Барбашинов Максим Игоревич

28.09.1972 — 02.01.1995

Максим Барбашинов родился в Твери. В 1989 году окончил среднюю школу №10 с серебряной медалью и сразу поступил в Тверской политехнический институт на факультет АСУ. В июле 1994 года закончил институт, отлично защитив диплом. Тогда же ему было присвоено воинское звание лейтенанта. В октябре 1994 года был призван на военную службу Московским райвоенкоматом г. Твери и направлен в Уральский военный округ. 22 декабря 1994 года Максим Барбашинов в составе 1-го батальона 276-го отдельного полка был направлен, как им сказали, для охраны и контроля границ и патрулирования на дорогах, ведущих в Чечню. 2 января 1995 года умер от ран в Грозном.

Вспоминает О. А. Никитышева, бывший классный руководитель Максима

Максим был душой класса. В светлой памяти о нём я не нахожу ни одного тёмного пятна. Инициативный, общительный, чуткий к товарищам, он словно жил не для себя, а для других. В 1987 году в школе был создан театральный кружок, и Максим пришёл в него одним из первых. Если бы вы видели, как он играл в пьесе Островского «Свои люди — сочтёмся «! Он был заводилой туристических походов класса. Всегда участвовал в олимпиадах по математике, химии, физике. Учителя в нём души не чаяли — дисциплинированный, тактичный, аккуратный. Всегда ставили его в пример другим. И одноклассники тянулись за ним. Никто не относился к нему ревниво и неприязненно, как зачастую у нас относятся к показным отличникам, задирающим нос. Его любили за то, что он мог легко превратить в шутку зарождающуюся ссору. А каким он был внимательным и добрым сыном! Его мама, Валентина Михайловна, гордилась им, рассказывала о его шефстве над младшим братом. Нет! Не верится, что такого чистого, доброго мальчика уже нет с нами… В октябре Максим пришёл в школу проститься перед отъездом на Урал. Школу он не покидал в течение всей учёбы в институте, всегда был весел, сыпал шутками. В тот последний приход грустил. Господи, неужели он предчувствовал?!

Из статьи «Русский характер», газета «Красная звезда» от 1 февраля 1995 года

«Центр города ещё дымился после недавнего боя. Подбитая бронетехника с зияющими дырами в бортах, рухнувшие стены зданий, неразорвавшиеся мины и снаряды, стреляные гильзы… И среди всего этого обгоревшего железа, битого кирпича и копоти-тела наших воинов. Опасность заключалась в том, что повсюду работали снайперы, гранатомётчики. С методичной жестокостью наёмники сеяли смерть, пополняя свои личные «чёрные списки». И порою, при попытке забрать с улицы труп, наши ребята из 131-й бригады получали по пуле. С таким коварством они тогда столкнулись впервые. А всякий опыт на войне, к сожалению, приходит с кровью…»

Так случилось и в этот раз. «Рядовой Мочалов с лейтенантом сделали большое дело: подобрали на улицах Грозного десятерых раненых. Среди них двое тяжелораненых: майор Виктор Булахов — офицер из 131-й бригады, и лейтенант Максим Барбашинов из 81-го мотострелкового полка. Но уже на улице Маяковского, когда, казалось, самое опасное позади и вот-вот покажутся родные окопы, машину подбили. Она загорелась. Лейтенант, старший машины, погиб. А рядового Мочалова при попытке выбраться из ТЗМ (транспортно-заряжающей машины) тяжело ранил снайпер.

Ждать помощи им было неоткуда. Но всё это произошло на глазах укрывавшейся в подвале своего дома русской семьи, в которой оказались мать, женщина лет шестидесяти, и её тридцатипятилетний сын Володя. Именно они да ещё сосед Саша, несмотря на прицельный огонь, вынесли из горящей машины наших бойцов, кое-как, с трудом втащили их в подвал. Мать Володи практически не отходила от них. Особенно от рядового Эдика Мочалова. Парень бредил, кричал. И слышать это не было никаких сил… Но ещё хуже дела обстояли у лейтенанта Барбашинова и майора Булахова. Майор Булахов умер 2 января в два часа ночи буквально у Володи на руках. Умер, как старый солдат: молча, стиснув зубы, видимо, от нестерпимой боли. Дольше боролся за жизнь лейтенант Барбашинов. Но спустя несколько часов умер и он. Их 4 января похоронили во дворе, завернув майора в ковер, а лейтенанта — в ковровую дорожку… Молча постояли, склонив головы, молча вернулись в подвал. «Если останемся живы»,- сказал кто-то тогда».

Награждён орденом Мужества. Похоронен на Дмитрово-Черкасском кладбище г. Твери

FacebookTwitterGoogleVkontakteOdnoklassniki


Добавить комментарий

Войти с аккаунтом:



Группа ВКонтакте