«МЛАДШИЙ БРАТ» ХАТТАБА

В середине апреля политическую сцену Чечни покинул один из самых
ярких и сильных игроков – арабский полевой командир Абу аль-Валид
аль-Гамиди. Значительная часть его жизни прошла в тени другого
известного арабского командира – Хаттаба. И даже сейчас, через два с
лишним года после того, как «Черный араб» отправился в мир иной,
личность его заместителя, как и обстоятельства его смерти, до сих пор
окутаны тайной. Мы можем приподнять завесу этой тайны лишь в небольшой
степени, ибо любая информация об этом персонаже едва ли будет полной и
достоверной.

Настоящее имя Абу аль-Валида – Абд-аль- Азиз аль-Гамиди. Он родился в
1967 году в саудовской провинции Бальджураши в семье торговца
недвижимостью, древесиной и красками Саида бен Али аль-Гамиди. Так как
Абд-аль-Азиз был вторым из одиннадцати сыновей Саида бен Али,
рассчитывать на сколько-нибудь значительную часть отцовского наследства
ему не приходилось. Возможно, именно поэтому он избрал полную
неспокойных приключений жизнь идейного наемника, сражающегося в равной
степени за деньги и за религиозные убеждения.

Тому способствовало и родовое происхождение Абд-аль-Азиза. Дело в
том, что аль-Гамиди – старинная саудовская фамилия, ведущая свой род от
племени Гамид и всегда отличавшаяся значительным религиозным рвением.
Отдельным членам этой фамилии удавалось достигнуть больших постов в
саудовской иерархии. Так, вплоть до недавнего времени саудовским
консулом в Москве был Абдалла аль-Гамиди. Впрочем, Абд-аль-Азиз, сын
торговца, вряд ли надеялся стать консулом и с самого начала мог
рассчитывать только на собственную энергию. На то же самое рассчитывали и
два других «отпрыска благородного семейства», Ахмад Ибрахим аль-Хазнави
аль-Гамиди и Саид аль-Гамиди, которые 11 сентября 2001 года вместе с
двумя другими террористами захватили «Боинг-757», разбившийся в
Пенсильвании – как сейчас полагают, в результате борьбы пассажиров с
воздушными пиратами.

Вообще родственные связи Абу аль-Валида достаточно запутаны. С
одной стороны, семья его родителей живет и здравствует в Саудовской
Аравии. В Чечне Абу аль-Валид женился на чеченке, которая родила ему
двоих сыновей – Омара и Салеха. С другой стороны, среди чеченских
боевиков почему-то упорно ходят слухи, что Абу аль-Валид приходился
двоюродным братом иорданцу Хаттабу. Но, так или иначе, аль-Валид
действительно большую часть своей боевой биографии был как бы «младшим
братом» «Черного араба», работая у него «на подхвате» и считая себя его
наместником.

Свои первые шаги в качестве бойца молодой Абу аль-Валид сделал в
Афганистане, воюя там вместе с Хаттабом против Советской армии. Позже,
уже после установления режима талибов, он неоднократно бывал в
Афганистане, прошел там курсы дополнительной подготовки и считался одним
из первоклассных специалистов по взрывчатым веществам.

После Афганистана Абу аль-Валид был замечен в Югославии, где
сражался на стороне боснийских мусульман. Участие его в первой чеченской
кампании под вопросом: в это время он постигал тонкости минно-взрывного
дела в лагере у афганских талибов. Его первое достоверное появление в
Чечне можно отнести к 1997 году: на территорию мятежной республики он
пробрался из Афганистана через Таджикистан. Причем он почти сразу стал
доверенным лицом Хаттаба и его правой рукой, отвечая за вопросы
снабжения и денежного довольствия боевиков. Правда, первое время он
занимал относительно скромные должности в бандитской иерархии: так, по
документам, захваченным в Грозном в феврале 2000 года, Абу аль-Валид
значился в звании подполковника и заместителя командира батальона
«Исламского полка Хаттаба», состоявшего преимущественно из арабских
ветеранов-наемников.

В период существования масхадовской «Ичкерии» республика
находилась в поле самого пристального внимания Усамы бен Ладена. Он
возлагал на независимую Чечню большие надежды, собираясь превратить ее в
плацдарм сил международного терроризма, с которого было бы удобно вести
наступление на Дагестан с целью превратить Кавказ в «ваххабитскую
крепость» и один из опорных пунктов будущего «халифата». Из всех полевых
командиров чеченского происхождения похвастаться личными контактами с
террористом №1 мог, наверное, только убитый 28 февраля этого года Руслан
Гелаев. Тем не менее, основная вертикаль власти в ваххабитской Чечне
была выстроена исключительно из арабов.

За Чечню перед Усамой бен Ладеном отвечали четыре арабских
террориста-«международника»: Хаттаб, Абу Джафар, Абу Умар и Абу
аль-Валид. Первые три, как известно, были ликвидированы в ходе второй
чеченской кампании. И только сейчас чеченские боевики лишились
аль-Валида, за ликвидацию которого в свое время власти России объявили
награду в 100 тысяч долларов.

Вместе с Хаттабом Абу аль-Валид принимал самое деятельное участие
в атаке на Дагестан, надеясь превратить эту республику, как и Чечню, в
«шариатское государство». Но на этот раз дела боевиков были далеко не
так успешны, как в первую чеченскую войну. А когда они были вытеснены
обратно в Чечню и началась вторая чеченская кампания, дела у арабских
наемников пошли откровенно плохо.

Удача покинула и аль-Валида. В марте 2000 года группа во главе с
Ачимезом Гочияевым, подготовленная аль-Валидом для совершения
террористических актов в России, провалилась и была обезврежена. Из всех
членов банды скрыться удалось лишь самому Гочияеву. И в этом же месяце
был убит родственник аль-Валида Якуб аль-Гамиди.

Перед вторжением в Дагестан Хаттаб имел в своем распоряжении
около тысячи опытных арабских боевиков, многие из которых начинали
воевать вместе с ним еще в Афганистане и Боснии. Прикрываясь чеченцами и
дагестанскими ваххабитами, Хаттаб смог сохранить большую часть своих
сил и вывести их в Чечню. Осенью же 1999 года для них наступили тяжелые
времена. Несмотря на то, что они еще могли рассчитывать на поддержку
населения, особенно в южных районах Чечни, среди массы простых чеченцев
нарастало неприятие того порядка, который несли с собой Хаттаб, Абу
аль-Валид и другие арабские полевые командиры. Однако у Хаттаба
оставались на руках два главных козыря – во-первых, его «Исламский
полк», и, во-вторых (что ещё важнее), контроль над денежными средствами,
поступавшими в Чечню от имени различных экстремистских и
террористических организаций, прежде всего от «Братьев-мусульман».

Вместе с первыми поражениями в среде чеченских и арабских
командиров начались раздоры по поводу распределения этих средств.
Чеченцы (и часть зарубежных «спонсоров») небезосновательно обвиняли
арабов в присвоении немалой части материальной помощи. Постепенно
финансовый поток в Чечню стал иссякать – большая часть средств, как
показало расследование «Братьев-мусульман», разворовывалась Хаттабом и
его ближайшим окружением, вроде Абу Умара или Абу Сайяха. За время войны
Хаттаб в сговоре с некоторыми функционерами «Братьев-мусульман» смог
присвоить себе несколько десятков миллионов долларов.

Абу аль-Валид, хотя и был правой рукой Хаттаба, не был замешан в
этом воровстве напрямую и открыто. Поэтому его стали прочить на пост
полномочного представителя «Братьев-мусульман» в Чечне, то есть на место
Хаттаба. Последний, конечно, не мог стоять и смотреть, как его оттирают
в сторону от больших денег и от единоличной власти над боевиками.

Из всех командиров Хаттаб очень мало кому доверял по-настоящему.
Его доверенным лицом всегда был Шамиль Басаев, но это можно объяснить
скорее совпадением интересов двух главарей, чем искренним доверием между
ними. В то же время Хаттаб всегда позиционировал Басаева на роль
формального главы боевиков, предпочитая самому быть «серым кардиналом» и
управлять из-за спины Басаева. Например, как только в 2001 году на роль
лидера ваххабитов по своим «боевым заслугам» начал выдвигаться командир
Рамзан Ахмадов, Хаттаб незамедлительно распорядился его устранить, что и
было приведено в исполнение арабом Якубом из ахмадовского отряда.

Сейчас можно считать доказанным, что осенью 2001 года между двумя
арабскими командирами «пробежала черная кошка». Абу аль-Валид как
«главный интендант» начал расследование фактов исчезновения денег,
предназначенных боевикам, и, не получив прямых доказательств, тем не
менее пришел к выводу, что за этим стоит Хаттаб. Так как «общественное
мнение» боевиков было на стороне аль-Валида, представлявшего себя кем-то
вроде бескорыстного борца за веру, то Хаттаб оказался в опасном
положении. Но думать о возможности покинуть Чечню он стал задолго до
этого.

В течение лета и осени 2001 года Хаттаб смог устранить почти всех
своих соратников, причастных к его махинациям. Причем делалось это чаще
всего руками российских военных, так как Хаттаб посылал этих полевых
командиров на сложные и опасные задания. Так были уничтожены Абу Дарр,
Абу Умар и Абу Якуб, а позже – и Абу Сайях.

Тем временем за спиной Хаттаба Абу аль-Валид начал плести заговор
с целью смещения своего шефа. Он смог напрямую выйти на функицонеров
«Братьев-мусульман», таких, как Абу Рабиа, и стал пытаться сам
контролировать распределение денежных средств. Такого Хаттаб простить,
разумеется, не мог.

Еще в сентябре 2001 года он выдвинул против Абу аль-Валида
обвинение в том, что последний против него что-то замышляет – и
пригрозил его убить. В течение зимы 2001-2002 года Хаттаб разработал
операцию по уничтожению своего заместителя. С этой целью Абу аль-Валид
был назначен ответственным за опасную зону к югу от Грозного.

Абу аль-Валид прекрасно понимал, какого рода акцию готовит его
начальник, и решил сыграть на опережение. Прежде всего, им был
подготовлен «запасной вариант» – Абу Рабиа, бывший в Тбилиси, подготовил
для него документы, гражданскую одежду и маршрут в Грузию. Обеспечив
себе пути возможного отступления, Абу аль-Валид начал действовать.

Для начала он заручился поддержкой ответственных лиц из
группировки «Братья-мусульмане» по имени Шагран и Абу Кутейба. Абу
аль-Валид смог убедить их в том, что в спаде террористической
деятельности виноват Хаттаб и никто иной, так как он присваивает деньги,
не давая вербовать новых боевиков, закупать оружие, взрывчатку,
боеприпасы и снаряжение.

Смерть подбиралась к Хаттабу все ближе и ближе. В январе 2002
года был убит последний (после Абу Якуба и Абу Сайяха) финансист Хаттаба
– Ойбек Расимов по кличке «Узбек». С его гибелью Хаттаб лишился
последнего приближенного командира, которому мог вполне доверять.

Но Абу аль-Валид не мог «свалить» Хаттаба до тех пор, пока у него
были влиятельные защитники в организации «Братья-мусульмане». Одним из
таких людей был некий Абу Джабер, который все время старался приукрасить
достижения Хаттаба и приписывал ему перед спонсорами явно завышенные
боевые результаты. Примером такой деятельности может служить бандитская
операция в Аргуне в декабре 2001 года, осуществленная людьми из так
называемого «аргунского джамаата» во главе с Исмаилом Эскиевым.
Последний перед началом операции попытался получить деньги через Абу
аль-Валида, который недвусмысленно натравливал его на Хаттаба, желая
этим спровоцировать серьезную «разборку» с последним. Однако Эскиев
погиб в бою, и Абу Джабер смог приписать все результаты Хаттабу.

Убедившись в невозможности отстранить Хаттаба через шейхов
организации «Братья-мусульмане», Абу аль-Валид решил устранить Хаттаба
физически, что ему и удалось сделать в конце февраля. Правда, после
этого от Абу аль-Валида отвернулись даже такие его сторонники, как Абу
Кутейба. Но положение заместителя Хаттаба в конце концов обеспечило
аль-Валиду занятие его места после гибели «Черного араба».

Балансируя на противоречиях между полевыми командирами и их
зарубежными покровителями, Абу аль-Валид аль-Гамиди смог приобрести
столь же главенствующее положение в распределении финансовых потоков,
какое занимал убитый с его помощью Хаттаб. Так, за один лишь
террористический акт в московском метро 6 февраля 2004 года Абу
аль-Валид получил четыре с половиной миллиона долларов, большую часть из
которых присвоил себе.

Тем не менее, за два года, прошедших с момента гибели Хаттаба,
положение в Чечне стало гораздо менее благоприятным для боевиков, а
денег за террористические акты стало поступать намного меньше, да и
проводить их становилось все труднее. Поэтому Абу аль-Валид, по мнению
многих экспертов, собирался, как и Хаттаб, покинуть Чечню и перебраться в
другие регионы мира, где еще можно хорошо заработать, ведя
террористическую войну.

Последовавший 16 апреля ракетно-бомбовый удар по горной базе,
где находился аль-Валид, положил конец его присутствию в Чечне. И уже
неважно, был ли он убит (как, скорее всего, и случилось) или
инсценировал собственную смерть, чтобы покинуть Чечню. Важно то, что это
был последний крупный представитель арабской «старой гвардии» Хаттаба,
действовавший в связи с международными террористами и получавший от них
деньги. Те, кто сейчас остались в Чечне – это по большей части рядовые и
унтер-офицеры террористической армии. У которых еще есть силы на
дерзкие вылазки, но вряд ли когда-нибудь появится достаточный авторитет,
чтобы заставить серьезных международных террористов уважать себя так,
как это делали эмир Хаттаб и его «младший брат» Абу аль-Валид
аль-Гамиди.

http://www.specnaz.ru/etnopolitika/465/

FacebookTwitterGoogleVkontakteOdnoklassniki


Добавить комментарий

Войти с аккаунтом:



Группа ВКонтакте