Война в Чечне: видео, фото, документы, свидетельства
Главное меню

     В истории гибели одного из наиболее одиозных полевых командиров «чеченского сопротивления» Руслана (Хамзата) Гелаева есть нераскрытые страницы. На суд читателя выносится версия его гибели, основанная на некоторых весьма интересных ее обстоятельствах.

     Исламским именем Хамзат Руслан Гелаев стал называть себя с начала 1990-х. После разгрома федеральными войсками основных сил его отряда под селением Комсомольское в конце марта 2000 г. он в течение двух лет отсиживался в Панкисском ущелье Грузии и только весной 2003 г. объявился в Чеченской Республике. Переход из Пан-киссии в Чечню для отряда Гелаева был не легким. Боевиков изрядно потрепали российские пограничники, спецназ и армейская авиация МО. В одном из боестолкновений с федеральными силами погиб гражданин Великобритании с документами журналиста, находившийся в одной из групп отряда.
     Случайно или нет, но именно в этой группе имелись переносные зенитные ракетные комплексы «Игла», предоставленные Гелаеву тбилисскими покровителями. Не исключено, что за дорогостоящие ПЗРК с Грузией рассчитались англичане или американцы. В этом случае присутствие в отряде гражданина Великобритании можно объяснить ролью контролера, отвечающего за использование ракет против российских самолетов и вертолетов, исключая тем самым их последующую перепродажу арабским террористам и применение против авиации западных покровителей «борцов за свободу чеченского народа» где-нибудь под Басрой, Багдадом или Кабулом.
     К июлю 2003 г. Гелаев с отрядом численностью около тридцати человек прибыл в лагерь для подготовки боевиков в районе селений Чемульга и Га-лашки на территории Республики Ингушетия. Здесь в ряды отряда влилась «свежая кровь». Это были прошедшие двухмесячную подготовку моджахеды, в основном – молодежь из Чечни, Ингушетии и других республик Северо-Кавказсского региона.
     С августа по декабрь 2003 г. отряд Гелаева, избегая боестолкновений с федеральными силами, совершил переход из Ингушетии в Шаройский район ЧР для последующего ухода в Грузию на зимовку.
     В отличие от большинства полевых командиров, Гелаев являлся сторонником честной вооруженной борьбы с «оккупационными войсками», а не с российскими обывателями, и осуждал минную войну. Такая позиция наиболее популярного в Чечне полевого командира, не запятнавшего себя кровью гражданского населения и открыто осуждавшего терроризм, явилась последней каплей, вынудившей высшее руководство чеченских бандформирований отлучить его от «долларового пирога». По этой и другим причинам отряд Гелаева покинула и часть боевиков, влившихся в бандформирования Д. Умарова. Последний летом 2003 г, был назначен главнокомандующим западным сектором (эта должность формально числилась за Гелаевым).
     В этой сложной для самолюбивого Гелаева обстановке в конце осени 2003 г. покойным президентом Чеченской Республики А. Кадыровым ему было предложено сложить оружие в обмен на определенные гарантии личной безопасности. Но, по всей видимости, федеральный центр не решился амнистировать Руслана Гелаева, на совести боевиков которого сотни жизней солдат и офицеров ФС. Сделка не состоялась, и Гелаев принял запоздалое решение о начале переход в Грузию. Как Наполеона в 1812 г., Гитлера в 1941 г., так и Гелаева в 2003 г. подвел «генерал Мороз». Его отряду из 37 человек, вышедшему в направлении российско-грузинской границы (Дагестанский участок) 30 ноября из селения Кири Шаройского района ЧР, не хватило одной-двух недель до закрытия на зиму перевала Бацы-Буца. К нему отряд вышел 8 декабря, ведомый проводником из дагестанского селения Гакко. До вершины перевала-трехтысячника оставалось не более 300 м, когда проводник, указав лишь направление дальнейшего движения и забрав гонорар в размере 1000 долларов, покинул группу. Преодолеть эти последние 300 м боевики были не в состоянии – глубокий снег и сильный мороз не оставили им шансов на удачу. Сам Гелаев, пожертвовав одному из своих подчиненных зимние ботинки фирмы «Экко» и выйдя в горы в летних брезентовых ботинках «джангли бутс», к этому времени серьезно отморозил ноги. Да и остальные боевики отряда, более ответственно отнесшиеся к своей экипировке (зимние горные ботинки «Экко» и «Матахорн», черные зимние синдепоновые брюки и куртки, пуховые спальники и т. п.), за неделю скитаний по горам на тридцатиградусном морозе тоже изрядно подорвали свои силы. Скатившись без проводника с 3700-метрового перевала обратно в ущелье, отряд организовал дневку в горном лесу в паре километров от Гакко. Боевой дух боевиков пошатнулся, и в ходе молитвы Хамзат обратился к подчиненным со словами «Аллах испытывает нас холодом и голодом...» и призвал их набраться мужества. Этот эпизод запечатлен на последней прижизненной видеосъемке Гелаева. На поиски проводника по его приказу отправляется Абу-Рауф, чеченец из Дагестана. Но он смог привести лишь брата проводника, который вывел отряд к заброшенной пограничной заставе. Абу-Рауф получил новую задачу – добыть продукты питания, но к указанному Гелаевым сроку в лагерь не явился. Через три дня, ориентируясь по карте, Гелаев поворачивает на юг.
     13 декабря отряд Хамзата выходит к селению Метрада и «нанимает такси», рассчитавшись затем с владельцами двух «Нив» и «Волги» за несколько челночных рейсов долларами. Доехав до селения Микали, боевики закупили продукты (ящик «сгущенки», шоколадные конфеты, лапшу быстрого приготовления, а также несколько упаковок йогурта), расплатившись с продавцом теми же долларами – «сотня, бэз сдачи».
     Среди жителей Дагестана оказалось немало патриотов, и вот наперерез банде из селения Моккок выезжает тревожная группа 5-й погранзаставы во главе с ее начальником. У хваленого «гелаевского спецназа» (именно так их воспевает певец «движения чеченского сопротивления» Тимур Муцураев) сдают нервы, и они в окрестностях селения Шаури открывают огонь вслед проехавшей мимо машине с пограничниками.
     Пограничники открыли ответный огонь, но в ходе скоротечного боя с превосходящим по численности противником были убиты. Двоих военнослужащих, начальника заставы и водителя-контрактника, боевики ранеными захватили в плен. Устроив допрос раненым и не получив ответа, кто их сдал, Гелаев из пулемета расстрелял начальника заставы, а чуть позже алжирец Абу-Ясин (гражданин Германии, жена немка, в отряде Гелаева с 2000 г.) ножом убил водителя.
     Бой с пограничниками стал началом конца Хамзата и его боевиков. С неподдающейся логике тупостью боевики не воспользовались исправным ГАЗ-66 пограничников, используя который они менее чем через час могли оказаться в Грузии. Более того, захватив радиостанцию пограничников, они прослушивали эфир и знали, что о гибели погран-наряда ничего не известно – в эфире звучал обычный радиообмен (сами пограничники не успели воспользоваться радиостанцией). Гелаев поступает как в плохом кино, загрузив тела погибших в кузов машины и столкнув ее с десятиметрового обрыва в горную реку. Этим он инсценирует ДТП, не подумав о том, что звуки боя могли услышать и слышали жители Шаури. Дальше боевики заходят в полузаброшенное горное селение и берут в заложники несколько немощных стариков. К утру пограничниками устанавливается их местонахождение, но блокировать банду в силу ряда субъективных причин они не смогли, дав возможность боевикам на два дня исчезнуть из поля зрения федеральных сил.
     17 декабря на «тропу войны» выходят разведчики Группировки войск горной части Чеченской Республики (ГВ ГЧ ЧР). Они первыми в ходе воздушного патрулирования с борта вертолета обнаружили боевиков в районе перевала Куса. 18 декабря пути отхода отряда Гелаева были блокированы разведывательной и десантно-штурмовой ротами ГВ ГЧ ЧР на склонах хребта Куса. Огнем миномета и вертолетов отряду нанесен урон – двое боевиков ранены. 19-20 декабря, используя неблагоприятную для вертолетов погоду (снежный буран), боевики поднимаются на хребет. Местные же жители утверждали, что подняться на него невозможно, чем оказали медвежью услугу командованию операцией. В 2.00 20 декабря по районам предполагаемого нахождения отряда Гелаева фронтовыми бомбардировщиками Су-24 наносится бомбовый удар. Выход бомбардировщиков в район цели и бомбометание осуществлялось с помощью бортовой ЭВМ, точность – потрясающая. Под снежной лавиной, вызванной бомбардировкой, нашли свой последний приют восемь боевиков, среди которых два араба: амир джамаата (командир группы) Абу-Ясин с топо-картой и прибором GPS и алжирец Абу-Мусхаб.
     Отсидев двое суток в снежных норах на высоте 3500 м (ночью мороз доходил до 30°), боевики утром 21 декабря спускаются в ущелье, пренебрегая элементарной маскировкой, а зря... С этого дня в небо поднимаются все вертолеты МО и ПВ, находящиеся в зоне конфликта. Штурмовики бомбят ледники, вызывая сход лавин и расчищая путь спецназу. По району предполагаемого расположения боевиков работают вертолеты и 82-мм миномет. Применение штурмовиков рискованно из-за сложности пилотирования и осуществления прицельного бомбометания, так как рядом находятся населенные пункты Тазели и Метрада. Укрываясь от ударов вертолетов, срывается в пропасть и гибнет боевик Иса. А его брат-близнец Муса проживет еще семь дней.
     Действия авиации и разведывательных групп специального назначения загнали боевиков в узкое ущелье с отвесными склонами, куда они спустились по леднику. Кольцо блокирующих отряд Гелаева подразделений спецназа и войсковой разведки сжимается. Огнем из курсового пулемета вертолета Ми-8МТ был ранен в ногу заместитель Гелаева – Киши Хаджиев. Среди боевиков обострились разногласия, впервые проявившиеся после боестолк-новения с пограничниками 14 декабря.
     Ночью с 24 на 25 декабря десять наиболее боеспособных боевиков, забрав остатки продуктов, вновь поднимаются на хребет Куса и берут курс на Грузию – за подмогой. У остальных ранения, серьезные обморожения ног, рук и лица, сильнейшее истощение. Утром при патрулировании района вертолетами со спецназом на борту ушедших выдает цепочка следов. На направлении их отхода по указанию командующего операцией организуется засада от погранвойск. Боевики попадут в нее 28 декабря, а до этого к ним пристанет одиннадцатый член группы – Магомед Умашев. Трое погибнут, оказав сопротивление, четверо боевиков, среди которых раненый и обмороженные, предпочтут сдаться пограничникам, требуя адвоката и обращения с собой как с военнопленными. Судьба еще четверых неизвестна.
     Гелаев, с трудом передвигающийся на обмороженных ногах, и его правая рука Киши, имеющий сквозное пулевое ранение мягких тканей верхней трети правого бедра, с группой из 16 человек в ночь с 24 на 25 декабря решили вырваться из огненного кольца и перейти в соседнее ущелье. Двое боевиков из этой группы, предпочитая смерти от холода и голода тепло тюремных застенков, оставляют своих командиров. Дошел один, Али Магомедов, а второй, араб Абу-Хак, сорвался со склона и разбился. На склонах того же хребта в эти дни разбились и четверо военнослужащих спецназа МО. Магомед Умашев не смог спуститься в ущелье и поднялся на ледник. 28 декабря он догнал группу из десяти человек, но на следующий день был задержан находившимися в засаде пограничниками.
     Первоначально боевики во главе с Гелаевым спустились в ущелье выше 1,5 км от места впадения безымянного ручья в реку Андийское Койсу. Путь вниз по ущелью к реке им перекрыли два водопада. Передовая группа боевиков обошла их по правому склону, спустившись к обнаруженной пещере с помощью автоматных ремней, и перекрыла «федералам» вход в ущелье. Сам Гелаев и его личный телохранитель Маомад остались выше водопада, укрывшись в одной из расщелин. Гелаев уже с трудом передвигался. Двигаясь по дну ущелья, которое полностью заполнял ручей, боевики местами брели по пояс в ледяной воде. Точно так же для уничтожения боевиков, обнаруженных в пещере, шла по воде штурмовая группа разведчиков Минобороны.
     27 декабря разведчики федеральных сил установили точное местонахождения группы боевиков из отряда Гелаева – пещера в 1,5 км южнее летника Тазели. Ведя скрытое наблюдение в течение дня, в пещере на дне каньона они установили наличие около десяти боевиков, общее руководство действиями которых осуществлял длиннобородый боевик в возрасте 45-50 лет. Это был Киши – амир джамаата и первый заместитель Гелаева.
     28 декабря в ходе ожесточенного боя большая часть группы была уничтожена. Разведчики «доставали» боевиков реактивными противотанковыми и ручными осколочными гранатами. Во время боя командир штурмовой группы передал в эфир, что среди боевиков находится женщина, так как услышал женский визг и увидел, как из пещеры взрывной волной выбросило косметический набор. Но это визжали раненые моджахеды, а косметички они использовали для ухода за бородами и пейсами. Тем не менее, никто из них не пожелал сложить оружие. Над местом боя, сменяя друг друга, кружили вертолеты погранвойск и МО, но помочь огнем штурмовой группе они не могли. В этом бою героически погиб один из разведчиков штурмовой группы, тяжелораненый разведчик был эвакуирован вертолетом Ми-8МТ с ВПШГ на борту. Экипаж командира эскадрильи Сергея П., эвакуируя раненого, посадит свой вертолет на крошечный пятачок, куда через два дня с трудом совершит посадку даже вертолет Ка-27.


     Из переговоров командира вертолета и командира воздушной поисково-штурмовой группы:
     – Смотри, смотри – вон два человека (600-700 м выше по ущелью от пещеры, в которой отчаянно оборонялись боевики). Это ваши? (вопрос командиру ВПШГ)
     – Нет, духи! Заходи на боевой, я с курсового пулемета поработаю.
     – Давай... Подожди, я сейчас по ним НУРСами отработаю.
     Цели исчезли в дыму разрывов НУРС и облаке снежной пыли. В нескольких местах в ущелье сошли небольшие снежные лавины. При повторном заходе цели не наблюдались.

     При осмотре тела Гелаева в конце февраля на нем были зафиксированы множественные осколочные ранения и отрыв кисти руки. Возможно, кисть отгрызли лисы, шакалы или куньи хищники, обнаружившие пролежавший два месяца под снегом труп.
     Досмотреть место нанесения по двум боевикам вертолетного удара 30 и 31 декабря 2003 г. разведчики не смогли, так как путь по ущелью вверх перекрывал водопад и заторы на ручье, вызванные сходом лавин. К сожалению, весь мизерный запас горной веревки и снаряжения, который разведчики, умоляя командование, выпросили к концу операции, ушел лишь на то, чтобы добраться к пещере не в брод по ручью, а по склону. Не смог сесть там и вертолет Ка-27 поисково-спасательной службы Черноморского флота, поступивший 27 декабря в распоряжение командующего операцией по приказу Начальника Генерального штаба. Кстати, впервые в отечественной истории спецназа 30 декабря 2003 г. было осуществлено боевое десантирование разведывательной группы вертолетом КА-27 посадочным способом. Статический потолок у «кашки» почти в три раза выше, чем у милевской «восьмерки», и в высокогорье он не заменим. Но не дай Бог попасть в нем под огонь противника!
     29 декабря разведчики добили оставшихся в пещере боевиков, но одному из них, Маомаду, похоронившему Гелаева и принесшему в пещеру все его личные вещи, удалось скрыться. Но не надолго, он был убит 2 января разведгруппой спецназа МО. В пещере был убит и двоюродный брат Гелаева – Алихан Уциев, неразлучно следовавший за ним все последние месяцы.
     Поставить точку в операции по уничтожению всей бандгруппы Гелаева помешали торжества, устроенные в первых числах января для группы военнослужащих-участников операции. Операция была поспешно скомкана, хотя анализ имеющихся оперативных данных позволял сделать вывод, что оставшаяся часть боевиков (до семи человек) по-прежнему находится в Цумадинском районе Дагестана. В селении Нижние Хваршени накануне Нового года три боевика запаслись продуктами и медикаментами. Опознанные личности уничтоженных в пещере боевиков из ближайшего окружения Гелаева указывали на то, что и сам Хамзат находился где-то рядом, и вряд ли живой, ибо в пещере были найдены его личные вещи, с которыми он не расставался.
     Факт уничтожения Руслана Гелаева будет обнародован накануне выборов президента России. Версия его гибели с шоколадкой во рту, самоотсечением кисти, одновременной смертью всех участников боя, двухмесячным скитанием полевого командира по Дагестану и его появлением в спортивных брюках в последних числах декабря 2003 г. за несколько десятков километров южнее района его гибели, от которого до грузинской границы было не более 8 км – весь этот бред даже у непрофессионалов вызовет гомерический хохот. За это время у Гелаева даже не отросла борода, она осталась такой же длины, какой ее видели несколькими днями ранее задержанные с 25 по 29 декабря пять боевиков (Али Магомадов, Магомед Умашев, Лечи Магомадов, Хасан Хаджиев, Магомед Умаров).
     Мнение автора, участника операции: Если бы нам, профессиональным военным, не мешали политиканы, а для уничтожения каждой объявившейся в Чечне группы боевиков были созданы такие же благоприятные условия, как в декабре 2003 г. в Дагестане, то чеченская кампания напоминала бы о себе только могилами российских солдат и чеченских боевиков, одинаково храбро сражавшихся в грязной войне конца XX – начала XXI вв.


Валентин Александров
журнал «Мир оружия» № 9 / 2005 г.