Война в Чечне: видео, фото, документы, свидетельства
Главное меню
1991г
Владислав Швед
13.01.2011

13 января - двадцатая годовщина трагических событий, произошедших в столице Литовской ССР


Тогда у здания вильнюсского телерадиокомитета и телебашни погибли 13 литовских граждан и один советский офицер. Виновными в их гибели, а также в попытке государственного переворота, литовские власти «назначили» советских военнослужащих, «альфовцов» из спецподразделения КГБ СССР и литовских коммунистов, оставшихся в КПСС.

Независимость любой ценой

Прежде чем перейти к изложению событий январской ночи 1991 г. необходимо кратко напомнить, что предшествовало им. Следует развенчать миф о том, что Москва в 1990-1991 гг. пыталась силой не выпускать маленькую и беззащитную Литву из СССР. На самом деле проблемность ситуации в 1990 г. заключалась не в препятствии союзных властей желанию Литвы выйти из Союза, а в желании Литвы выйти явочным порядком, нарушая законы.

Отметим, что таким же мифом является утверждение о том, что «противники независимости» были принципиально против любого выхода Литвы из СССР. 28 апреля 1990 г. на Учредительном съезде Гражданских комитетов Литовской ССР, представлявших граждан СССР в Литве, в докладе было отмечено: «Гражданский комитет считает, что, если народ Литвы решит выйти из состава Союза - это его право. Но оно должно реализовываться в рамках Конституции СССР и Закона о выходе союзной республики из СССР».

Аналогичная позиция была зафиксирована в решениях ХХI съезда Компартии Литвы (КПСС), состоявшемся в июне и сентябре 1990 г. Подобная позиция в той ситуации была естественна. Люди хотели гарантий, что их права после выхода Литвы из Союза не будут ущемлены. Такие гарантии становились реальностью только в случае выхода Литвы из Союза по Закону СССР.

Итак, 11 марта 1990 года вновь избранный Верховный Совет Литовской ССР принял декларацию о восстановлении независимости литовского государства и переименовал Литовскую ССР в Литовскую республику. В ответ 15 марта того же года третий внеочередной Съезд народных депутатов СССР объявил упомянутые решения ВС Литовской ССР не имеющими юридической силы. При этом в постановлении Съезда было подчеркнуто конституционное право союзной республики на свободный выход из Союза в соответствии с порядком, установленным законом.

Депутаты ВС Литвы, избранные в феврале и марте 1990 г., прекрасно знали, что в ВС СССР на рассмотрении находится закон «О порядке решения вопросов, связанных с выходом союзной республики из СССР» (принят 3 апреля 1990 г.). Согласно этому закону, Литва могла выйти из СССР только по итогам всенародного референдума. И только в случае, если за выход проголосует не менее 2/3 всего населения республики. В то же время за 91 депутата ВС Литвы от «Саюдиса» на выборах 1990 г. отдали голоса немногим более 30% всех избирателей. За всех 140 избранных на 11 марта 1990 г. депутатов Верховного Совета, провозгласивших независимость, проголосовало около 42% от общего числа избирателей. Это при том, что все они были законно избраны.

Как видим, вновь избранный Верховный Совет Литовской ССР весной 1990 г. не располагал всеобщей поддержкой населения и опасался референдума о независимости. Поэтому Ландсбергису ничего не оставалось, как идти «ва-банк» - объявить независимость, а дальше, как получится.

К этому решению его подтолкнуло знание того, что Горбачев готов распрощаться с Прибалтикой. Это он пообещал Рейгану в Рейкьявике и Бушу на Мальте. Известно также, что некоторым секретарям обкомов Горбачев доверительно говорил, что главное, чтобы Россия, Украина и Белоруссия были вместе, а «без этих прибалтов мы обойдемся…».

Расчеты Ландсбергиса оправдались. Горбачев в отношении Литвы проводил такую политику, что Ландсбергис смог удержаться у власти до января 1991 г. Кстати, Горбачев в разговоре с Бушем в июне 1990 г. заметил, что «если бы что-либо подобное возникло в США, американский президент решил бы проблему за 24 часа, потому что в вашей стране уважают Конституцию».

В этой связи напомним, что в 1861 году одиннадцать южных штатов тогдашних Соединенных Штатов Америки в результате демократичного голосования решили отделиться и создать свою Конфедерацию. Однако президент Авраам Линкольн был категорически против того, чтобы кто-то брал суверенитета сколько влезет, без учета мнения других штатов. Он, не колеблясь, начал Гражданскую войну против Юга, которая стоила Америке миллион человек! Громадная цифра, особенно по тем временам. В стокилометровой полосе наступления генерала-северянина У. Шермана оставалась лишь выжженная земля. Город конфедератов-южан Атланта был сожжен федералами дотла. Не случайно впоследствии американцы, пытаясь приукрасить ситуацию, создали миф о том, что якобы Гражданская война 1861-1865 гг. разразилась из-за того, что на Юге не хотели отказаться от рабовладения.

Кстати, в той же Литве два района, Вильнюсский и Шальчининский, преимущественно с польским населением, почувствовав себя неуютно в республике, идущей к независимости, объявили себя национально-территориальными районами, живущими по законам СССР.

После обретения Литвой реальной независимости законно избранные районные советы народных депутатов этих районов были разогнаны и введено прямое управление из Вильнюса, Депутаты этих районов были обвинены в антигосударственной деятельности, попытках нарушить территориальную целостность республики, а некоторые были осуждены на различные сроки тюремного заключения.

В то же время литовское правосудие считает преступными призывы, звучавшие в январе 1991-го о введении в Литве президентского правления. Вот такая «демократия» по-литовски.

Горбачев пошел другим путем. Он начал штамповать Указы, Законы, постановления, на которые ВС Литвы не обращал внимания. Однако часть населения Литвы продолжала жить по советским законам. В республике сложилась двойственная ситуация. Горбачев заявлял, что в Литве действуют советские законы и граждане СССР защищены законами СССР. Ландсбергис утверждал, что СССР является другим государством и его законы не действуют на территории Литвы.

Парадоксальность ситуации состояла и в том, что в Литве в то время действовали две прокуратуры, две части Министерства внутренних дел, две коммунистические партии и т.д. Налицо был конституционный кризис и война законов – союзных и республиканских. Люди терялись, кого слушать? Но в этой ситуации сепаратисты набирали силу, так как в ответ на декларативные заявления Москвы, они заставляли человека делать реальный выбор.

Например, закон о гражданстве Литовской республики реализовывался следующим образом. Было объявлено, что все, кто не определится с гражданством, впоследствии будут иметь проблемы с приватизацией жилья, трудоустройством на работу, с получением и назначением пенсии, и т.д. В итоге даже некоторые советские военные пенсионеры брали литовское гражданство. Одним словом, Литва уходила от СССР всё дальше и дальше.

Не случайно в интервью английской газете «Дейли мейл» от 7 апреля 1990 г. Ландсбергис заявил «Запад должен понять, что Горбачев сам позволил сложиться нашей ситуации. Он в течение двух лет наблюдал за ростом нашего движения за независимость. Он мог бы остановить его в любой момент. Может, он этого хотел или хочет сейчас. Но он его не остановил».

Ситуацию в республике усугубляла антисоветская и антирусская пропаганда, которую, начиная с конца 1988 г., вели литовские СМИ, подконтрольные «Саюдису». Карикатуры, оскорбительные статьи в адрес иноязычных регулярно появлялись в газетах и листовках. Призывы «Иван, домой!» стали повсеместным атрибутом митингов «саюдистов». На одном из митингов в Каунасе прозвучал призыв «Вспарывайте животы беременным женам офицеров, чтобы не рожали оккупантов!». Участились нападения на военнослужащих и членов их семей. В больницах им отказывали в помощи. Напомним, что в этот период произошли страшные межнациональные погромы в Сумгаите, Оше и Баку, которые стоили жизни сотням людей.

В Литве иноязычное население испытывало особенную тревогу, так как многие ещё помнили страшные расправы над совпартработниками и евреями, которые литовские националисты учинили летом и осенью 1941 г. Тогда в Литве они с благословления немецких оккупационных властей за полгода сумели уничтожить свыше 200 тысяч проживавших в Литве евреев (90%).

Тревогу усугубило то, что отец лидера «Саюдиса» Витаутаса Ландсбергиса архитектор Витаутас Ландсбергис-Жямкальнис был причастен к этой расправе над евреями.

В июне 1941 г. он, как член Временного правительства Амбразявичюса, подписал благодарственное письмо Гитлеру, в пункте 3 которого давалось идеологическое и правовое обоснование расправы над евреями и работниками партийного и советского аппарата.

Звучало оно так: «Национализированное еврейское богатство и национализируемое богатство, ранее принадлежавшее лицам, активно действующим против литовского народа, остается собственностью литовского государства». Судьба людей в этом пункте не упоминалось, так как было и так ясно, что они должны исчезнуть. В итоге литовские националисты, единственные в мире, «решили» «еврейский вопрос» по рецептам Гитлера, хотя по нацистской расовой теории они сами попадали в разряд неполноценных наций.

Недалеко от своего папаши ушел и «сынок». На III съезде «Саюдиса» интеллигентный на вид музыковед Ландсбергис без тени смущения предложил - а не поставить ли к стенке все 200 тысяч коммунистов Литвы. Тогда в республике и «наступит порядок». После того, как это предложение приняли в «штыки», профессор попытался всё перевести в неудачную шутку.

К осени 1990 г. ситуация ещё более обострилась. Объявленная Ландсбергисом «бумажная» независимость не дала тех плодов, которых от неё ожидали. Ропот начался и среди вчерашних сторонников Ландсбергиса. Часть из них вышла из «Саюдиса» и в октябре организовала альтернативный Форум будущего Литвы. Со стороны общественных организаций разного толка всё чаще стали звучать призывы к Верховному Совету уйти в отставку и назначить выборы в новый Верховный Совет-Сейм Возрождения.

И вновь Горбачёв спас Ландсбергиса. Министр обороны Язов получил приказ провести призыв в Советскую армию на территории Литвы. И вот в условиях конституционного кризиса, правового двоевластия начался «отлов» литовских юношей. Было ощущение, что если несколько тысяч литовских призывников не пополнят ряды Советской армии, то она развалится. Это вызвало новый всплеск антисоветских настроений в республике.

В сентябре 1990 г. по ТВ выступил вице-премьер Р. Озолас. Он заявил, что Литва находится на пороге войны с СССР. В ноябре из его уст прозвучал призыв к вооруженной борьбе. Тогда же заместитель председателя ВС К. Мотека заявил, что «если противная сторона применит военную силу, литовский народ будет сопротивляться. История 1940 г. не повторится».

При этом литовские власти вынашивали мысль, как спровоцировать Союз на активные действия, желательно с жертвами.

Первая попытка устроить такую провокацию состоялась 7 ноября 1990 г. в Вильнюсе во время демонстрации и парада в честь 73-й годовщины Великой октябрьской социалистической революции. Тогда группа боевиков Армии охраны края пыталась не только устроить драку с советскими военнослужащими, участниками военного парада, но и толкнуть под колеса бронетранспортеров людей. Однако их физическая подготовка уступила подготовке советских десантников.

Вторая произошла 9 ноября того же года в г. Таураге. Туда на встречу с общественностью был приглашен я, в то время председатель Гражданского комитета Литовской ССР, 2-й секретарь ЦК Компартии Литвы (КПСС). У здания, где должна была пройти дискуссия, собралась толпа в несколько сотен человек. Как потом выяснилось, план был следующий. Организаторам провокации было известно, что после неудавшегося покушения в г. Снечкусе меня всегда сопровождали два вооруженных офицера из спецподразделения «Альфа». Планировалось создать ситуацию, когда офицеры были бы вынуждены применить оружие. Ну, а далее в дело вступили бы пятеро вооруженных боевиков из Каунаса. В начавшейся суматохе они должны были расстрелять «коммунистов» и в придачу к ним нескольких человек из толпы.

После этого было бы объявлено, что коммунисты, приехав в Таураге, устроили «кровавую бойню», но получили по заслугам. С таким «кровавым» багажом литовская делегация 19 ноября 1990 г. намеривалась отправиться в Париж на Совещание по безопасности и сотрудничеству в Европе глав 34 государств. Там планировалось потребовать принять соответствующую резолюцию, осуждающую действия союзных властей в Литве, приведшие к человеческим жертвам.

Однако план провалился из-за чересчур нетерпеливого «мстителя», стоящего в первых рядах. Он попытался ударить меня плакатом, но второпях упал, тем самым создав барьер между мною и толпой. Эти несколько метров и спасли нам жизнь. В дальнейшем, сопровождавшие меня офицеры так и не позволили толпе преодолеть эти метры. Причем они делали это без агрессии, не давая повода перейти ситуации в критическую.

Поэтому разговоры, что «альфовцы» являлись прирожденными убийцами, как писали некоторые российские СМИ, это просто ложь. Любую спорную ситуацию они всегда стремились закончить мирным компромиссом. Этим и закончилась ситуация в Таураге. А стрелять в нас на виду у всех боевики не осмелились. Слишком много свидетелей. Делегация Литвы всё же поехала в Париж, но её удалили из зала заседаний, как не имеющую международного статуса.

Однако намерения литовских властей устроить провокацию с жертвами, как показало дальнейшее развитие ситуации, оставались прежними. Атмосфера конфронтации продолжала нагнетаться. Массу невероятных слухов в республике вызвало распоряжение Министерства здравоохранения Литвы, которое в декабре 1990 г. было разослало во все больницы. Согласно ему следовало подготовить операционные, реанимационные и хирургические отделения к большому потоку раненых. По этому поводу я, как депутат ВС, сделал запрос министру здравоохранения Литвы И. Олеки. Ответа, естественно, не последовало.

Всё это происходило на фоне усугубляющейся в экономике ситуации. К декабрю положение в литовской экономике стало угрожающим. 22 декабря 1990 г. ведущие экономисты Литвы обратились к Верховному Совету и правительству, заявляя о критической ситуации, вследствие того, что принимаемые Верховным Советом законы игнорируют действительность. На фоне этой ситуации 8 января 1991 г. правительство Литвы объявило о резком (в 3-4 раза) повышении цен на продовольственные товары. Началось всеобщее возмущение, которое закончилось отставкой правительства К. Прунскене и возвратом старых цен.

В этот момент на территорию республики прибыли дополнительные подразделения воздушно-десантных войск СССР. Литовские власти, объявили это новой советской агрессией. Люди призывались на защиту важнейших республиканских объектов. Вскоре вокруг парламента, телебашни, Дома печати и других зданий образовались живые ограды из дежуривших людей.

Тем не менее, 11 января 1991 г. десантники взяли под охрану республиканский Дом печати, который щедро поставлял во все уголки Литвы печатные материалы, разжигающие межнациональную рознь и антисоветские настроения. В ответ 12 января 1991 г. парламент республики объявил СССР агрессором и поручил Президиуму Верховного Совета и правительству образовать «временное руководство обороной Литовской республики».

Заместитель Председателя Верховного Совета республики Мотека заявил, что Литва находится в состоянии войны с Советским Союзом и призвал сограждан к активной защите республики.

Республиканское радио и телевидение резко усилили нагнетание напряженности, круглосуточно призывая население к вооруженной борьбе с «оккупантами, русскими захватчиками», так как в Литве, якобы «идут боевые действия и Литва находится в состоянии войны с СССР».

Ситуация приобрела критический характер. В этой связи союзные власти, в целях прекращения разжигания антисоветской истерии, приняли решение взять под охрану радиотелецентр и телебашню. Однако к этому времени вокруг телебашни уже дежурила многотысячная толпа. Тем не менее из Москвы последовал бездумный и преступный приказ действовать.

В ночь на 13 января две колонны десантников на 14 бронетранспортерах, в сопровождении 7 танков (?!) двинулись к зданию телерадиокомитета и к телебашне. Там их ждали не только люди, верившие, что защищают Литву, но и вооруженные боевики «Саюдиса», которые должны были окропить независимость кровью невинных людей. Ожидали сенсационных снимков и десятки фоторепортеров и телеоператоров.

Итогом «кровавой ночи» стали 14 жертв: 13 литовских граждан и советский лейтенант из спецподразделения КГБ СССР «Альфа» В. Шацкий.

Окончание следует

http://www.stoletie.ru/territoriya_istorii/vilnusskaja_tragedija__91_chast_1_2011-01-13.htm
Никто не решился оставить свой комментарий.
Будь-те первым, поделитесь мнением с остальными.
avatar

Новости с северного кавказа

В ходе вооруженного конфликта на Северном Кавказе ...

В Махачкале ликвидированы пятеро боевиков

Установлена личность убитого силовиками боевика в ...

В Дагестане ликвидирован боевик

В ходе вооруженного конфликта на Северном Кавказе ...

Схрон с боеприпасами уничтожили силовики в Дагеста...

В Ингушетии в перестрелке с боевиками погибли спец...

В ходе вооруженного конфликта на Северном Кавказе ...

В Ингушетии арестовали пятерых боевиков ДАИШ

Художественные фильмы о войне в Чечне

Художественный фильм "Блокпост"

Художественный фильм «Марш-бросок»

Художественный фильм Александра

Художественный фильм "Стрелок"

Художественный фильм Мертвое поле

Художественный фильм "Живой"

Фото чеченской войны

Фотографии террорист...

Грозный. Фото первой...

Новогодний штурм Гро...

Фото войны в Чечне 3

Фото чеченской войны...

Фото чеченской войны...

46 Особая бригада оп...

С приветом из Грозно...

Грозный. Реконструкц...

Фото чеченской войны...

«РАЗРУШЕННЫЙ ГОРОД»

Фото войны с авторск...

Видео о войне в Чечне

Чечня. 1996 год

Время ДДТ. Чечня

Спецоперация "А...

Спецназ "Скиф&q...

Штурм будет стоить д...

"Черные Тюльпан...

«Военная тайна» от 2...

Первая чеченская вой...

Чистосердечное призн...

О войне в Чечне (зап...

Чеченский спецназ бе...

Видео 879 одшб

7 августа 2010. Удму...

Документальные кадры...

Порядок в Чечне

Книги о войне в Чечне

Добро пожаловать в ад

На чеченском фронте без переме...

Первомайка

Дмитрий Черкасов. Крестом и бу...

Сергей Аксу. Неотмазанные. Они...

Рассказы о чеченской войне

Сергей Щербаков. Щенки и псы В...

Александр Тамоников. Последняя...

Рита Волкова. Логопсих

Михаил Нестеров. Если враг не ...

Максим Шахов. Чеченская рулетк...

Чечня. Белая книга. Часть 2

военные песни

Армейские песни под гитару(200...

Александр Коренюгин ''Саня 2''

Петряев Валерий - Второй батал...

Дембельская 3

Александр Коренюгин ''Саня 1''

Сборник армейских песен под ги...

Хит специального назначения (2...

Виталий Леонов - "Хочу до...

Дембельская 4

Стас Коноплянников - Никто кро...

Армейские песни под гитару - 2...

Андрей Климнюк - Oт Афгана до ...