTwitterGoogleVkontakteOdnoklassniki


Добавить комментарий

Войти с аккаунтом:



Группа ВКонтакте