Война в Чечне: видео, фото, документы, свидетельства
Главное меню

Трагедия села Самашки. Чечня. Апрель 1995.


Самашки

Показания Мариет Т. из с. Самашки:

"Я живу на Выгонной улице. Мы сидели в соседнем подвале. Нас было много: женщины, дети, старики. Ребят было много, мы их спрятали. И как раз в первый день пришел один солдат с гранатометом, хотел выстрелить в нас. Но один наш пожилой мужик закричал "У нас женщины, дети. Не стреляйте, ради Бога!" И он ушел, ничего не сделал. А во второй день пришли эти... ФСК что ли, я не знаю. Такие здоровые, один в маске был. Они были пьяные, глаза сверкали. Они начали стрелять. Зажгли соседний дом. Мы от испуга стали кричать: "Пожалуйста, не стреляйте, у нас женщины, дети!" Один солдат начал выгонять нас из подвалов "Это не женщины, это суки, бляди, они тоже наших убивают, а мы ихних будем жалеть?!" Потом они взяли часть женщин, загнали в такую маленькую комнату, стекол не было, дверь закрыли. Других затолкали в подвал, такой подвал был под навесам. И начали стрелять туда, в женщин прямо стреляли. Из-за испуга дети страшно кричали... "

Показания Висаитовой Алины из с. Самашки:

"Я живу в Самашках по улице Выгонной.. .Они бросили нам в подвал гранату. Две женщины были ранены. Дети плакали, они боялись выходить, хотя солдаты велели, когда услышали, что мы еще живы. Дети цеплялись за ноги матерей, прям как каменные дети стали... Потом они бросили гранату в машину во дворе. "Ладно, выходите. Молите Бога, что вас там много - не хотим делать братскую могилу, это солдаты сказали. Их было человек десять-двенадцать. Одни сидели, курили, чем-то кололись прямо у нас на глазах. Таких человек пять-шесть было, здоровые такие, старшие, наверное. А остальные "работали" - стреляли, поджигали дома. Брали проволоку железную и завязывали наших мужчин. Сначала раздели их, били очень. Мужчины прям все в крови были. Мы просили солдат: "Пожалуйста, не забирайте их, отпустите!" Солдаты стали требовать за это золото, доллары. Говорят: "Нам ваши шмотки не нужны. Золото и доллары давайте." Проверяли женщин прямо на шее, золото искали. Не знаю, нашли у кого или нет. Нас много было, шум стоял такой, все плакали. Мужчин голых так и погнали..."

Показания Кормакаевой из с. Самашки:

"...Это не молодые солдаты были, по-моему, какие-то наемники. Лет так под тридцать или даже за тридцать. Одеты они были в такую пеструю одежду, зеленую с белым. Они к нам ворвались в дом на улице Рабочей, 54, схватили мальчишек, поставили их лицом к стенке и стали бить пинками под зад. Мальчик кричит: "Дядя, вы нас не убьете, не убьете?" А солдат взял его за волосы и головой об стенку... А отец закричал: "Не бейте, он русский язык не понимает!" Жалко ему стало сына. Солдат прямо как отцу в подбородок даст! А я прошу по-чеченски: "Не говори им ни слова, они тебя убьют!" Они схватили отца, а девочка моя кричит: "Отдайте папу! Не забирайте его, не забирайте!" Они не слушали ничего.

Показания Руслана Н. из с. Самашки:

" ...Я им говорил: "Ребята, здесь мирные люди, не стреляйте! Вы что делаете?! Мы же вместе жили всю жизнь!" Подходят и ногами по голове бьют. "Ты, гнида, вылазь!" Вытащили меня: "Раздевайся до пояса, ботинки снимай." "Я говорю: "Документы посмотрите, я - казахстанский. " Они взяли паспорт и тут же, при мне, изорвали. "Чо, бежать хочешь? Ты - боевик" Я говорю: "Вы ж документы порвали, как я теперь?" "За боевика покатишь. У тебя рожа боевицкая." И погнали меня... Всех мужчин гнали колоннами. Мой братишка стоял 89-м. А к нам еще две колонны примкнули. Мы шли голые к самашкинской пекарне. Впереди - БТР, от него нельзя было отставать, они прикладами сразу подгоняли. Значит БТР идет, мы босые, голые бегом за ним, километра 4-5, до их лагеря в горах, где стрельбище у них раньше было. Отстающих очень били. Одного раненого мы тащили на носилках. Его несли братья. Они отставать начали. Там, где поворот к лагерю, солдаты приказали поставить носилки на обочину. Братья поставили, а эти... Они дострелили его тут же, раненого дострелили... Когда бежали, один уже лежал на дороге. Убитый. Из тех, кто впереди нас бежал. Они ему прямо в глаз выстрелили. Фамилия раненого, которого они добили, была Самшаев. Мы не знаем даже, сколько они людей по дороги убили. Когда пригнали на это стрельбище в горах, стали бить. Каждые пять метров стоял солдат и бил прикладом или ногами. Потом всем приказали лечь на землю лицом вниз. Если кто-то пытался поднять голову - подбегали и били. Потом пошли с собаками. Все время говорили овчаркам:

"Чужой, чужой!" Собаки рвут, стоны там, крики... Подняли через какое-то время и через строй погнали к машинам. Опять били. Если быстро идешь - ногами бьют, если медленно - собаки хватают. Я начал ногу выдергивать, когда собака вцепилась, мне сразу подсечку под ногу, в живот 2-3 удара и собака сзади укусила. Я сознание там потерял, не помню, как в машину забросили. У меня уже руки завязаны сзади. Нас навалили в четыре ряда, друг на друга. Рядом со мной лежал 14-летний пацан, сын моего соседа Угазиева. У него была ключица сломана. Он мне кричит: "Дядя, дядя, (по-нашему - "ваши") мне плохо, пусть меня выпустят, пусть расстреляют, я не могу больше... Я начал кричать: "Тут пацану плохо!" Залез солдат и как дал ему прикладом по голове! Герой нашелся тоже... Я больше ничего не мог сказать..."


Самая распространенная причина гибели мужчин — расстрелы на месте задержания, как правило сразу после входа военнослужащих в дом или во двор, иногда после предварительных избиений. Так погибли 30 человек: АЗИЕВ ВАХА (№ 3), АЛИЕВ ЮНУС (№ 6), АХМЕТОВ АДЛОБ-ВАХАБ (№ 14), БАЙАЛИЕВ МУХИД (№ 21), БОРШИГОВ ИСА и ХАЖБЕКАРОВ ХИЗИР (№№ 25 и 82, выведены из подвала и застрелены за углом), БУНХОЕВ АЛИ (№ 26), ДАДАЕВ САЖИД (№ 34, застрелен из автомата после издевательств, в ходе которых у него выдергивали волосы из головы), 61-летний ЗАКИЕВ САЛАВДИ (№ 38, застрелен во дворе, после того, как вышел из подвала, в который военные бросили гранату), ИНДЕРБАЕВ СУЛТАН (№ 42), ИСАЕВ МУСАИТ (№ 40), КАБИЛОВ ЗАХАР (№ 45) и МИНАЕВ СУПЬЯН (№ 59), КИШМАХОВ ШАРАФУТДИН, КУБИЕВ ВИСИТ и ШАМСАЕВ ВАХА (№№ 46, 47 и 94, застрелены втроем в одном сарае, где пытались спрятаться), ЛУМАХАНОВ ХУМИД (№ 49), МАГОМАДОВ ВАХИД (№ 51), МАЗУЕВ САИД-ХАСАН (№ 52), НАЖАЕВ САИД-АХМЕД (№ 64), 69-летний СУРХАШЕВ САИД-ХАСАН (№ 72, застрелен во дворе после того, как пытался вынести из подожженного дома своего парализованного брата), ТАХАЕВ ШИРВАНИ (№ 76), 60-летний УРУЗОВ АБДУЛ-АЗИМ (№ 80), ХАМЗАЕВ СОЛСБЕК (№ 83), ХУШПАРОВ МОВЛДИ (№ 88), ЦАГУЕВ ХАСАН (№ 89), ЦАТИШАЕВ ХОЗА (№ 91), русские жители АЛЕКСЕЙ, ГЕННАДИЙ и НИКОЛАЙ (№№ 89, 90 и 91).

О расстреле этих троих русских мужчин2 в доме 135 по Пролетарской улице рассказал четвертый (тоже русский, 1959 г.р.), случайно уцелевший благодаря тому, что во время расстрела не был убит, а только ранен в руку и притворился мертвым. Рассказчик сообщил для сведения наблюдательной миссии свою фамилию, имя, отчество, год рождения и адрес проживания в Самашках, но просил не публиковать эти данные.

Гибель в результате взрывов гранат,
брошенных в подвалы, дворы и помещения с людьми


Согласно сообщениям многих свидетелей, российские военнослужащие сознательно бросали гранаты в подвалы и комнаты домов, а также во дворы, зная или предполагая, что там находятся люди. В большинстве таких случаев, согласно сообщениям, люди получали ранения, а 5 человек были убиты или смертельно ранены. В результате взрыва гранат, брошенных во дворы 7 и 8 апреля, были смертельно ранены 96-летний ОСПАНОВ МОВСАР (№ 66, умер в тот же день) и 66-летний ШУИПОВ ДЖУНИД (№ 96, умер от потери крови через 1,5 часа), причем была также ранена его жена ШУИПОВА ДАГМАН и сын ШУИПОВ РАМЗАН.
Trupy02.JPG
Шестидесятитрехлетний Джунид Шуипов был смертельно ранен в результате взрыва гранаты, брошенной 8 апреля во двор его дома (ул.Выгонная, 49). Полтора часа спустя он умер от потери крови. Фото Л.Вахниной; 12 апреля 1995 г.

8 апреля осколками гранаты была смертельно ранена в подвале ЯВМИРЗАЕВА ЗАЛУБА (№ 99, умерла около 15-20 апреля). 8 апреля гранатами, брошенными в комнату дома 55 по Выгонной улице, были ранены, а затем добиты отец и дочь БАЗУЕВ НАСРУДДИН (№ 20, уже был ранен накануне вечером) и МАСАЕВА РАИСА (№ 53). Причем военнослужащие предварительно осмотрели помещение и убедились, что в нем находятся 3 женщины и раненый. Сообщение об этом факте получено от одной из двух уцелевших женщин, находившихся в том же помещении, — племянницы погибшего ГУНАШЕВОЙ АМИНАТ.
Добивание раненых, получивших ранения накануне

В нашем списке погибших зафиксированы 3 таких случая. Выше была описана гибель БАЗУЕВА НАСРУДДИНА в доме его племянницы на Выгонной 55. Накануне, 7 апреля вечером, военные заставили его вместе с тремя другими мужчинами (два из которых были пожилыми) выйти из помещения в доме на улице Шарипова 45, где они прятались от обстрела, затем вынудили всех их залезть в ремонтную автомобильную яму и открыли по ним огонь из автомата, в результате чего он получил несколько пулевых ранений. После ухода военных из этого дома, жена, дочь и племянница перенесли раненого домой, а потом в дом племянницы. На следующий день военные, пришедшие в этот дом, несмотря на просьбы дочери пощадить раненого, убили их обоих.

8 апреля ШАМСАЕВ АБДУРАХМАН (№ 93), раненный накануне при артобстреле, был задержан дома вместе со своим братом для «фильтрации». В ходе конвоирования другие задержанные несли его на носилках. В районе станции по приказу конвоиров они поставили носилки на землю, а военные застрелили раненого.

В тот же день в доме на ул. Шарипова 93 военнослужащими был застрелен из автомата в упор раненый 62-летний ЦАТИШАЕВ ДОГА (№ 91, обстоятельства ранения описаны выше), затем облит бензином и подожжен.
Сжигание трупов

Зафиксированы многочисленные сообщения свидетелей о преднамеренном сжигании российскими военнослужащими тел погибших жителей. С этой целью военные забрасывали трупы в подожженные дома, или обливали их бензином и поджигали. Есть также сообщения об использовании огнеметов для поджигания трупов.3 Были подожжены трупы ГУНАШЕВОЙ ХАВЫ (№ 33), БУНХОЕВА АЛИ (№ 26, вызван на улицу из дома, застрелен на улице и заброшен в горящий дом по соседству), ЦАТИШАЕВА ДОГИ (№ 91), КАБИЛОВА ЗАХИРА и МИНАЕВА СУПЬЯНА (№№ 45 и 59, обоих застрелили 8 апреля на улице, а трупы подожгли вместе у дома), НАДЫРОВА ЭМИНА (№ 63), СУГАИПОВА АЛИ (№ 71), ХАРХАРОЕВЫХ АХМЕДА И ХАМЗАТА (№№ 84 и 85), НАЖАЕВА САИД-АХМЕДА (№ 64), ТАХАЕВА ШИРВАНИ (№ 76), ТОВСУЛТАНОВА АЛИ (№ 78), ТОВСУЛТАНОВА ИДЕБАЯ (№ 79). Не сумели выбраться из подожженного помещения ГАЙТУКАЕВА ЮКИ (№ 30), РАСУЕВЫ МАДУ (№ 67) и КЕСИРТ (№ 68) и, по-видимому, сгорели заживо. Из этого же помещения, которое загорелось в результате обливания бензином и поджога военными тела ЦАТИШАЕВА ДОГИ, вышли с поднятыми руками АХМЕТОВА АБИ (№ 16) и БЕЛОВ ВЛАДИМИР (№ 23) — и были сразу застрелены военными. Российские военнослужащие не позволили вынести из подожженного ими дома парализованного 67-летнего СУРХАШЕВА САЙПИ (№ 73), который также, по-видимому, сгорел заживо. В нашем распоряжении имеются материалы видеосъемки некоторых сожженных трупов (см.фото).
Trupy04.JPG

Некоторые жители Самашек сообщали и о других сожженных людях, но рассказчики были не в состоянии опознать человека, погибшего, по их мнению, таким образом.

Ряд членов парламентской Комиссии по расследованию причин и обстоятельств возникновения кризисной ситуации в Чеченской Республике заявили, что комиссия не смогла выявить случаи сжигания трупов убитых жителей Самашек, кадры же соответствующего видеофильма у них «вызывают серьезные сомнения в обоснованности подобных обвинений».

«Так, в упомянутом видеофильме есть сюжет прощания во дворе дома с пятью погибшими, положенными в гробы. При этом утверждается, что это тела мирных жителей, сожженных карателями. Но экспертное заключение говорит о другом. Подобные признаки обгорания тел бывают только в случае пожара в очень ограниченном пространстве. Например, в БТРе. Учитывая, что современным огнеметом типа »Шмель" невозможно так сжечь человека, а при пожаре в доме тела обгорают лишь частично и без скрючивания до позы эмбриона, эти кадры, снятые через неделю после боев, скорее доказывают пропагандистский характер фильма, чем попытку объективного разбирательства. И еще один кадр: в ладонях женщины лежат два маленьких предмета и голос за кадром сообщает, что это все, что осталось от человека — остальное сгорело. И опять это заявление не эксперта, а обывателя, хотя любому городскому жителю известно, что даже в крематории после пяти часов горения тела в специальной высокотемпературной печи многочисленные кости еще перемалываются шаровой мельницей".4

Председатель вышеупомянутой комиссии С.ГОВОРУХИН пошел еще дальше, утверждая в «Советской России» от 24 июня 1995 г.: «множество экспертов объясняли ... что обгоревшие косточки, которые жители Самашек выдают за своих родственников, скорее всего кости наших солдат — »до такого состояния человек может обгореть только в танке или бронетранспортере, где взрывается боекомплект"". Даже если не учитывать чудовищный характер подобной инсценировки, на которую, учитывая менталитет чеченского народа, жители Самашек никогда не могли бы пойти, совершенно невозможно представить, откуда в апреле в селе могли появиться сожженные тела российских солдат.

На самом деле приведенные высказывания части членов парламентской комиссии свидетельствуют лишь об их глубокой некомпетентности и о недобросовестности привлеченных экспертов.

«Поза эмбриона», о которой говорит ГОВОРУХИН, обычно называется «позой боксера». Несколько десятков лет назад ее считали признаком прижизненного действия температуры, теперь так не считают. Конкретный механизм образования этой позы связан с действием обычного пламени на ткани человеческого тела в течение достаточно длительного времени — взрыв боекомплекта в закрытом пространстве БТРа здесь ни при чем. Сильное обгорание трупа достаточно обычное явление при пожарах в современной жизни. Из практики работы судмедэкспертов известно, что в пламени обычного городского пожара, если он горел достаточно долго, могут обугливаться и разрушаться кости свода черепа. Характерно, что при этом часто сохраняется часть его основания. Видеозапись, сделанная чеченской журналисткой после событий, фиксирует в руках одной из женщин найденную среди останков сгоревшей родственницы кость, которую приблизительно (с возможной для такой записи точностью) можно идентифицировать как часть затылочной кости с сохранившимся большим затылочным отверстием.

В распоряжении Наблюдательной миссии правозащитных организаций имеется обнаруженное в доме № 93 по ул. Шарипова, где, по показаниям свидетелей, сгорели ГАЙТУКАЕВА ЮКИ (№ 30), РАСУЕВЫ МАДУ (№ 67) и КЕСИРТ (№ 68), оплавленное фарфоровое блюдце (см.фото). Этот факт указывает на весьма высокую температуру, развившуюся в горящем доме, т.к. температура плавления фарфора более 1000 градусов Цельсия.

Гибель людей в лесу

Многие жители Самашек сообщали о бегстве 8 апреля из Самашек нескольких десятков (по некоторым сообщениям — до 150 человек) подростков и молодых мужчин в лес, расположенный южнее и восточнее села. И до операции 7-8 апреля, и особенно после нее этот лес подвергался интенсивному артиллерийскому обстрелу и ракетно-бомбовым ударам с воздуха. В связи с этим сообщавшие предполагали, что в лесу могут находиться трупы многих бежавших туда жителей Самашек. Однако в ходе беглого осмотра нами этого леса трупы или признаки массового захоронения обнаружены не были.

Вместе с тем, в поименном списке жертв значатся двое погибших в этом лесу. АЛИСУЛТАНОВ АСЛАМБЕК (№ 8), по сообщению очевидца, вместе с которым 8 апреля он бежал в лес, утром 9 апреля был застрелен засадой российских войск в восточной части леса, выходящей к соседнему селу Закан-Юрт. Его тело было вывезено в Самашки дядей и затем похоронено на кладбище. В другой части леса, прилегающей к Самашкам с юга, 18 апреля было обнаружено присыпанное землей в мелкой яме тело ДЕРБИШЕВА АЙНДИ (№ 35) с огнестрельной раной в затылке.

Уже 8 апреля агентство ИТАР-ТАСС сообщало о том, что в Самашках «в ходе боя уничтожено более 130 дудаевцев». Эта же информация была на следующий день повторена средствами массовой информации со ссылками на российское командование. 11 апреля представитель МВД, присутствующий на заседании правительственной комиссии по Чечне, заявил корреспонденту НТВ, что существует официальная информация — в селе было убито 120 боевиков, а гражданское население вышло перед штурмом. На следующий день Центр общественных связей МВД распространил информацию, что в ходе операции в Самашках было убито 130 дудаевцев.

Таким образом, руководство МВД признало факт гибели более чем ста человек с чеченской стороны, но отнесло их всех к боевикам.